Захария Ситчин Армагеддон откладывается От начала времён до Судного дня

ПРЕДИСЛОВИЕ

Со времён глубокой древности человечество Земли обращало свой взор к небесам. С трепетом и восхищением люди следили за движением звёзд, за циклами Луны и Солнца, за вращением наклонённой Земли. Как это всё началось, чем закончится, и что будет происходить в промежутке времени между началом и концом?

Земля и небо встречаются на линии горизонта. Тысячи лет жители Земли наблюдали за тем, как именно в этом месте ночные звезды уступают место лучам солнца, и поэтому выбрали в качестве точки отсчёта момент равноденствия — день, когда продолжительность дня равна продолжительности ночи. С этого момента человек с помощью календаря начал отсчитывать земное время.

Для того чтобы лучше ориентироваться в усеянном звёздами небесном своде, его поделили на двенадцать частей, двенадцать домов Зодиака. Однако со сменой тысячелетий выяснилось, что «неподвижные звезды» вовсе не были неподвижными, и день равноденствия, считавшийся днём наступления нового года, перемещался из одного зодиакального дома в другой. Тогда к земному времени добавилось «небесное время» — звезда новой эпохи, или Нового Века.

Теперь мы стоим на пороге Нового Века, когда весеннее равноденствие будет приходиться на зодиакальный дом Водолея, а не Рыб, как это было два предыдущих тысячелетия, и многие задумываются о том, какие перемены сулит нам этот переход. Что это: благо или зло, начало или конец? Или все останется по-прежнему?

Для того чтобы понять будущее, нужно изучить прошлое. Ведь с тех пор, как человек научился отсчитывать земное время, он приобрёл богатый опыт в измерении времени небесного — прихода новых эпох. События, предшествовавшие наступлению Нового Века, а также следовавшие за ним, помогают понять наше сегодняшнее положение на шкале времени.

ГЛАВА ПЕРВАЯ ЦИКЛЫ ВРЕМЕНИ

Когда Блаженного Августина Гиппонийского (354-430), епископа Карфагена и выдающегося раннехристианского мыслителя, пытавшегося соединить верования Нового Завета с неоплатонизмом греческих философов, спросили, что такое время, он так ответил на этот вопрос: «Когда меня никто не спрашивает, я знаю ответ, но когда я пытаюсь объяснить собеседнику, что это такое, у меня ничего не выходит».

Время — это очень важная категория, как для Земли, так и для всего живого на ней. Оно имеет огромное значение для каждого из нас, поскольку из собственных наблюдений и опыта мы знаем, что именно оно отделяет нас от момента рождения и момента ухода из жизни.

Не зная точного ответа на вопрос, что такое время, мы нашли способ измерять его. Человеческая жизнь измеряется годами, которые — если задуматься над этим — являются синонимом слова «орбита», поскольку один год — это время, за которое Земля совершает полный оборот вокруг нашей звезды, то есть Солнца. Мы не знаем, что такое время, но сам способ его измерения заставляет задуматься: возможно, мы жили бы дольше и наша жизнь была бы другой, если бы мы обитали на планете с большей продолжительностью «года»? Может быть, мы стали бы бессмертными, если бы жили на «планете миллионов лет» — фараоны Древнего Египта верили, что обретут вечную жизнь, когда после смерти присоединятся к богам на «планете миллионов лет».

А есть ли вообще «где-то» другие планеты и, более того, планеты, на которых могла развиться жизнь? Может быть, наша планетарная система уникальна, и мы одиноки во Вселенной? Или мудрые фараоны знали, о чём говорят?

«Посмотри на небо и сосчитай звезды», — сказал Господь Аврааму, когда заключал с ним завет. Человек смотрел на небо с незапамятных времён и гадал, есть ли ещё где-нибудь похожие на него существа. Логика и законы математической вероятности диктуют положительный ответ, однако астрономы только в 1991 году впервые действительно обнаружили планеты, вращающиеся вокруг своих «солнц».

Первое открытие, сделанное в июле 1991 года, оказалось не совсем корректным. Группа британских астрономов объявила, что в результате пятилетних наблюдений они пришли к выводу, что у быстро вращающейся звезды, пульсара 1829-10, имеется «похожий на планету спутник» размерами примерно в десять раз больше Земли. Пульсары — это необыкновенно плотные ядра звёзд, которые коллапсировали по той или иной причине. Вращаясь с огромной скоростью, они излучают электромагнитные импульсы с постоянной частотой, которые можно обнаружить при помощи радиотелескопов. Анализируя циклические флуктуации, учёные предположили, что явление может быть объяснено наличием у пульсара 1829-Ю планеты, которая делает один оборот за шесть месяцев.

Несколько месяцев спустя британские астрономы признали, что их расчёты недостаточно точны и что они не могут с уверенностью утверждать, что у пульсара, расположенного на расстоянии 30 тысяч световых лет, имеется планетарный спутник. Однако к этому времени коллектив американских астрономов сделал аналогичное открытие, касавшееся более близкого к нам пульсара PSR1257+12, коллапсировавшей звезды, расположенной на расстоянии 1300 световых лет от Земли. По оценкам астрономов звезда, взорвавшаяся около миллиарда лет назад, имеет две, а возможно, и три планеты. Две из них, в существовании которых сомнений не было, вращались на таком же расстоянии от пульсара, как Меркурий от Солнца; орбита возможной третьей планеты примерно соответствовала орбите Земли.

«Это открытие вызвало множество гипотез относительно того, что планетарные системы могут быть разными и существовать в разных обстоятельствах, — писал Джон Н. Уилфорд в газете «The New York Times» 9 января 1992 года. — Учёные заявляют, что планеты, вращающиеся вокруг пульсаров, вряд ли пригодны для жизни, однако эти открытия воодушевили астрономов, которые этой осенью начали систематическое обследование неба в поисках признаков разумной внеземной жизни».

Значит, фараоны были правы?

Задолго до фараонов и «Текстов пирамид» древняя цивилизация — первая из известных нам — обладала развитой космогонией. Шесть тысяч лет назад в Древнем Шумере уже было известно то, что современные астрономы открыли только в 90-х годах двадцатого века — шумеры знали не только об истинной природе и составе Солнечной системы, но и о существовании во Вселенной других солнечных систем, о том, что их звезды («солнца») могут коллапсировать или взрываться, что их планеты могут сходить со своих орбит и перемещаться из одной звёздной системы в другую. Это была детально разработанная и зафиксированная документально космогоническая теория.

Один из древних шумерских текстов, написанный на семи глиняных табличках, дошёл до нас преимущественно в своей более поздней, вавилонской версии. Он получил название «мифа творения» и известен как «Энума элиш», по первым словам текста. Его читали во время празднования нового года, который начинался в первый день месяца Нисан, совпадавшего с началом весны.

Этот текст описывает процесс формирования Солнечной системы: к образовавшимся раньше всех Солнцу («Апсу») и его спутнику Меркурию («Мумму») сначала присоединилась древняя планета Тиамат, а затем ещё три пары планет: Венера и Марс («Лахаму» и «Лахму») между Солнцем и Тиамат, Юпитер и Сатурн («Кишар» и «Аншар») позади Тиамат, а ещё дальше от Солнца Уран и Нептун («Ану» и «Нудиммуд»). Последние две планеты были открыты астрономами нового времени только в 1781 и 1846 году соответственно, хотя шумеры знали и описывали их за несколько тысячелетий до этого. Эти новорождённые «небесные божества» притягивали и отталкивали друг друга, в результате чего у некоторых из них появились спутники. У Тиамат, находившейся в самом центре нестабильной системы, образовалось одиннадцать спутников, а самый крупный из них, Кингу, увеличился настолько, что стал приобретать признаки «небесного божества», то есть самостоятельной планеты. Современные астрономы полностью исключали возможность существования у планет нескольких лун, пока в 1609 году Галилей при помощи телескопа не открыл четыре самых крупных спутника Юпитера, хотя шумеры знали об этом явлении несколько тысяч лет назад.

Как утверждается в «мифе творения», в эту нестабильную систему вторгся пришелец из открытого космоса — ещё одна планета. Эта планета образовалась не в семействе Апсу, а принадлежала к другой звёздной системе, из которой она была вытолкнута и тем самым обречена на скитания в открытом космосе. Задолго до того, как современная астрономия узнала о пульсарах и коллапсе звёзд, шумеры уже представляли себе коллапсирующие или взрывающиеся солнца, которые отшвыривают от себя планеты. Таким образом, по свидетельству «Энума элиш», одна из «выброшенных» планет достигла окраин нашей Солнечной системы и стала продвигаться к её центру (рис. 1).

Проходя мимо внешних планет, пришелец вызвал изменения, которые могут объяснить неразрешимые загадки современной астрономии — в чём причина необычного наклона Урана, ретроградной орбиты самого крупного спутника Нептуна, Тритона, а также что превратило Плутон из спутника в полноценную планету с самостоятельной орбитой. Чем ближе подходил пришелец к центру Солнечной системы, тем неизбежнее становилось его столкновение с Тиамат, результатом которого стала «небесная битва». После серии столкновений со спутниками пришельца, врезавшимися в Тиамат, старая планета раскололась надвое. Одна половина рассыпалась на мелкие осколки, превратившиеся в пояс астероидов (между Марсом и Юпитером) и различные кометы; другая половина осталась целой, была вытолкнута на новую орбиту и превратилась в планету, которую мы называем Землёй (по-шумерски «Ки»). За этой половинкой последовал самый крупный спутник Тиамат, ставший нашей Луной. Сам пришелец перешёл на гелиоцентрическую орбиту и стал двенадцатым членом Солнечной системы (Солнце, Луна и десять планет). Шумеры называли эту планету Нибиру — «пересекающая небо». Вавилоняне переименовали её в Мардук — в честь своего племенного бога. Именно во время небесной битвы, утверждает древний эпос, на Землю попало «семя жизни», которое принесла с собой планета Нибиру.

Философы и учёные, размышляющие о строении Вселенной и предлагающие современные космогонические теории, неизбежно сталкиваются с вопросом времени. Является ли время отдельным измерением или это вообще единственно истинное измерение Вселенной? Течёт ли время только в одном направлении или его можно повернуть вспять? Является ли настоящее продолжением прошлого или началом будущего? И — один из самых важных вопросов — было ли у времени начало? И если так, то есть ли у него конец? Если Вселенная существовала вечно, не имея начала, а значит, и конца, то у времени тоже нет ни начала, ни конца. Если же Вселенная возникла, как полагают многие астрономы, в результате «большого взрыва», то можно ли этот момент считать и началом времени?

Те, кто разрабатывал удивительно точную шумерскую космогонию, верили в «начало» (а значит, и в «конец»). Совершенно очевидно, что они считали время мерой, которая определяет скорость развёртывания небесной саги, поскольку древнейший миф творения, «Энума элиш», начинается со слова «когда»:

Когда вверху не названо небо, А суша внизу была безымянна…

Нужно было обладать глубокими научными знаниями, чтобы описать первичное состояние, когда существовали лишь «Апсу» первородный, всесотворитель, Праматерь Тиамат, что все породила», и когда ещё не было Земли, а также понять, что для Земли «большой взрыв» — это не зарождение Вселенной или даже Солнечной системы, а событие, получившее название «небесной битвы». Именно в этот момент началось земное время — когда отделившаяся от той половины Тиамат, что превратилась в пояс астероидов («твердь»), Земля была отброшена на новую орбиту и могла начать счёт собственным годам, месяцам, дням и ночам, то есть отмерять время.

Этот научный подход, составлявший основу древней космогонии, религии и математики, нашёл отражение во многих шумерских текстах, а не только в «мифе творения». В мифе, который известен учёным под названием «Энки и мировой порядок» и который является в буквальном смысле слова автобиографией Энки, шумерского бога науки, тоже описывается момент, когда «небо было отделено от земли» и началось земное время.

В других текстах, словами, повторяющимися на многих шумерских глиняных таблицах, момент «начала» описывается при помощи перечисления вещей, не существовавших до этого события. Прежде «из богов никого ещё не было, ничто не названо, судьбой не отмечено». Всё началось после того, как «небо отделилось от земли».

Неудивительно, что те же представления о начале времён лежали в основе мировоззрения древних египтян, чья цивилизация появилась позже шумерской. В «Текстах пирамид» (параграф 1466) приводится примерно такое же описание начала всего сущего.

Это общее для древних знание, истоком которого служила шумерская космогония, нашло отражение в первых строчках Книги Бытия, открывающей Библию:

Вначале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безводна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою.

В настоящее время общепризнанным является тот факт, что библейская версия о сотворении мира основана на месопотамских источниках, таких, как «Энума элиш». Бездна (на древнееврейском языке Техом) означает Тиамат, «дух божий» в оригинале имеет значение «ветер» (в шумерском языке — «спутник»), а «небо» описывается как «кованый браслет», то есть пояс астероидов. Однако библейская история начинается позже, чем космогония шумеров, с отделения земли от Шамсшм, «кованого браслета», произошедшего в результате раскола Тиамат. Для Земли началом времён была небесная битва.

Месопотамский миф творения начинается с создания нашей Солнечной системы и появления Нибиру/Мардука в тот период, когда орбиты планет были ещё нестабильными. Заканчивается повествование тем, что Нибиру/Мардук придаёт Солнечной системе современный вид, когда каждая планета («небесное божество») занимает предназначенное ему место («стоянку»), орбиту («судьбу»), вращение и даже спутники. И действительно, большая планета, орбита которой охватывает орбиты всех других планет — тот, кто «пересёк небосвод, обозрел пространство», — стала фактором стабилизации Солнечной системы:

Закрепил он стоянку Нибиру,

дабы центр указать всем звёздам.

Никто бы не погрешил, не стал бы небрежен!

По сторонам Нибиру он сделал стоянки Энлилю и Эйе.

С обеих небесных сторон открыл он ворота.

«Так создавал он небо и землю», — утверждает «Энума элиш» (таблица V, строка 65). Буквально те же слова повторяются в Книге Бытия.

Небесная битва привела к следующим последствиям: перестала существовать Тиамат как составляющая старой Солнечной системы, а часть её стала планетой Земля и перешла на новую орбиту, прихватив с собой Луну; независимую орбиту приобрёл Плутон, а сама планета Нибиру стала двенадцатым членом новой системы, нового порядка в нашем небе. Для Земли и её обитателей именно эти элементы определили начало отсчёта времени.

Ключевая роль, которую число двенадцать играло в науке и повседневной жизни шумеров (в соответствии с двенадцатью компонентами Солнечной системы), пережила тысячелетия и сохранилась до наших дней. Шумеры делили день (от захода до захода солнца) на двенадцать «двойных часов», и мы следуем этой традиции и сегодня — в виде разделённого на двенадцать часов циферблата и двадцатичетырёхчасового дня. Остались двенадцать месяцев в году и двенадцать домов Зодиака. Это небесное число имеет и другие воплощения — например, двенадцать колен народа Израиля и двенадцать апостолов Иисуса.

Шумерская система счисления называется шестидесятеричной, то есть с основанием шестьдесят — в противоположность числу 100 в метрической системе (в которой один метр равен 100 сантиметрам). Среди преимуществ шестидесятеричной системы была делимость её основания на двенадцать. Шестидесятеричная система основана на попеременном умножении шестёрки и десятки: сначала шесть умножаем на десять (6×10 = 60), затем опять на шесть, чтобы получить 360 — число градусов в круге, которым до сих пор пользуется и геометрия, и астрономия. Умножая 360 на 10, получим cap(«правитель, господин»), или число 3600, которое записывалось в виде большого круга, и так далее.

Сар, или 3600 земных лет, — это период обращения Нибиру вокруг Солнца, а для обитателей Нибиру — один год. Шумеры считали, что на Нибиру действительно жили разумные существа, причём появились они там гораздо раньше, чем гоминиды на Земле. На шумерском языке их называли ануннаками, что в буквальном переводе означает «те, кто спустился с небес на землю».

Древние тексты постоянно повторяют, что ануннаки пришли на Землю с Нибиру в глубокой древности и что они измеряли время не земными годами, а периодами вращения своей планеты. Таким образом, единицей божественного времени, то есть времени богов, был cap.

Текст, известный под названием шумерского «Списка царей» и описывающий первые поселения ануннаков на Земле, измеряет время правления первых руководителей ануннаков — до Всемирного потопа — в сарах, то есть в циклах длительностью 3600 земных лет. Согласно этим записям с первого приземления ануннаков до Великого потопа прошло 120 саров: Нибиру облетел вокруг Солнца сто двадцать раз, на что потребовалось 432 тысячи земных лет. Именно на сто двадцатом обороте притяжение Нибиру оказалось столь сильным, что накопившийся в Антарктиде слой льда сполз в южные океаны и вызвал волну такой силы, что она затопила Землю — описание в Библии Великого потопа основано на более древних и подробных шумерских источниках.

Легенды и древние знания свидетельствуют о том, что число 432 000 имело огромное значение и за пределами Шумера. В своей книге «Hamlet’s Mill» Джорджо де Сантиллана и Герта фон Деченд, искавшие «точки соприкосновения науки и мифа», делают вывод, что число 432 000 почиталось с глубокой древности. Среди примеров они приводят скандинавский миф о Валгалле, обители погибших воинов, которые в Судный день выйдут из ворот Валгаллы, чтобы сражаться против гигантов на стороне бога Одина, или Вотана. Из каждой 540 дверей Валгаллы выйдет восемьсот воинов. Таким образом, их общее количество составит 432 000 человек. Это число, продолжают авторы, должно было иметь глубокий смысл ещё в древности, потому что именно столько слов насчитывается в «Ригведе», священной книге стихов на санскрите, где записаны индоевропейские мифы о богах и героях. Число четыреста тридцать две тысячи получается при перемножении 10 800 строф поэмы (ещё одно важное число) на 40 слов в каждой строфе (10 800×40 = 432 000).

Индийская традиция недвусмысленно связывает число 432 000 с пережитыми человечеством эпохами, или юга. Каждая катур-юга («великая юга») была разделена на четыре юги, или эпохи, последовательно уменьшающаяся длительность которых была кратна 432000 лет: четвёртый век (4×432 000 = 1 728 000 лет), который назывался Золотым Веком, затем третий Век Знаний (3×432 000 = 1 296 000 лет), затем второй Век Жертвы (2×432 000 = 864 000 лет) и, наконец, наша эра, Век Разлада, который длится всего 432 000 лет. Всего индийская традиция насчитывает десять эпох — параллель с десятью правителями шумеров до Великого потопа, царствовавших на протяжении 432 000 лет.

Ещё большие числа, в основе которых лежало число 432 000, были связаны в индуистской традиции с калпой, или «днём» бога Брахмы. Он определялся как эра, состоящая из двенадцати миллионов дэва («божественных лет»). Каждый божественный год, в свою очередь, состоял из 360 земных лет. Таким образом, «день бога Брахмы» равнялся 4 420 000 000 земных лет — именно такой цифрой современная наука оценивает возраст Солнечной системы.

Следовательно, 4 420 000 000 равняется 1000 великих юг — на этот факт указал арабский математик одиннадцатого века Абу Рейхан Аль-Бируни, объяснивший, что калпа состоит из 1000 циклов катур-юги. Математику индийского небесного календаря можно перефразировать следующим образом: в глазах бога Брахмы тысяча циклов была одним днём. Это напоминает загадочную строчку Книги Псалмов (90:4), касающуюся божественного дня библейского Бога:

Ибо перед очами Твоими тысяча леткак день вчерашний.

Это утверждение традиционно рассматривалось просто как символическое выражение вечности Господа. Однако с учётом многочисленных следов шумерских источников в Псалтири (а также в других книгах Ветхого Завета) здесь, возможно, подразумевалась точная математическая формула, нашедшая отражение и в индийской мифологии.

Эта мифология была принесена на индийский субконтинент ариями, мигрантами с берегов Каспийского моря, приходившимися дальними родственниками хеттам из Малой Азии (территория современной Турции) и хурритам с верхнего течения Евфрата, через которых знания и верования шумеров передались индоевропейцам.

Полагают, что миграция ариев имела место во втором тысячелетии до нашей эры. Веды не были «произведением человека», а считались сочинёнными самими богами. Со временем различные компоненты вед и вторичной по отношению к ним литературы (мантры, брахманы) были дополнены неведическими пуранами («древними сочинениями»), а также великими эпическими поэмами «Махабхаратой» и «Рамаяной». В них тоже преобладают эпохи, полученные умножением числа 3600. Так, например, согласно «Вишну Пурана» тот день, когда Кришна покинет Землю, будет первым днём эпохи Кали, которая продлится 360 000 обычных лет. Здесь прослеживается связь с представлением, что Кали-юга, нынешняя эпоха, разделяется на утро, или «утренние сумерки» из 100 божественных лет, которые равняются 36 000 земным годам, саму эпоху (1000 божественных, или 360000 земных лет) и вечер, или «вечерние сумерки», равные опять-таки 100 божественным или 36 000 земным годам. В сумме все три периода составляют 1 200 божественных, или 432 000 земных лет.

Такое широкое распространение веры в божественный цикл из 432 000 лет, эквивалентный 120 оборотам планеты Нибиру вокруг Солнца, каждый из которых длится 3 600 лет, заставляет задуматься, являются ли эти цифры просто арифметическими трюками или они действительно отражают важное естественное — астрономическое — явление, известное ануннакам ещё в глубокой древности. Как было показано в одной из предыдущих книг серии «Хроники человечества», Великий потоп был предвиденной ануннаками глобальной катастрофой — результатом притяжения приближающейся планеты Нибиру неустойчивого ледяного щита Антарктики. Таким образом, событие, около 13 тысяч лет назад приведшее к внезапному окончанию ледникового периода, было записано в истории Земли в виде крупных геологических и климатических изменений.

Существование подобных периодов, самые длительные из которых носят названия геологических эпох, подтверждается исследованием поверхности Земли и океанических осадочных пород. Последняя геологическая эпоха, получившая названий плейстоцен, началась около 2,5 миллиона лет назад и закончилась Великим потопом; в этот период появились гоминиды, на Землю пришли ануннаки и был создан человек, или Homo sapiens. Именно в эпоху плейстоцена в морских осадочных породах была обнаружена цикличность с периодом около 430 тысяч лет. Согласно серии исследований группы геологов под руководством Мадлин Брискин из Университета Цинциннати уровень моря и глубоководные климатические условия «указывают на 430 000-летнюю квазипериодическую цикличность». Такая периодичность согласуется с астрономической теорией климатических модуляций, которая учитывает колебания наклона земной оси, прецессию (замедление движения по орбите) и изменения эксцентриситета (формы эллиптической орбиты). Милутин Миланкович, выдвинувший эту теорию, оценил общую периодичность в 413 тысяч лет. Этот, а также открытый позднее цикл Брискин почти совпадают с шумерским циклом длительностью 432 тысячи лет, который приписывался влиянию Нибиру: периодическое сближение и возмущение орбит вызывало климатические изменения.

Таким образом, в основе мифа о «божественных годах», похоже, лежат научные факты.

Элемент времени присутствует в древних текстах, как в шумерских, так и в Библии, не только в виде точки отсчёта — в слове «когда». Процесс сотворения мира привязан к измерению времени, а измерения, в свою очередь, связаны с движением различимых небесных тел. Согласно месопотамской версии разрушение Тиамат с последующим возникновением пояса астероидов и Земли потребовало двух витков небесного владыки (вторгшегося в Солнечную систему Нибиру/Мардука). В библейской версии Господу потребовалось два божественных «дня». Надеюсь, теперь даже религиозные фанатики признают, что «дни», когда Земли ещё не существовало, это совсем не те, привычные нам, дни и ночи (кроме того, им следует обратить внимание на слова Псалмопевца, что в глазах Господа «тысяча лет как день вчерашний»). В месопотамской версии точно указано божественное время, измеряемое прохождением Нибиру, совершающей один оборот за 3600 земных лет.

Прежде чем перейти к Земле и эволюции на ней, история сотворения мира повествует о звёздах, планетах и небесных орбитах, причём оперирует божественным временем. Но как только фокус смещается на Землю и в конечном итоге на человека, шкала времени тоже меняется — мы видим переход к земному времени, которое не только соответствует месту обитания человека, но также подходит для восприятия и измерения: день, месяц, год.

Даже размышляя над знакомыми элементами земного времени, не следует забывать, что все они являются выражением движения небесных тел — циклического и отражают сложное взаимодействие между Землёй, Луной и Солнцем. Нам известно, что последовательность смены светлого и тёмного времени суток, которое мы называем «днём» (двадцать четыре часа), является результатом вращения Земли вокруг своей оси. Когда солнечные лучи освещают одну сторону планеты, другая остаётся погруженной во тьму. Нам известно, что Луна всегда присутствует на небосводе, а её фазы определяются взаимным расположением Земли, Луны и Солнца (рис. 2). Луна может быть вся освещена солнечными лучами, полностью скрыта тенью Земли или находиться в одной из промежуточных фаз. Именно эти тройственные взаимоотношения продлевают естественный период обращения Луны вокруг Земли с 27,3 дня (сидерический месяц) до наблюдаемых 29,53 дня (синодический месяц), а также определяют такое явление, как «рождение» Луны, играющее важную роль в календарях и религиях. А один год, или солнечный год, представляет собой время полного оборота Земли вокруг нашей звезды, то есть Солнца.

Тем не менее, эти основные истины, касающиеся таких циклов земного времени, как день, месяц и год, не являются самоочевидными и для своего понимания требуют глубоких научных знаний. Так, например, на протяжении большей части последних двух тысяч лет люди верили, что цикл смены дня и ночи является результатом движения Солнца вокруг Земли. Со времён Птолемея Александрийского и вплоть до «революции Коперника» в 1543 году нашей эры никто не сомневался, что Солнце, Луна и все видимые планеты вращаются вокруг Земли, расположенной в центре Вселенной. Предположение Коперника, что центром является Солнце и что Земля вращается вокруг Солнца и представляет собой рядовое небесное тело, подобное другим планетам, было настолько революционным с точки зрения науки и еретическим с точки зрения религии, что учёный постоянно откладывал публикацию своего великого труда («De revolutionibus coelestium»). Друзья напечатали эту работу в последний день жизни Коперника, 24 мая 1543 года.

Тем не менее, совершенно очевидно, что в древности шумеры имели представление о взаимоотношениях Земли, Луны и Солнца. В «Энума элиш» точно описываются четыре фазы Луны, которые недвусмысленно объясняются положением Луны относительно Солнца и Земли, вокруг которой она вращается. Луна сначала прибывает, становясь полной в середине месяца, а затем начинает убывать (рис. 2). Эти изменения объясняются «судьбами» (орбитами), которые Небесный Владыка (Нибиру) определил для Земли и её спутника после небесной битвы.

Дал сияние Месяцу — хранителю ночи!

Научил его сотворению дня — для распознания суток!

«Не прекращая, весь месяц, изменяй рисунок тиары!

Вначале, над страною вздымаясь,

Рога тиары взноси до дня шестого!

В день седьмой появись в половине тиары!

На пятнадцатый день удвой половины

и так каждый месяц!Когда ж солнце тебя на горизонте узреет,Уменьшайся в короне, отступай обратно! Исчезая, к дороге солнца приблизься, И на тридцатый день вновь вставай против солнца!»

Таким образом, заключает древний текст, Небесный Владыка «дни справедливые солнцу назначил» и определил границы дня и ночи.

(Примечательно, что библейская и иудаистская традиция, согласно которой двадцатичетырёхчасовой день начинается на заходе солнца предыдущим вечером — «и был вечер, и было утро — день один» — просматривается в месопотамских текстах. Согласно «Энума элиш» «месяц-хранитель ночи» был назначен для «распознавания суток».)

Даже значительно сокращённая библейская версия древних текстов Месопотамии (Книга Бытия, 1:14) указывает на тройственные взаимоотношения между Землёй, Луной и Солнцем, определяющие дневной, месячный И ГОДОВОЙ ЦИКЛЫ:

И сказал Бог:

да будут светила на тверди небесной,

для отделения дня от ночи,

и для знамений, и времён, и дней, и годов…

Древнееврейское слово моэдгт, переведённое как «знамения», используется для обозначения ритуала, проводимого в вечер новолуния, который устанавливает период и фазы луны как составную часть месопотамского и еврейского календаря с момента его создания. Сложная природа этого древнего календаря также подчёркивается тем, что дни и годы измеряются соответственно с положением двух светил (Луны и Солнца). На протяжении многих тысячелетий человечество пыталось измерить время, изобретая календарь. Одни привязывались только к лунным циклам (мусульмане продолжают эту традицию и по сей день), другие (как древние египтяне и календарь, используемый сегодня в западном мире) принимали за основу солнечный год, поделив его для удобства на «месяцы». Однако календарь, изобретённый пятьдесят восемь веков назад в Ниппуре (шумерском религиозном центре) и до сих пор используемый евреями, сохранил указанную в Библии сложность вычислений времени, основанную на соотношении орбит Земли и двух небесных светил. При этом факт вращения Земли вокруг Солнца нашёл отражение в термине Шанах, который обозначает «год» и происходит от шумерского слова шату, астрономического термина, означающего «двигаться, вращаться по орбите», а также в полном термине Текуфат ха-Шанах — «ежегодный орбитальный круг, или виток», — используемом для указания того факта, что миновал один год.

Учёные были озадачены тем обстоятельством, что арамейско-иудейское сочинение «Зогар» («Книга сияния»), которое является центральным в корпусе иудейской мистической литературы, известной под общим названием «Каббала», совершенно определённо утверждает — в тринадцатом веке христианской эпохи, — что причиной смены дня и ночи является вращение Земли вокруг собственной оси. За два века до Коперника в книге «Зогар» утверждалось, что Земля представляет собой вращающуюся сферу и когда одна её часть освещена, и на ней день, то другая погружена во тьму ночи. Источником этого сочинения послужили работы жившего в третьем веке рабби Хамнуны.

Роль еврейских учёных в передаче астрономических знаний средневековой христианской Европе изучена недостаточно хорошо, однако до нас дошли книги по астрономии, написанные на древнееврейском языке и содержащие абсолютно недвусмысленные иллюстрации (например, как в книге двенадцатого века, вышедшей в Испании (рис. 3). И действительно, произведение Птолемея Александрийского, известное на западе как «Альмагест», впервые было обнаружено завоевавшими Египет арабами в восьмом веке нашей эры и стало доступно европейцам благодаря переводам еврейских учёных. Примечательно, что некоторые из этих переводов содержали комментарии, в которых за много веков до Коперника выражались сомнения в истинности геоцентрической теории Птолемея. Другие переводы арабских и греческих трудов по астрономии, а также оригинальные трактаты представляли собой основной канал поступления астрономических знаний в средневековую Европу. В девятом и десятом веках труды еврейских астрономов были посвящены движению Луны и планет, вычислению траектории Солнца и расположения созвездий. Составлением астрономических таблиц — как для европейских монархов, так и для мусульманских халифов — занимались еврейские придворные астрономы.

Такие глубокие знания, явно опережавшие своё время, можно объяснить лишь обращением к древним источникам, нашедшим своё отражение в Библии и в шумерских текстах. И действительно, термин «каббала» в буквальном переводе звучит как «то, что было получено» — то есть древние тайные знания, передаваемые из поколения в поколение. Знания средневековых еврейских учёных можно напрямую связать с академиями в Иудее и Вавилоне, которые сохраняли содержащиеся в Библии знания и составляли комментарии к ним. Талмуд, накапливавший подобные знания и комментарии примерно с 300 года до нашей эры по 500 год нашей эры, содержит многочисленные фрагменты, связанные с астрономией. В нём, в частности, утверждается, что рабби Самуэль знал «пути небес», как улицы собственного города, а также содержится рассказ рабби Джошуа бен-Закаи о «звезде, которая появляется раз в семьдесят лет и сбивает с толку моряков» — то есть о комете Галлея, период обращения которой составляет около семидесяти шести лет и которая считалась неизвестной до открытия её Эдмундом Галлеем в восемнадцатом веке. Рабби Гамлиель из Йавнэ имел оптический инструмент в форме трубы, при помощи которого он наблюдал за звёздами и планетами, — за пятнадцать столетий до «официального» изобретения телескопа.

Необходимость знать тайны небес обуславливалась лунно-солнечной природой еврейского календаря (то есть календаря Ниппура), требовавшего сложной подгонки — «вставки» — солнечного и лунного года в ситуации, когда первый был на 10 дней, 21 час, 6 минут и примерно 45,5 секунды длиннее второго. Это несовпадение составляло 7/19 синодического месяца, и поэтому лунный год мог быть приведён в соответствие с солнечным путём добавления семи лунных месяцев к каждым девятнадцати солнечным годам. В учебниках по астрономии открытие этого девятнадцати годичного цикла приписывается афинскому астроному Метону (примерно 430 год до нашей эры), однако данный факт был известен человеку гораздо раньше, ещё в древней Месопотамии.

Учёных также озадачило то обстоятельство, что в шумерско-месопотамском пантеоне Шамаш («бог Солнца») считался сыном «бога Луны» Сина и, значит, стоял ниже на иерархической лестнице. Объяснение этому может дать древний календарь, в котором запись циклов луны предшествовала измерению солнечного цикла. Александр Маршак в свой книге «The Roots of Civilization» предположил, что отметки на костяных и каменных орудиях неандертальцев являются не украшением, а примитивным лунным календарём.

В чисто лунных календарях (как в случае с мусульманским календарём) праздники ежегодно сдвигаются назад примерно на месяц. Ниппурский календарь, изобретённый для поддержания цикла сезонных праздников, не мог допустить подобного скольжения: новый год, например, должен был начинаться в первый день весны. Это требовало — с самого зарождения шумерской цивилизации — точного знания законов движения Луны и Земли, а также их положения по отношению к Солнцу, то есть секретов согласования. Кроме того, требовалось знать причину смены времён года.

Сегодня мы знаем, что ежегодное путешествие Солнца с севера на юг и обратно, вызывающее смену времён года, обусловлено наклоном оси вращения Земли по отношению к плоскости её орбиты; в настоящее время это «наклонение» составляет около 23,5 градуса. Самые дальние южная и северная точки, где Солнце как будто застывает «в нерешительности», называются точками солнцестояния и приходятся на 21 июня и 22 декабря. Открытие точек солнцестояния также приписывается Метону и его коллеге афинскому астроному Эуктемону. Но на самом деле люди знали об этом явлении гораздо раньше. В богатом астрономическими терминами Талмуде уже встречается такое слово, как Нетиях (от глагола Натох, «наклонять, склонять, поворачивать»), эквивалентное современному термину «наклонение». За тысячу лет до греков Библия признает существование земной оси, объясняя циклическую смену дня и ночи «линией», проведённой через Землю (Книга Псалмов, 19:5), а в Книге Иова при описании процесса сотворения Земли и её чудес Господу приписывается создание наклонной её оси (Иов, 38:5). При помощи слова Натох в Книге Иова описывается наклонная ось Земли и северный полюс (Иов, 26:7):

Он распростёр север над пустотою, повесил землю ни на чём.

Книга Псалмов (74:16-17) признает не только связь между Луной, Землёй и Солнцем и вращение Земли как причину смены дня и ночи, а также времён года, но и указывает на «пределы» сезонного движения Солнца, которые мы называем точками солнцестояния:

Твой день и Твоя ночь;

Ты уготовал светила и солнце;

Ты установил все пределы земли; лето и зиму

Ты учредил.

Если соединить точки восхода и захода Солнца в дни солнцестояния, в результате получатся две перекрещивающиеся над головой наблюдателя линии в виде буквы X, которые делят Землю и небо над ней на четыре части. Это деление признавалось ещё в древности, и именно на него указывает Библия, когда говорит о «четырёх углах земли» и о «четырёх углах неба». Окружность неба и земли оказалась поделённой на четыре части в форме треугольников с закруглённым основанием, которые напоминали людям «крылья». Именно поэтому в Библии мы встречаем упоминание о «четырёх крыльях земли» и «четырёх крыльях небес».

Вавилонская карта земли, датируемая первым тысячелетием до нашей эры, иллюстрирует представление о «четырёх углах земли», в буквальном смысле присоединяя четыре «крыла» к круглой Земле (рис. 4).

Видимое движение Солнца с севера на юг приводит к существованию не только двух противоположных времён года, лета и зимы, но также переходных сезонов, осени и весны. Эти сезоны связаны с точками равноденствия, когда Солнце пересекает земной экватор (в разных направлениях) и когда продолжительность дня равна продолжительности ночи. В древней Месопотамии новый год начинался в день весеннего равноденствия — первый день первого месяца (Nisannu — «месяц, когда был явлен знак»). Ещё во времена Исхода Библия установила (Левит, глава 23), что новый год следует праздновать в день осеннего равноденствия, и этот месяц (Тишрей) был назван «седьмым месяцем», что свидетельствует о том, что первым месяцем считался нисан. В любом случае, знание о днях равноденствия, на которые приходилось начало отсчёта нового года, явно пришло от шумеров.

Деление солнечного года на четыре части (две точки солнцестояния и две точки равноденствия) в древности объединялось с движением Луны. В результате был изобретён первый из известных нам календарей, лунно-солнечный календарь Ниппура. Им пользовались жители Аккада, вавилоняне, ассирийцы и другие жившие после них народы; он сохранился и до настоящего времени в виде еврейского календаря.

Для человечества отсчёт земного времени начался в 3760 году до нашей эры — мы знаем это совершенно точно, потому что в 1992 году нашей эры шёл 5752 год по еврейскому календарю.

Между земным и божественным временем расположилось небесное время.

С того самого момента, когда Ной сошёл с ковчега, моля Бога о том, чтобы гибель всего живого больше не повторилась, человечество жило с мучительными представлениями — или это были воспоминания? — о циклах, или эпохах, гибели и возрождении Земли и обращало свой взор к небесам в поисках небесных знаков, добрых или дурных предзнаменований.

В древнееврейском языке есть имеющее месопотамские корни слово Мазал, в значении «судьба, фортуна», которая может быть как доброй, так и злой. Однако мало кто осознает, что этот термин имеет небесное происхождение и уходит корнями в те времена, когда астрономия и астрология были единым целым, и жрец на ступенях храма-башни следил за движением Небесных Богов, чтобы определить, в каком доме Зодиака — Ман-залу, на аккадском языке — они остановятся на ночь.

Однако вовсе не человек сгруппировал мириады звёзд в легко различимые созвездия, определил и дал имена тем, которые расположены в плоскости эклиптики, а затем выделил двенадцать из них, чтобы создать двенадцать домов Зодиака. Это сделали ануннаки — для собственных нужд. Человек перенял это деление как связь своего смертного существования с небесами.

Для тех, кто прибыл с Нибиру с её громадным по протяжённости орбитальным «годом» на быстро вращающуюся планету (Землю, или, как называли её ануннаки, «седьмую планету»), год которой составлял лишь одну 3600 часть их года, исчисление времени представляло серьёзную проблему. Шумерский «Список царей» и другие повествующие об ануннаках тексты сообщают, что долгое время — до Великого потопа — они сохраняли «божественную» единицу времени cap, равную одному обороту Нибиру вокруг Солнца, или 3600 земным годам. Но что они могли сделать, чтобы создать более приемлемое, чем 1:3600 соотношение между божественным и земным временем?

Найденное решение было связано с таким явлением, как прецессия. Вследствие колебаний формы орбиты движение Земли вокруг Солнца немного тормозится; ежегодная задержка, или прецессия, составляет примерно 1 градус за семьдесят два года. Разделив эклиптику (плоскость вращения нашей планеты вокруг Солнца) на двенадцать частей — в соответствии с двенадцатью членами Солнечной системы, — ануннаки придумали двенадцать домов Зодиака. На каждый дом зодиака приходилось по 30 градусов, и значит, для отставания на один дом требовалось 2160 лет (72×30 = 2160), а полный цикл прецессии, или «великий год», составлял 25 920 лет (2160×12 = 25 920). В одной из предыдущих книг мы предположили, что ануннаки, связывая числа 2160 и 3600, пришли к «золотому сечению» 6:10 и — что более важно — к шестидесятеричной системе счисления, в которой последовательно перемножаются основания 6 и 10.

«Чуду, которое я обнаружил, никто не может найти объяснения, — писал специалист в области мифологии Джозеф Кэмпбелл в своей книге «The Masks of God: Oriental Mythology». — Арифметика, созданная в Шумере ещё за 3200 лет до нашей эры либо случайно, либо интуитивно настолько точно совпала с небесным порядком, что сам этот факт является откровением». Как мы уже показали, в основе «чуда» лежали глубокие знания ануннаков.

Современная астрономия и современные точные науки во многом опираются на «открытия» шумеров. Среди них главным можно считать деление неба над нашими головами и всех остальных окружностей на З60 градусов. Хуго Винклер, который в начале двадцатого века соединил искусство «ассирологии» со знанием астрономии, понял, что число 72 является основой связи «небес, календаря и мифа» («Altorientalische Forschungen»). Именно черезХамешту, или «пятёрку», писал он, получается основополагающее число 360 — как умножение небесного числа 72 (прецессионный сдвиг на 1 градус) на земное число 5 (число пальцев на руке человека). Догадка — что совершенно естественно для того времени — не привела его к пониманию роли ануннаков, чья наука была нужна для того, чтобы вычислить прецессию, ставшую основой системы.

Многие из тысяч обнаруженных в Месопотамии математических таблиц начинались с астрономического числа 12 960 000 и заканчивались его 216 000 частью, то есть числом 60. X. Хилпрехт («The Babylonian Expedition of the University of Pennsylvania») после изучения тысяч математических таблиц из библиотеки ассирийского царя Ашшурбанипала в Ниневии, пришёл к выводу, что число 12 960 000 является астрономическим в буквальном смысле слова — оно связано с «великим циклом» из 500 «великих лет» прецессионного сдвига (500×25 920 = 12 960 000). Хилпрехт и другие учёные не сомневались, что явление прецессии, якобы впервые открытое греческими астрономами во втором веке нашей эры, уже было известно и использовалось для вычислений во времена шумеров. Поделённое на Ю, «астрономическое» число даёт 1296000 — в индийской мифологии это продолжительность Века Знаний, состоящего из трёх циклов по 432 000 лет. Таким образом, входящие друг в друга циклы, в которых используются взаимоотношения 6 и 12 (72 года, приходящиеся на прецессионный сдвиг 1 градус), 6 и 10 (отношение 2130 к 3600), а также 432 000 и 12 960 000, могут считаться отражением больших и малых космических и астрономических циклов. Секреты этих циклов ещё не раскрыты, и шумерские числа позволяют лишь приоткрыть завесу тайны.

Выбор дня весеннего (или осеннего) равноденствия в качестве начала нового года не был случайным, поскольку из-за наклона земной оси только в эти два дня Солнце восходит в точке пересечения экватора и эклиптики. Вследствие прецессии — полное название звучит как «прецессия точек равноденствия» — дом Зодиака, в котором находится эта точка пересечения, постепенно сдвигается назад со скоростью 1 градус за семьдесят два года. Несмотря на то, что эта точка до сих пор называется первой точкой Овна, на самом деле примерно с 60 года до нашей эры мы живём в Эре (или зодиаке) Рыб и медленно, но неуклонно приближаемся к Эре Водолея (рис. 5). Именно этот переход — от конца старой зодиакальной эры к началу новой — связывают с приходомНового Века.

Человечество с нетерпением ожидает прихода Нового Века, и многие задумываются, что он с собой принесёт — предвестником какой Мазалон станет? Что нас ждёт: счастье или бедствия, начало или конец? Может быть, это установление Нового Порядка на Земле или предсказанное возвращение Царства Божьего?

Философов всегда интересовал вопрос, течёт ли время в одном направлении или его можно повернуть вспять? На самом деле время смещается назад, и именно в этом состоит суть явления прецессии: задержка вращающейся по орбите вокруг Солнца Земли, так что один раз в 2160 лет во время весеннего равноденствия восход Солнца наблюдается не в следующем доме Зодиака, а в предыдущем… Следовательно, направление движения небесного времени — как мы его определили — не совпадает с направлением земного времени (и времени других планет). Его направление соответствует траектории Нибиру — по часовой стрелке.

По отношению к Земле небесное время движется назад, и поэтому в терминах зодиака прошлое является будущим.

Давайте займёмся изучением прошлого.

ГЛАВА ВТОРАЯ КОМПЬЮТЕР ИЗ КАМНЯ

Убеждение — или воспоминания, — что Земля и человечество переживают циклические эпохи, не ограничивается Старым Светом. Вождь ацтеков Монтесума, встретивший Эрнана Кортеса как возвратившегося бога, подарил испанцу великолепный золотой диск с выгравированными символами циклических эпох, в которые верили ацтеки и их жившие на территории Мексики предки. Этот ценный артефакт навсегда утрачен для истории, поскольку испанцы переплавили его; однако были найдены дубликаты этого диска, вырезанные из камня (рис. 6). Символические знаки изображают цикл из «Солнц», или эпох, причём современная эпоха считается пятой по счету. Окончание предыдущих четырёх эпох было вызвано естественными причинами — водой, ветром, землетрясениями и бурями, дикими животными. Первым был Век Белокурых Гигантов, за которым следовал Золотой Век. Третья эпоха называлась Веком Рыжеволосых Людей (которые по преданию приплыли в Америку на морских судах), а четвёртая — Веком Черноволосых Людей, вместе с которыми прибыл главный мексиканский бог Кетцалькоатль.

Южнее, в доколумбовом Перу, тоже вели речь о пяти «Солнцах», или эпохах. Первая эпоха называлась Веком Виракоче, белокожих и бородатых богов; далее следовал Век Гигантов, затем Век примитивного человека. Четвёртая эпоха называлась Веком Героев, а пятая, современная, Веком Вождей, последними из которых были вожди инков. Продолжительность этих эпох измерялась тысячами, а не десятками или сотнями тысяч лет. Памятники и надгробия народа майя были украшены «небесными лентами», символы которых, как оказалось, отражают зодиакальное разделение небесной сферы. Найденные на развалинах построек майя и в столице инков Куско артефакты оказались зодиакальными календарями. Сам город Куско, казалось, был (по выражению С. Хагара в его докладе на 14-м конгрессе американистов) «доказательством в камне» знакомства жителей Южной Америки с системой двенадцати домов Зодиака. Таким образом, мы приходим к неизбежному выводу, что деление эклиптики на зодиакальные дома было известно в Новом Свете несколько тысячелетий назад и что эпохи там измерялись в единицах небесного времени (2160 лет).

Идея о том, что календари можно делать из камня, на первый взгляд кажется странной, но в древности она была абсолютно логичной. Один из таких календарей, поставивший перед нами массу загадок, называется Стоунхендж.В настоящее время он состоит из гигантских каменных блоков, безмолвно возвышающихся над продуваемой ветрами английской равниной к северу от города Солсбери, примерно в восьмидесяти милях на юго-запад от Лондона. Эти таинственные развалины вызывали любопытство и будили воображение многих поколений людей, бросали вызов историкам, археологам и астрономам. Загадка этих мегалитов теряется в глубине веков, но мы убеждены, что ключ к их тайнам — это время.

Стоунхендж был назван «самым важным доисторическим памятником Британии», и один этот факт оправдывает внимание, которое уделялось ему на протяжении последних столетий и особенно в наше время. Его называли — по крайней мере, британские авторы — уникальным, «не похожим ни на что на свете» (Р. Дж. С. Аткинсон «Stonehenge and Neighbouring Monuments»), и этим можно объяснить, что в каталоге восемнадцатого века в числе книг, посвящённых древним памятникам Западной Европы, числится более шестисот работ по Стоунхенджу. И действительно, Стоунхендж является самым крупным и сложным из более чем девяти сотен древних каменных, деревянных и круглых земляных сооружений на территории Британских островов, а также самым большим и сложным в Европе.

Однако, на наш взгляд, не только это определяет уникальность Стоунхенджа. Сходство с подобными памятниками в других местах, назначение и время сооружения делают его частью истории, которую мы называем «Хрониками человечества». По нашему глубокому убеждению, именно в более широком контексте следует искать правдоподобное объяснение его загадкам.

Даже те, кто никогда не посещал Стоунхендж, вероятно, видели рисунки или фотографии самых удивительных частей этого древнего комплекса. Пары гигантских вертикальных каменных блоков около тринадцати футов высотой, соединённые такой же массивной каменной перемычкой, образуют полукруг из отдельных трилитонов. Эта «подкова», в свою очередь, окружена кольцом из массивных вертикальных камней, соединённых поверху горизонтальными каменными плитами, которые тщательно обтёсаны так, что при сборке они образовали правильную окружность. Несмотря на то что некоторые из каменных блоков, образующих сарсеновые трилитоны и так называемое «кольцо сарсенов» (по названию одной из разновидностей песчаника, «сарсен», из которого состоят эти глыбы), отсутствуют, а другие повалены, все вместе они формируют рисунок, полностью соответствующий названию Стоунхендж. тот есть «каменная изгородь» (рис. 7).

Внутри этого массивного каменного кольца расположены блоки меньшего размера из голубовато-серого камня, которые образуют голубое кольцо вокруг трилитонов и полукруг (некоторые называют его голубой подковой) внутри полукольца трилитонов. Как и в случае сарсеновых блоков, не все камни кольца и полукольца сохранились. Одни вообще отсутствуют, а другие лежат на земле, подобно поверженным гигантам. Загадочность этому необычному месту придают и другие гигантские камни со странными названиями и неизвестным происхождением. Среди них выделяется так называемый алтарь, шестнадцатифутовый обработанный блок из голубовато-серого песчаника, наполовину закопанный в землю под опорой и перемычкой одного из трилитонов. Несмотря на серьёзные реставрационные работы, большая часть былого величия этого сооружения утрачена навсегда. Тем не менее по сохранившимся остаткам археологи имеют возможность установить первоначальный вид памятника древности.

Учёные пришли к выводу, что внешнее кольцо из вертикальных каменных блоков с закруглёнными перемычками состояло из тридцати опор (в настоящее время сохранилось семнадцать). Внутри этого сарсенового кольца располагалось голубое кольцо из меньших по размеру камней (их осталось двадцать девять). Внутри второго кольца стояли пять пар трилитонов, образующих сарсеновую подкову из десяти массивных сарсеновых блоков, которые на схемах обычно обозначаются номерами от 51 до 60 (перемычки нумеруются отдельно путём прибавления 100 к соответствующим вертикальным опорам; так, например, перемычка между блоками 51 и 52 имеет номер 152).

Внутренний полукруг состоит из девятнадцати блоков голубого песчаника (некоторые из них имеют номера от 61 до 72), образующих так называемую голубую подкову, а в центре этой внутренней композиции, точно на оси всего Стоунхенджа, стоит так называемый алтарь. Схема этих концентрических окружностей изображена на рис. 8а.

Как будто для того, чтобы подчеркнуть значение кольцеобразной формы сооружения, которая и так проступает достаточно отчётливо, каменные кольца расположились внутри огромной окружности. Это глубокий и широкий ров, извлечённая из которого земля была использована для сооружения насыпей по его краям. Ров образует кольцо вокруг всего комплекса Стоунхенджа диаметром более трёхсот футов. Примерно половина окружности этого рва была раскопана в начале века, а затем частично засыпана; оставшаяся часть рва и насыпи несут на себе следы тысячелетней природной эрозии и деятельности человека.

Концентрические окружности повторились ещё в одной структуре. В нескольких футах от внутренней стороны рва был обнаружен круг из пятидесяти шести Глубоких лунок правильной формы, которые получили названиелунок Обри в честь открывшего их в семнадцатом веке Джона Обри. Археологи раскопали эти лунки, надеясь, что накопившийся в них мусор даст какую-то информацию об этом сооружении и его строителях, а затем закрыли их белыми цементными «дисками», и в результате правильный круг, образованный этими лунками, стал хорошо виден — особенно с воздуха. Кроме того, вокруг сарсенового и голубого кругов расположены ещё два круга из более грубых и нерегулярных лунок, получивших название лунок Y и Z.

На противоположных концах внутренней стороны рва были найдены два не похожих на остальные камня, а за линией лунок Обри (однако явно отдельно от них) — два круглых холма, равноудалённых от двух камней с отверстиями. Исследователи убеждены, что в этих отверстиях также располагались каменные блоки, сходные с первыми двумя, и что все четыре камня — их назвали базовыми камнями (под номерами 91-94) — служили определённой цели: если их соединить между собой линиями, они образуют правильный прямоугольник, явно связанный с астрономией. Ещё один массивный каменный блок, названный жертвенным камнем, лежит в том месте, где во рве с насыпью имеется широкий проход к концентрическим кольцам из камней, лунок и насыпей (или от них). Вероятно, этот камень лежит не в том месте, где когда-то стоял, и он, как позволяют предположить углубления в земле, был не один.

Проход ориентирован точно на северо-восток. Он ведёт к гигантской насыпи (или насыпь ведёт к нему), которая получила название аллеи. Эту аллею обрамляют два параллельных рва с валом, образуя проход шириной тридцать футов. Примерно через треть мили аллея разветвляется: одна ветвь ведёт на север к огромной продолговатой насыпи, известной под названием цирк и расположенной под углом к аллее, а другая поворачивает к реке Эйвон.

Концентрические окружности Стоунхенджа и ведущая на северо-восток аллея (рис. 8б) дают главный ключ к разгадке назначения Стоунхенджа. Направление аллеи — точно на северо-восток — было выбрано не случайно: центральная ось аллеи проходит через центр всех концентрических окружностей из камней и лунок и образует ось всего сооружения (рис. 8а). На тот факт, что направление оси было выбрано намеренно, указывает ряд лунок от разметочных камней, которые когда-то размещались вдоль неё. Один из них, названный пяточным камнем, до сих пор сохранился — безмолвный свидетель целей строителей сооружения, вне всякого сомнения, имевших отношение к астрономии.

Гипотеза, что Стоунхендж представляет собой тщательно спланированную астрономическую обсерваторию, а не культовое или обрядовое сооружение (эта версия, например, нашла отражение в названии одного из упавших камней, жертвенного камня), была принята не сразу. Фактически по мере исследования древнего сооружения сопротивление не уменьшалось, а росло, поскольку предполагаемая дата его постройки все дальше отодвигалась в глубь веков.

В книгах, относящихся к двенадцатому веку (Гальфрид Монмутский «История королей Британии»), говорилось, что «кольца гигантов» были собранием камней, которые не могли быть построены живущими ныне людьми, и которые впервые были сооружены в Ирландии из камней, доставленных гигантами из Африки. Именно в этот период по совету мага Мерлина (которого легенды о короле Артуре также связывают со Святым Граалем) король Вортиген передвинул камни и вновь поставил их по окружности вокруг гробницы, точно так же, как они стояли на горе Киллараус в Ирландии. То, что эта средневековая легенда основана на фактах, подтвердила недавняя находка. Выяснилось, что голубовато-серый песчаник был добыт в горах Пресцелли на юго-западе Уэльса, а затем камни каким-то образом по воде и по суше перевезли на расстояние более двухсот пятидесяти миль — сначала в место, расположенное в двенадцати милях к северо-западу от Стоунхенджа, где из них могли построить более древний круг, а потом в сам Стоунхендж.

В семнадцатом и восемнадцатом веках каменный храм приписывали то римлянам, то грекам, то финикийцам, то друидам. Общий аспект этих версий заключался в том, что они сдвигали время постройки Стоунхенджа из Средневековья к началу христианской эры и даже раньше, значительно увеличивая оценку древности постройки. Из множества разнообразных теорий одно время наибольшей популярностью пользовалась версия о друидах — не в последнюю очередь благодаря исследованиям и произведениям Уильяма Стакли и особенно его работе 1740 года «Stonehenge, A Temple Restore’d To The British Druids». Друиды были образованным классом, или сектой учителей-жрецов у древних кельтов. По свидетельству Юлия Цезаря, записки которого стали одним из основных источников сведений о друидах, один раз в год они собирались в священном месте для исполнения тайных обрядов; друиды приносили человеческие жертвы и знакомили кельтскую знать с «божественными силами», законами природы и гастрономией. Археологи не обнаружили никаких свидетельств связи Стоунхенджа с дохристианской эпохой друидов, однако кельты действительно появились в этих местах в указанное время, и нет никаких доказательств того, что друиды не собирались в этом «Храме Солнца», даже если не имели никакого отношения к его строителям.

Несмотря на то, что римские легионы становились лагерем неподалёку от этого места, не было найдено никаких свидетельств связи Стоунхенджа и с римлянами. Однако греческая и финикийская версия выглядела более реальной. Греческий историк Диодор Сицилийский — современник Юлия Цезаря — в первом веке до нашей эры совершил путешествие в Египет и был автором многотомной истории Древнего мира. В первых томах он описывал предысторию египтян, ассирийцев, эфиопов и греков — так называемые «мифические времена». Обращаясь к трудам своих предшественников, он цитирует книгу Гекатея из Абдеры (ныне утерянную), в которой автор утверждает, что примерно в 300 году до нашей эры на острове, населённом гиперборейцами, имеется великолепная священная территория Аполлона с храмом сферической формы. Название народа — гиперборейцы — на греческом языке указывало на удалённую местность на севере, откуда приходит северный ветер (борей). Они поклонялись греческому (впоследствии и римскому) богу Аполлону, и поэтому легенды о гиперборейцах смешивались с мифами об Аполлоне и его сестре, богине Артемиде. Согласно древней легенде отцом близнецов был Зевс, а матерью титанида Лето. Беременная Лето, спасаясь от гнева супруги Зевса Геры, скиталась по земле, ища место, где она могла бы в безопасности родить детей. Таким образом, Аполлон ассоциировался с дальним севером. Греки и римляне почитали его как бога предсказаний и пророчеств; он объезжал Зодиак на своей колеснице.

Археологи не придавали научного значения этой легендарной, или мифологической, связи с Грецией, но, тем не менее, эта связь вроде бы подтверждалась археологическими находками в районе Стоунхенджа, богатом доисторическими земляными сооружениями, постройками и могилами. К таким рукотворным древностям можно отнести огромный круг в Эвбери, рисунок которого напоминает устройство современных часов (рис. 9а, набросок Уильяма Стакли), и даже сцепленные зубчатые колеса древнего календаря майя (рис. 9б). К ним также относится ров длиной несколько миль, получивший название «цирка», деревянный, а не каменный круг Вудхенджа и удивительный холм в Силбери — искусственная коническая насыпь в форме правильного круга.

В этом районе самые важные с археологической точки зрения находки были сделаны в захоронениях, которые в изобилии встречаются вокруг Стоунхенджа.

В них археологи обнаружили бронзовые кинжалы, топоры и булавы, золотые украшения, расписную посуду и отполированные камни. Многие из этих находок укрепили убеждение археологов, что способ обработки камней Стоунхенджа и придания им требуемой формы указывает на «влияние» минойской цивилизации Крита (остров в Средиземном море) и микенской цивилизации (материковая Греция). Кроме того, учёные заметили, что шиповые соединения, использованные в Стоунхендже для скрепления каменных блоков, сходны с аналогичными соединениями в каменных воротах Микен. Всё это, полагали многие археологи, указывает на связь с Древней Грецией.

Ведущим представителем этого направления была Жакетта Хоукс, которая в своей книге «Dawn of the Gods» о минойских и микенских корнях греческой цивилизации не удержалась от того, чтобы не посвятить Стоунхенджу значительную часть одной из глав.

Микены расположены в юго-западной части материковой Греции, которая носит название Пелопоннес (в настоящее время отделена от остальной части страны искусственным Коринфским каналом), и раньше служили мостом между более древней минойской цивилизацией с острова Крит и классической Грецией. Расцвет Микен пришёлся на шестнадцатый век до нашей эры, и сокровища, обнаруженные в гробницах микенских царей, свидетельствуют об активных контактах с другими странами, в число которых, вне всякого сомнения, входила Британия. «В тот период, когда микенские цари достигли вершины богатства и власти, — писала Жакетта Хоукс, — похожий процесс имел место в южной Англии, только в меньших масштабах. И здесь военная аристократия подчинила себе землепашцев и пастухов, начала заниматься торговлей и процветать — их захоронения отличаются необычайной пышностью. В этих могилах были найдены предметы, доказывающие наличие контактов с микенской цивилизацией». Эти предметы, добавляла она, могли бы и не иметь особого значения — являясь лишь плодами торговли или имитации — если бы не «уникальное событие — сооружение гигантского сарсенового круга из трилитонов в Стоунхендже».

Однако не все археологические находки указывают на столь древнее греческое «влияние». Так, например, в расположенных в окрестностях Стоунхенджа могилах были найдены разрисованные чётки и янтарные диски, окантованные золотом — подобные приёмы применялись не в Греции, а в Египте. Подобные находки дали основание предположить, что все эти артефакты были каким-то образом привезены на юго-восток Англии не греками и не египтянами, а торговцами из восточного Средиземноморья. Самыми подходящими кандидатами считались финикийцы, известные мореплаватели и торговцы.

Факты свидетельствуют, что финикийцы, пускавшиеся в плаванье из средиземноморских портов, добирались до Корнуолла на юго-западной оконечности Англии — совсем недалеко от Стоунхенджа — в поисках олова, которое при сплавлении с медью превращало этот мягкий металл в твёрдую бронзу. Но есть ли основания считать, что именно этот народ, чья торговля процветала на протяжении целого тысячелетия, с 1500 по 500 год до нашей эры, спланировал и построил Стоунхендж? Посещали ли они его вообще? Ответ на эти вопросы отчасти зависит от того, когда было задумано и построено гигантское сооружение и кто ещё мог приложить к этому руку.

При отсутствии письменных свидетельств или вырезанных на камне изображений средиземноморских богов (такие артефакты находятся среди всех руин минойских, микенских и финикийских построек) утверждать что-либо с уверенностью нельзя. Однако после того как археологи обнаружили в Стоунхендже различные останки органического происхождения, такие, как рога с резьбой, спорным становится и сам вопрос. Радиоуглеродный анализ показал, что найденные в районе рва предметы были изготовлены в период с 2900 по 2600 год до нашей эры — по меньшей мере, за тысячу лет до того, как в эти места могли попасть средиземноморские мореплаватели. Кусочек древесного угля, обнаруженный в одной из лунок Обри, был датирован 2200 годом до нашей эры, а заострённый рог, найденный возле одного из трилитонов, изготовили в 2280-2060 году до нашей эры. Радиоуглеродный анализ находок, обнаруженных в аллее, позволяет отнести их к 2245-2085 году до нашей эры.

Кто из обитателей этих мест мог в то время спланировать и построить такое грандиозное сооружение? Учёные полагают, что примерно до 3000 года до нашей эры этот регион был заселён небольшими группами первых земледельцев и пастухов, пользовавшихся каменными орудиями. После 2500 года до нашей эры сюда с европейского континента стали прибывать новые племена, которые были знакомы с металлами (медью и золотом), пользовались глиняной посудой и хоронили умерших в круглых курганах. Эти племена получили название «бикеры» — по форме их сосудов для питья. Примерно в 2000 году до нашей эры в этой местности появилась бронза — вместе с более многочисленным и богатым народом уэссекцев, которые занимались скотоводством, выплавкой металлов и торговлей с западной, центральной Европой и Средиземноморьем. К 1500 году до нашей эры вслед за периодом процветания, длившимся почти тысячу лет, внезапно наступил упадок, коснувшийся и Стоунхенджа.

Могли ли бикеры, земледельцы и пастухи эпохи неолита, или даже пребывавшие в «бронзовом веке» уэссекцы, построить Стоунхендж? Или они просто служили рабочей силой при сооружении сложного комплекса, спланированного кем-то другим, кто обладал глубокими научными знаниями?

Даже такой явный сторонник версии контактов с микенской цивилизацией, как Жакетта Хоукс, вынуждена признать, что Стоунхендж, «это святилище, сооружённое из колоссальных, но в то же время тщательно обработанных каменных блоков, на фоне которого циклопическая каменная кладка Микен выглядит детскими кубиками, не имеет аналогов во всей доисторической Европе». Для доказательства связи с Микенами она выдвигает гипотезу, что некоторые из местных вождей, контролировавших пастбища на равнине Солсбери и, возможно, подобно Одиссею, владевших «двенадцатью стадами», обладали достаточным богатством и властью, чтобы превратить обычное святилище времён неолита в величественное и уникальное произведение мегалитической архитектуры. Этот комплекс всегда наводил на мысль, что его задумал один человек — по причине непомерных амбиций или религиозного рвения, — однако из-за того, что сама конструкция и метод строительства значительно превосходят всё, что существовало на острове до этого, представляется вполне вероятным, что здесь могли быть использованы идеи других более развитых цивилизаций. Но что это за «более развитые цивилизации», давшие начало сооружению, не имеющему себе равных во всей доисторической Европе? Ответ на этот вопрос должен зависеть от определения точной даты постройки Стоунхенджа. Если, как свидетельствуют научные данные, он на тысячу или даже на две тысячи лет старше микенской и финикийской культур, то следует искать более древний источник. Если Стоунхендж построен в третьем тысячелетии до нашей эры, то единственными возможными кандидатами являются древние Шумер и Египет. В то время, когда был задуман Стоунхендж, шумерская цивилизация с её городами, высокими храмами-обсерваториями, письменностью и научными знаниями, насчитывала уже тысячу лет, а египетское царство переживало расцвет на протяжении нескольких столетий.

Для того чтобы найти правильный ответ, нужно собрать воедино всё, что в последние годы стало известно о нескольких фазах сооружения Стоунхенджа.

Стоунхендж начался вовсе не с камней. По общему мнению, первым был ров с валом, окружность которого составляет 1050 футов. Ширина рва составляла двенадцать футов, а глубина шесть, что требовало выемки огромной массы грунта (известковой породы) и укладки его в виде двух приподнятых брустверов. Внутри этого кольца были выкопаны 56 лунок Обри.

В северо-восточной части рва был оставлен проход в центр круга. Этот проход обрамляли два «привратных камня», ныне отсутствующих; они также служили ориентиром для пяточного камня, который был поставлен на оси сооружения. Этот массивный необработанный камень, возвышающийся на 16 футов над землёй, был поставлен наклонно под углом примерно 24 градуса. Серия лунок в районе прохода могла служить для установки передвижных деревянных указателей и поэтому получила название мачтовых лунок. И наконец, были установлены четыре закруглённых базовых камня, образующих правильный четырёхугольник. На этом закончилось строительство Стоунхенджа I — рва с земляным валом, лунок Обри, оси, семи камней и нескольких деревянных шестов.

Органические останки и каменные орудия, ассоциирующиеся с этой фазой строительства, позволяют учёным предположить, что Стоунхендж I был сооружён в период с 2900 по 2600 год до нашей эры; официально британские власти приняли дату 2800 год до нашей эры.

Независимо от того, кто создал Стоунхендж I и для какой цели, комплекс удовлетворял их нуждам на протяжении нескольких столетий. Во время заселения этой территории бикерами не было никакой необходимости изменять или модифицировать земляные сооружения и установленные камни. Затем, примерно в 2100 году до нашей эры, незадолго до прихода уэссекцев (или, возможно, одновременно с ним), наблюдается всплеск необычно бурной деятельности. Главным событием стало появление голубых камней, в результате чего возник Стоунхендж II, теперь уже действительно «каменная изгородь».

Это была нелёгкая задача — перевезти блоки голубого песчаника весом до четырёх тонн по суше, морю и реке на расстояние двести пятьдесят миль. До сего дня неизвестно, почему были выбраны именно эти долеритовые камни и почему были предприняты титанические усилия для доставки их на место — напрямую или через временный перевалочный пункт. Каким бы ни был точный маршрут, заканчивался он на берегу реки Эйвон, и именно этим объясняется, что на данном этапе строительства аллея была продлена на две мили, чтобы соединить Стоунхендж с рекой.

В конечном итоге на место были доставлены восемьдесят камней (по другим оценкам, восемьдесят два). Считается, что семьдесят шесть из них были предназначены для лунок Q и R, которые образуют две концентрические окружности — по тридцать восемь на каждую. Похоже, в западных частях этих окружностей были предусмотрены проходы.

Одновременно внутри окружностей точно на оси всего сооружения был установлен отдельный камень больших размеров, так называемый алтарь; он смотрел на северо-восток, в сторону пяточного камня. Однако после проверки расположения внешних камней учёные, к своему удивлению, обнаружили, что на этой фазе пяточный камень сдвинули немного восточнее (вправо, если смотреть из центра всего сооружения); одновременно с этим впереди пяточного камня были поставлены два новых каменных блока, как бы обозначая новую ось. Чтобы приспособиться к этим изменениям, проход внутрь круга был расширен вправо (на запад), для чего была засыпана часть рва и расширена аллея.

Неожиданно для себя исследователи обнаружили, что главным нововведением в Стоунхендже II стала не установка голубых блоков, а обозначение новой оси, которая располагалась восточнее старой.

Стоунхендж І в неизменном виде просуществовал семь веков, тогда как лишь третья фаза строительства изменила Стоунхендж II всего через несколько десятилетий. Кто-то, обладающий властью, принял решение придать комплексу монументальный и вечный характер. Именно тогда огромные сарсеновые блоки весом от сорока до пятидесяти тонн были доставлены в Стоунхендж с известковых холмов Мальборо, расположенных на расстоянии около двадцати миль. Принято считать, что всего таких камней было семьдесят семь.

Какой бы трудной ни была перевозка этих камней общим весом несколько тысяч тонн, установить их было ещё сложнее. Камни тщательно обработаны, и им придана нужная форма. Горизонтальные перемычки имеют правильный изгиб, а также шипы, которые точно совпадают с пазами в вертикальных блоках. Все подготовленные опоры нужно было установить парами в виде правильной окружности, а затем водрузить на них перемычки. Неизвестно, каким образом строителям удалось справиться с этой задачей, которую ещё больше усложнял уклон местности.

Одновременно новой оси был придан постоянный характер путём установки двух новых массивных привратных камней, заменивших старые. Считается, что упавший жертвенный камень как раз мог быть одним из этих новых камней.

Чтобы освободить место для сарсенового кольца и подковы, или овала, из трилитонов, два кольца голубых камней Стоунхенджа II были полностью убраны. Девятнадцать из них сформировали внутреннюю голубую подкову (теперь её считают незаконченным овалом), а пятьдесят девять предположительно должны были образовать два новых кольца (лунки Y и Z), внешних по отношению к кольцу сарсенов. Кольцо Y должно было состоять из тридцати камней, а кольцо Z из двадцати девяти. Некоторые из исходных восьмидесяти двух блоков могли быть предназначены либо для перемычек, либо (как предположил Джон И. Вуд в своей работе «Sun, Moon and Standing Stones») для замыкания овала. Однако кольца Y и Z так и не были построены; вместо этого голубые блоки поставили в виде одного большого голубого кольца (точное количество их неизвестно — по некоторым оценкам 60). Также неизвестно время сооружения этого кольца — то ли сразу же, то ли два столетия спустя. Некоторые исследователи считают, что примерно в 1100 году до нашей эры в Стоунхендже также проводились работы, преимущественно в районе аллеи.

Как бы то ни было, Стоунхендж был задуман в 2100 году до нашей эры, построен в течение следующего столетия и окончательно завершён примерно в 1900 году до нашей эры. Таким образом, современные научные методы дают ту же оценку возраста Стоунхенджа, что и известный египтолог сэр Флиндерс Петри, который в 1880 году предположил — удивительное прозрение для того времени, — что гигантское сооружение построено примерно в 2000 году до нашей эры. (Именно Петри разработал нумерацию камней, использующуюся и в настоящее время.)

При обычном порядке научных исследований древностей первыми на сцену выступают археологи, а вслед за ними идут остальные — антропологи, металлурги, историки, лингвисты и представители других отраслей науки. В случае со Стоунхенджем ведущую роль играли астрономы. Обусловлено это было не только тем обстоятельством, что руины сооружения возвышаются над поверхностью земли и не требуют раскопок, но и очевидной осью, направленной из центра «на северо-восток, туда, где встаёт солнце в самые длинные дни» (как выразился в 1740 году Уильям Стакли) — то есть в точку восхода в момент летнего солнцестояния (21 июня). Таким образом, Стоунхендж представлял собой инструмент для измерения времени!

Два с половиной столетия научного прогресса не опровергли это предположение. Общепризнано, что в Стоунхендже никто не жил и что он также не был местом погребения. Не дворец и не могильник, а храм-обсерватория, как зиккураты (ступенчатые пирамиды) Месопотамии и Южной Америки. Ориентированный на точку восхода солнца в момент летнего солнцестояния Стоунхендж можно смело назвать «Храмом Солнца».

Этот основополагающий факт не подлежит сомнению, и поэтому неудивительно, что астрономы продолжают играть главную роль в исследовании Стоунхенджа. В начале двадцатого века самым известным из них был сэр Норман Локьер, который в 1901 году провёл всеобъемлющее исследование Стоунхенджа и подтвердил его ориентацию на точку летнего солнцестояния («Stonehenge and Other British Stone Monuments»). Поскольку эта ориентация в достаточной степени определяется осью сооружения, исследователи со временем стали задаваться вопросом, не указывает ли сложное устройство Стоунхенджа — различные круги, овалы, прямоугольники и указатели — на связь с другими небесными явлениями и циклами, наблюдавшимися из этой обсерватории, а не только с летним солнцестоянием.

Такие предположения выдвигались во многих посвящённых Стоунхенджу работах. Но лишь в 1968 году, когда Сесил А. Ньюмен обнаружил закономерности, указывавшие на то, что в Стоунхендже могли наблюдаться и даже предсказываться точки равноденствий, эти гипотезы получили прочную научную основу.

Однако самым сенсационным его предположением (оно прозвучало сначала в статьях, а затем в вышедшей в 1964 году книге «Enigma of Stonehenge») стала гипотеза о том, что Стоунхендж мог одновременно быть и лунной обсерваторией. Этот вывод был сделан на основе изучения четырёх базовых камней и образуемого ими прямоугольника (рис. 10); кроме того, Ньюмен показал, что если строитель Стоунхенджа намеренно предусматривал эту возможность, то он точно знал, в каком месте строить это сооружение — прямоугольник расположен именно там, где требуется.

Все эти гипотезы поначалу были встречены с сомнением и недоверием, поскольку наблюдать за Луной гораздо сложнее, чем за Солнцем. Траектория Луны (вокруг Земли и вместе с Землёй вокруг Солнца) не повторяется из года в год — помимо всего прочего плоскость вращения Луны вокруг Земли слегка наклонена по отношению к плоскости вращения Земли вокруг Солнца. Полный цикл протяжённостью девятнадцать лет включает в себя восемь «мёртвых точек», как называют их астрономы — четыре главных и четыре дополнительных. Предположение о том, что Стоунхендж I — уже содержавший структуру, выделенную Ньюменом, — был построен для определения этих точек, выглядит бессмысленным, поскольку население Британии той эпохи только что вышло из каменного века. Это веский аргумент, и тем, кто продолжает находить астрономические чудеса в Стоунхендже, предстоит дать ответ на загадку появления сложной лунной обсерватории у людей каменного века.

Наибольший вклад в подтверждение невероятных возможностей Стоунхенджа внесли работы астронома Джеральда С. Хокинса из Бостонского университета. В своих статьях, опубликованных в уважаемых научных журналах в 1963, 1964 и 1965 годах, учёный сообщил свои далеко идущие выводы, нашедшие отражение в названиях работ: «Стоунхендж расшифрован», «Стоунхендж: компьютер неолита» и «Солнце, Луна, человек и камни». За статьями последовали книги «Stonehenge Decoded» и «Beyond Stonehenge». При помощи университетских компьютеров Хокинс проанализировал сотни направлений наблюдения в Стоунхендже, сравнил их с расположением Солнца, Луны и основных звёзд в древности и пришёл к заключению, что ориентация структур Стоунхенджа не может быть случайной.

Он придавал большое значение четырём базовым камням и образованному ими правильному прямоугольнику, показав, что линии соединения противоположных камней (91 и 94, 92 и 93) ориентированы на главные «мёртвые точки» на восходе и заходе Луны, а диагонали — на четыре дополнительные. Вместе с четырьмя точками, определяющими движение Солнца, они, по мнению Хокинса, позволяли в Стоунхендже наблюдать и предсказывать двенадцать основных точек, определяющих взаимное расположение и движение Солнца и Луны. Помимо всего прочего он был восхищён повторением числа 19 в камнях и лунках различных колец: два кольца из 38 голубых камней Стоунхенджа II «могут рассматриваться как состоящие из полуколец по 19 блоков» («Stonehenge Decoded»), а овальная «подкова» Стоунхенджа III состоит из 19 камней. Вне всякого сомнения, это связано с Луной, поскольку полный лунный цикл составляет именно 19 лет.

Профессор Хокинс пошёл ещё дальше: он сделал вывод, что количество камней и лунок в различных кольцах отражает возможность рассчитывать эклиптику. Поскольку плоскость вращения Луны вокруг Земли не совпадает с плоскостью вращения Земли вокруг Солнца (угол между ними составляет примерно 5 градусов), орбита Луны пересекает орбиту Земли дважды в год. Две точки пересечения («узлы») в астрономии обычно обозначаются как N и N’; именно в них происходят затмения. Однако из-за изменения формы земной орбиты и замедления вращения Земли вокруг Солнца эти точки пересечения каждый год немного сдвигаются, совершая полный цикл за 18,61 года. Хокинс предположил, что основой этого цикла является его начало и конец каждый девятнадцатый год, а затем сделал вывод, что 56 лунок Обри предназначены для корректировки положения узлов при помощи трёх передвижных маркеров по кругу Обри, поскольку 182 /3 х 3 = 56. Это, утверждал он, позволяет рассчитать время солнечных и лунных затмений, из чего следует вывод, что основным назначением Стоунхенджа являлось именно предсказание затмений. Стоунхендж, заявил Хокинс, есть не что иное, как выдающийся астрономический компьютер, сделанный из камня.

Предположение, что Стоунхендж представляет собой не только «Храм Солнца», но и лунную обсерваторию, поначалу встретило яростное сопротивление. Наиболее известным противником этой теории был Ричард Дж. С. Аткинсон из университетского колледжа в Кардиффе, который считал все это не более чем совпадением. Археологические свидетельства в пользу необыкновенной древности Стоунхенджа были главной причиной того, что он отвергал идеи обсерватории и компьютера из камня, полагая, что человек эпохи неолита был просто не способен на такие достижения. Его презрение и даже насмешки нашли отражение в статьях, опубликованных в журнале «Antiquity» и в книге «Stonehenge», но в результате исследований, проведённых профессором Оксфордского университета Александром Томом («Megalithic Lunar Observations»), он превратился в ревностного сторонника этих теорий. Том выполнил тщательные измерения Стоунхенджа и указал, что «подкова» из сарсеновых камней на самом деле представляет собой овал (рис. 11), эллиптическая форма которого более точно соответствует орбитам планет, чем круг. Он согласился с Ньюменом, что Стоунхендж I был в первую очередь лунной, а не солнечной обсерваторией, и подтвердил, что Стоунхендж был сооружён именно на этом месте потому, что только здесь направления, обозначенные прямоугольником базовых камней, позволяли проводить наблюдения за восемью «мёртвыми точками» Луны.

Яростные споры, развернувшиеся на страницах ведущих научных журналов и на всевозможных конференциях, были суммированы Ньюменом («Supplement to the Enigma of Stonehenge and its Astronomical and Geometrical Significance») следующей фразой: «За исключением пяти трилитонов, практически все остальные объекты, очевидно, имеют отношение к Луне». Он согласился, что 56 лунок Обри связаны с движением восьми главных точек восхода и захода Луны. Впоследствии даже Аткинсон признал, что в отношении цели и функций Стоунхенджа он «почувствовал себя в достаточной степени убеждённым, что привычный археологический подход нуждается в коренном пересмотре».

Эти выводы в значительной степени стали следствием работ известного исследователя, присоединившегося к остальным в конце 60-х годов и занимавшегося загадкой Стоунхенджа все следующее десятилетие. Это был астроном и математик сэр Фред Хойл. Он утверждал, что обнаруженные Хокинсом направления на различные звезды и планеты были, скорее всего, простым совпадением, но полностью соглашался с лунными аспектами Стоунхенджа 1-й особенно с ролью пятидесяти шести лунок Обри и прямоугольника из базовых камней (статья «Stonehenge — An Eclipse Predictor» в журнале «Nature» и книга «On Stonehenge»).

Однако Хойл, признав, что кольцо Обри могло играть роль «калькулятора» для предсказания затмений, поднял ещё одну проблему. Тот, кто создал этот калькулятор — Хокинс называл его «компьютером», — должен был заранеезнать точную величину солнечного года, периода обращения Луны и цикл длительностью 18,61 года, а человек эпохи неолита, живший в то время в Британии, просто не обладал этими знаниями.

Пытаясь объяснить, как глубокие знания в области астрономии и математики появились в Британии времён неолита, Хокинс обратился к древним средиземноморским легендам. Кроме упоминаний Диодора и Гекатея, он также приводил цитату Плутарха (в «Изиде и Осирисе») из произведений Эвдокса Книдского, астронома и математика, жившего в Малой Азии в четвёртом веке до нашей эры, который ассоциировал «демона затмений» с числом пятьдесят шесть.

Если человек не способен дать ответ на этот вопрос, может быть, стоит обратиться к сверхчеловеку?

Хойл, со своей стороны, пришёл к убеждению, что Стоунхендж был не просто обсерваторией, местом наблюдения за небесами. Он называл его «предсказателем», инструментом для предсказания небесных явлений и назначения их на определённые даты. Соглашаясь, что «подобные достижения разума были невозможны для местных земледельцев и скотоводов, пребывавших в эпохе неолита», он считал, что прямоугольник из базовых камней и его назначение указывают, что «строители Стоунхенджа могли прийти на Британские острова извне, специально подбирая место построения такого прямоугольника» (который возможен только в районе Стоунхенджа в Северном полушарии), «подобно тому, как современный астроном строит свои телескопы в далёких от дома местах».

«Стоунхендж построил настоящий Ньютон или Эйнштейн», — утверждал Хойл. Но даже в этом случае остаётся загадкой, в каком университете он выучился математике и астрономии — где существовала письменность, без которой невозможна передача подобных знаний и обучение — и каким образом одинокий гений смог спланировать и построить этот предсказатель небесных событий, когда только одна фаза сооружения Стоунхенджа II заняла целое столетие. «История насчитывает лишь 200 поколений людей, а доисторические времена — около 10 тысяч поколений», — замечает Хойл. Может быть, задавал вопрос он, все это часть «затмения богов» — перехода от эпохи, когда люди поклонялись богу Солнца и богу Луны, к «невидимому Богу Исайи»?

Хойл выразил свою мысль недостаточно ясно, но, тем не менее, ответил на вопрос, процитировав целый отрывок из Диодора, который, в свою очередь, ссылался на Гекатея. В этом отрывке, посвящённом гиперборейцам, сообщается, что греки и гиперборейцы «в глубокой древности» обменялись визитами.

«Они также рассказали, что с этого острова Луна кажется совсем близкой к Земле и что на ней есть, как и на Земле, свои выпуклости, которые заметны глазом.

Также известно, что бог возвращается на этот остров каждые девятнадцать лет, период, за который все звезды возвращаются на своё место в небе; и по этой причине девятнадцатилетний период называется греками «годом Метона».

Удивительно, что в те далёкие времена люди знали не только о девятнадцатилетнем лунном цикле, но также о «выпуклостях» Луны, подобных земным.

То, что греческие историки связывали круглое сооружение в Гиперборее с лунным циклом, впервые описанным афинянином Метоном, связывает вопрос об авторе Стоунхенджа с Ближним Востоком; то же самое относится к выводам перечисленных выше астрономов. Однако двумя столетиями раньше Уильям Стакли уже искал ответы в этом регионе, то есть на Ближнем Востоке. Его рисунок Стоунхенджа оказался сходен с изображением на одной древней средиземноморской монете (рис. 12а), где выгравирован храм с приподнятой площадкой. Это же изображение, но уже более отчётливое, найдено на другой древней монете из города Библоса, расположенного в этом же районе. На ней хорошо видно, что в храме есть помещение, в котором стоит ракета на стартовой платформе (рис. 12б). Мы обозначили это место как «стартовую площадку» шумерских легенд, место, где царь Шумера Гильгамеш наблюдал за взлётом ракеты. Это место существует до сих пор — обширная терраса в горах Ливана, в Баальбеке, где до сих пор сохранились руины самого большого из всех известных римских храмов. Массивную платформу поддерживают три колоссальных каменных блока, которые с древних времён известны под названием трилитоны.

Таким образом, ответы на загадки Стоунхенджа следует искать в весьма далёких от него местах, но в эпоху его сооружения. Ключ к разгадке содержится в вопросе «когда» был построен Стоунхендж I — а не только «кто» его построил, — а также «зачем» были сооружены Стоунхендж II и III.

Как мы вскоре убедимся, поспешная переделка Стоунхенджа в 2100-2000 годах до нашей эры имела отношение к наступлению новой эпохи — первой исторически зафиксированной эпохи человечества.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ ХРАМЫ, ОБРАЩЁННЫЕ К НЕБЕСАМ

Чем больше современная наука узнает о Стоунхендже, тем невероятнее выглядит этот древний памятник. И действительно, если бы не видимые свидетельства в виде мегалитов и земляных сооружений — они могли исчезнуть подобно многим древним памятникам под действием времени, природных сил или разрушающей деятельности человека, — то история о камнях, способных отсчитывать время, и кольцах, которые могут предсказывать солнечные и лунные затмения, выглядела бы настолько невероятной для Британии каменного века, что воспринималась бы просто как миф.

Возраст Стоунхенджа, который все увеличивался по мере углубления исследований, естественно, не давал покоя учёным. Именно предполагаемые даты сооружения Стоунхенджа I, а затем Стоунхенджа II и III натолкнули археологов на мысль о пришельцах из Средиземноморья, а выдающиеся учёные в поисках объяснения этой загадки стали ссылаться на древних богов.

Наиболее удовлетворительный ответ получен на вопрос «когда» (в отличие от вопросов «кто» и «зачем»). Археологи и физики (при помощи современных методов радиоуглеродного анализа с использованием изотопа углерода-14) присоединились к археоастрономии в выводе, что Стоунхендж I был сооружён в 2900/2800 году до нашей эры, а Стоунхендж II и III — в 2100/2000 году до нашей эры.

Отцом новой науки, археоастрономии — хотя он предпочитал называть её астроархеологией, что, по его мнению, лучше передавало суть — был, вне всякого сомнения, сэр Норман Локьер. Показателем того, как долго официальная наука признает любые инновации, может служить целое столетие, прошедшее после опубликования в 1894 году основополагающей работы Локьера «The Dawn of Astronomy». Посетив в 1890 году Левант, он заметил, что в отличие от древних цивилизаций Индии и Китая, где сохранилось мало памятников, но множество письменных свидетельств, в Египте и Вавилоне всё обстояло с точностью до наоборот: это две «необыкновенно древние цивилизации», где имеется огромное количество памятников неопределённого (так считалось во времена Локьера) возраста.

Он писал, что неизгладимое впечатление на него произвело то обстоятельство, что в Вавилоне «с глубокой древности символом бога была звезда» и что в иероглифическом письме египтян три звезды обозначали множественное понятие «боги». Вавилонские глиняные таблицы с надписями и кирпичи из обожжённой глины, отмечал он, похоже, «с большой точностью фиксируют циклы положения луны и планет». Планеты, звезды и зодиакальные созвездия присутствуют на стенах египетских гробниц и в папирусах. В индуистском пантеоне есть боги Солнца и Зари: имя бога Индры в буквальном переводе означает «день, принесённый солнцем», а имя богини Ушас означает «заря».

Может ли астрономия быть помощницей египтологии, задавался вопросом Локьер. Способна ли она помочь в определении возраста египетской и вавилонской цивилизаций?

Рассматривая индийскую «Ригведу» и тексты Древнего Египта с точки зрения астрономии, писал Локьер, «приходишь к поразительному выводу, что все древние обожествления и наблюдения были связаны с горизонтом… Это справедливо не только для Солнца, но также для звёзд, которыми усыпано все небо». Горизонт, отмечал он, есть «место, где якобы встречаются круг, ограничивающий обозримую земную поверхность, и небо». Другими словами, это круг, где соприкасаются Земля и Небо. Именно здесь жившие в незапамятные времена люди искали божественные знаки или предзнаменования. Поскольку самым регулярным из наблюдаемых небесных явлений был ежедневный восход и заход солнца, вполне естественно, что он стал основой первых астрономических наблюдений и связывал другие явления (такие, как появление или траектории планет и даже звёзд) с их «восходом» после наступления темноты и коротким появлением на восточном горизонте в те несколько мгновений, когда солнце начинает всходить, но небо ещё достаточно тёмное, чтобы на нём были различимы звезды.

Древний наблюдатель мог без труда определить, что солнце всегда появляется на востоке, а заходит на западе; кроме того, он должен был заметить, что летом оно поднимается выше, а дни становятся длиннее. Это, как объясняет современная астрономия, происходит потому, что ось вращения Земли не перпендикулярна плоскости орбиты (эклиптике), по которой планета движется вокруг Солнца, а наклонена к ней под углом около 23,5 градуса (в настоящее время). Именно поэтому мы наблюдаем смену времён года, а также четыре характерные точки видимого движения Солнца по небу: зимнего и летнего солнцестояния, а также весеннего и осеннего равноденствия.

Изучая ориентацию древних и не очень древних храмов, Локьер обнаружил, что «Храмы Солнца» — как он их называл — можно разбить на две категории: те, которые ориентированы на точки равноденствия, и те, которые ориентированы на точки солнцестояния. Несмотря на то, что солнце всегда восходит в восточной части небосвода, а заходит в западной, только в дни равноденствия оно появляется точно на востоке и садится точно на западе. Локьер считал ориентированные на точки равноденствия храмы более универсальными, поскольку угол между северной и южной точками солнцестояния (зимнего и летнего для наблюдателя в Северном полушарии) зависит от долготы. Таким образом, ориентированные на точки солнцестояния храмы оказывались более «индивидуальными», привязанными к своему географическому положению (и даже высоте над уровнем моря).

В качестве примеров ориентированных на точки равноденствия храмов Локьер приводил храм Зевса в Баальбеке, храм Соломона в Иерусалиме и огромную базилику Св. Петра в Риме (рис. 13) — все они расположены строго вдоль оси восток — запад. Что касается последнего сооружения, то учёный цитировал труды по церковной архитектуре, в которых описывалось, как в старой базилике Св. Петра (её строительство началось при императоре Константине в четвёртом веке нашей эры, а разрушили базилику в начале шестнадцатого века) в день весеннего равноденствия «на утренней заре открывались большие ворота портика, а также восточные ворота церкви, и лучи восходящего солнца проходили через внешние и внутренние ворота, пронизывали неф и освящали священный алтарь». Локьер добавлял, что «в современной церкви сохранён тот же эффект». В качестве примера храма, ориентированного на точки солнцестояния, Локьер приводил китайский «Храм Неба» в Пекине, где в день зимнего солнцестояния, 21 декабря, «во время самого главного государственного праздника в Китае на южном алтаре приносилась жертва». Структура Стоунхенджа была ориентирована на точку летнего солнцестояния.

Однако все это было только прелюдией основных исследований Локьера в Египте.

Изучая ориентацию древних египетских храмов, Локьер пришёл к выводу, что самые старые ориентировались по точкам равноденствия, а более новые — по точкам солнцестояния. Он с удивлением обнаружил, что первые оказались более совершенными с точки зрения астрономии, поскольку были предназначены для наблюдения и почитания не только восходящего или заходящего солнца, но и звёзд. Более того, самые древние святыни предполагали поклонение и Луне, и Солнцу, но предпочтение все же отдавалось Солнцу. Такой ориентированной на равноденствие святыней был храм в городе Гелиополисе (в переводе с греческого «Город Солнца»), который египтяне называли Анну и который упоминается в Библии. Локьер вычислил, что сочетание наблюдений за положением Солнца и яркой звезды Сириус, а также ежегодного подъёма Нила — эта триада была основой египетского календаря — даёт точку отсчёта примерно в 3200 году до нашей эры.

Согласно египетским текстам в храме Анну находился священный каменьБен-Бен («Птица-Пирамида»), который, как утверждалось, был частью «небесной лодки», на которой бог Ра прибыл на землю с «планеты миллионов лет». Этот предмет, обычно хранившийся во внутреннем святилище храма, выставлялся на всеобщее обозрение один раз в год, а традиция паломничества к храму — чтобы увидеть святыню и поклониться ей —

сохранилась и во времена династий. Сам объект поклонения затерялся во тьме тысячелетий, однако была найдена его каменная копия с изображением, на котором великий бог виден через проем или люк капсулы (рис. 14). Легенда о мифической птице Феникс, которая периодически умирает и воскресает, также связана с этой святыней и традицией поклонения ей.

Бен-Бен все ещё хранился в храме во времена фараона Пи-Анхи (примерно 750 год до нашей эры), поскольку была найдена запись, рассказывающая о посещении фараоном этой святыни. Намереваясь войти в святая святых и лицезреть небесный объект, фараон на восходе солнца на переднем дворе храма принёс обильные жертвы. Затем он вошёл в храм, по обычаю низко кланяясь великому богу. После этого жрецы прочли молитву о безопасности фараона, чтобы он мог без вреда для себя войти в святая святых, а затем выйти из неё. Вслед за этим были совершены церемонии подготовки для вступления в святилище, носившее название «Звёздной Комнаты». Эти церемонии включали в себя омовение фараона, очищение и натирание благовониями. Затем владыке вручили редкие цветы или ветви растений, которые он должен был преподнести богу, положив их перед камнем Бен-Бен. После этого он поднялся по ступенькам к «великому шатру», в котором находилась святыня. Достигнув верхних ступенек, фараон отодвинул засов, открыл двери в святая святых и «увидел своего праотца Ра в обители Бен-Бен». Потом он отступил назад, закрыл за собой двери и опечатал их глиняной печатью.

Святилище в Гелиополисе не сохранилось, однако археологи обнаружили храм более поздней постройки, спроектированный по его образу и подобию. Это так называемый Храм Солнца фараона Неусера из пятой династии, которая занимала египетский трон с 2494 по 2345 год до нашей эры. Этот храм был построен в месте, которое теперь носит название Абузир, к югу от Гизы и великих пирамид; святилище представляло собой широкую приподнятую террасу, на которой стояла массивная платформа с невысоким объектом, напоминающим по форме обелиск (рис. 15). Наклонный спуск был увенчан крытым коридором с равномерно расположенными окнами в потолке, соединявшим роскошный вход в храм с величественными воротами, расположенными внизу, в долине. Наклонное основание обелиска вздымается на высоту шестидесяти пяти футов над уровнем двора храма, а высота самого обелиска, который в те времена, возможно, был облицован позолоченной медью, составляет 120 футов.

Сам храм, расположенный внутри огороженного пространства, состоит из различных помещений и комнат и представляет собой правильный прямоугольник размерами 260 на 360 футов. Он точно ориентирован вдоль оси восток — запад (рис. 16), то есть на точки равноденствия, но наклонный коридор явно отклоняется от этой оси и направлен на северо-восток. То, что эта переориентация более древнего храма в Гелиополисе (он был расположен строго вдоль оси восток — запад) является намеренной, становится ясно из искусных рельефных изображений и надписей, украшающих коридор. Они восхваляют тридцатую годовщину правления фараона, и поэтому коридор вполне мог быть построен именно к этой дате. Торжества повторяли таинственные обряды праздника Сед (значение этого термина до сих пор неясно), которым отмечался некий «юбилей» и который всегда начинался в первый день египетского календаря — в первый день первого месяца, носившего название «месяца Тота». Другими словами, праздник Сед представлял собой нечто вроде новогоднего праздника, отмечавшегося не ежегодно, а через определённое число лет.

Одновременная ориентация храма на точки равноденствия и солнцестояния предполагает знакомство — в третьем тысячелетии до нашей эры — с концепцией «четырёх углов». Рисунки и надписи на стенах коридора описывают «священный танец» фараона. Они скопированы, переведены и опубликованы Людвигом Борхардтом, X. Кссом и Фридрихом фон Биссингом в книге «Das Re-Heligtum des Konigs Ne-Woser-Re». Авторы пришли к выводу, что «танец» отражает «цикл освящения четырёх углов Земли».

Ориентация самого храма на точки равноденствия и ориентация коридора на точки солнцестояния, связанные с траекторией движения Солнца, побудили египтологов назвать это сооружение «Храмом Солнца». Доказательства правильности этого названия они получили после обнаружения «солнечной лодки» (частично вырезанной из камня, частично сложенной из высушенного и разрисованного кирпича), найденной под слоем песка в южной части территории храма. Иероглифические письмена на ней, имевшие отношение к измерению времени и календарю Древнего Египта, утверждали, что небесные тела путешествуют по небу в лодках. Очень часто боги и даже умершие фараоны (присоединившиеся к богам в загробной жизни) изображались в таких лодках, плывущих по небесной тверди, которая поддерживается в четырёх угловых точках (рис. 17).

Следующий грандиозный храм, явно имитирующий структуру «пирамиды на платформе» (рис. 18) «Храма Солнца» Неусера, был, однако, с самого начала ориентирован на точки солнцестояния, то есть вдоль оси северо-запад — юго-восток. Он был построен на западном берегу Нила (неподалёку от современной деревни Дейр-эль-Бахри) в Верхнем Египте как часть Великих Фив фараоном Ментухотепом I примерно в 2100 году до нашей эры. Шесть столетий спустя Тутмос III и царица Хатшепсут из XVIII династии поставили рядом свои храмы. Их ориентация была сходной, но не точно такой же (рис. 19). Именно в Фивах (Карнаке) Локьер сделал своё самое главное открытие, которое привело к возникновению археоастрономии.

Последовательность глав, фактов и аргументов в книге «The Dawn of Astronomy» указывает на то, что путь Локьера к Карнаку и египетским храмам проходил через Европу: это ориентация старой базилики Св. Петра в Риме, где луч света падал на алтарь при восходе солнца в день весеннего равноденствия, и площадь у собора Св. Петра (гравюру с её изображением Локьер включил в свою книгу, рис. 20), удивительно напоминавшую Стоунхендж…

Он обратил внимание на Парфенон в Афинах (рис. 21) и обнаружил, что «существует старый Парфенон, сооружение, которое стояло на этом месте во времена Троянской войны, и новый Парфенон, внешний двор которого напоминает египетские храмы, но святилище расположено ближе к центру. Именно разница в ориентации этих двух афинских храмов и привлекла моё внимание».

В распоряжении Локьера были рисунки и планы различных египетских храмов, ориентация которых с течением времени менялась. Он был поражён явным сходством между разницей в ориентации двух греческих храмов и разницей в ориентации двух стоящих вплотную египетских храмов неподалёку от Фив, в местечке под названием Мединет-Хабу (рис. 22). Если опираться только на архитектурные принципы, все эти строения должны были быть параллельными и иметь одинаковую ориентацию осей.

Локьер задумался, не обусловлена ли эта небольшая разница в ориентации изменением положения Солнца на небосклоне, причиной которого является наклонение орбиты Земли, и пришёл к выводу, что ответ на этот вопрос должен быть утвердительным.

Современной науке известно, что причиной такого явления, как солнцестояние, является наклон земной оси к плоскости её орбиты и что положение этих «мёртвых точек» соответствует данному наклону. Однако астрономы обнаружили, что этот угол не является постоянным. Земля раскачивается из стороны в сторону (это можно сравнить с килевой качкой корабля). Вполне вероятно, это отдалённые последствия полученного ею в прошлом сильного удара (либо исходной катастрофы, в результате чего Земля перешла на свою нынешнюю орбиту, либо столкновения с крупным метеоритом около 65 миллионов лет назад, возможно, уничтожившим динозавров). Угол наклона, в настоящее время равный 23,5 градуса, может меняться от 21 до 24 градусов — точно сказать нельзя, поскольку для изменения в один градус требуется несколько тысяч лет (7000 по оценке Локьера). Изменение наклона земной оси приводит к перемещению точек солнцестояния (рис. 23а). Это означает, что храм, ось которого ориентирована на точки солнцестояния, через несколько сотен или тысяч лет теряет правильную ориентацию.

Открытие Локьера заключалось в следующем: определив ориентацию храма и его географическую долготу, можно вычислить наклон земной оси в момент постройки этого сооружения. А зная скорость изменения угла наклона, можно достаточно точно определить время, когда был построен тот или иной храм.

Таблица наклонения, точность которой за прошедшие столетия значительно повысилась, показывает, как изменялся наклон земной оси за последние тысячелетия.

500 год до н. э. около 23,75 градуса

1000 год до н. э. около 23,81 градуса

1500 год до н. э. около 23,87 градуса

2000 год до н. э. около 23,92 градуса

2500 год до н. э. около 23,97 градуса

3000 год до н. э. около 24,02 градуса

3500 год до н. э. около 24,07 градуса

4000 год до н. э. около 24,11 градуса

Локьер применил своё открытие при тщательном обмере большого храма Амона-Ра в Карнаке. Этот храм, расширявшийся и достраивавшийся различными фараонами, состоял из двух основных прямоугольных сооружений, построенных вплотную друг к другу и расположенных на оси юго-восток — северо-запад, что указывало на ориентацию по точкам солнцестояния. Локьер пришёл к заключению, что смысл ориентации и планировки храма заключался в том, чтобы луч света в день солнцестояния проходил вдоль длинного коридора, попадал между двух обелисков и озарял «святая святых», расположенную в самом центре храма, божественным светом. Локьер заметил, что оси стоявших вплотную двух храмов не совсем совпадают: новая ось ориентировалась на точку солнцестояния, соответствовавшую меньшему наклону земной оси (рис. 23б). Два наклонения, вычисленные Локьером, показывают, что старый храм был построен примерно в 2100 году до нашей эры, а новый — в 1200 году до нашей эры.

Несмотря на то, что новейшие исследования, и особенно выполненные Джеральдом Хокинсом, дают основание предположить, что солнечный луч в момент зимнего солнцестояния должен был наблюдаться из той части храма, которую Хокинс назвал «высокой комнатой Солнца», а не проходить вдоль оси, это ни в коей мере не затрагивает основной вывод Локьера относительно ориентации на точки солнцестояния. И действительно, последующие археологические открытия в Карнаке подтверждают главную гипотезу Локьера — ориентация храмов с течением времени изменялась в соответствии с изменением наклона земной оси. Таким образом, ориентация храма может служить ключом к вычислению времени его постройки. Новейшие достижения археологии подтвердили, что время сооружения самой старой части храма приходится на начало Среднего Царства в период правления XI династии, то есть примерно на 2100 год до нашей эры. Фараоны следующих династий на протяжении многих веков занимались его переделкой и перестройкой. Так, например, два обелиска были поставлены во времена XVIII династии. Последняя фаза строительства имела место при фараоне Сети 11 из XIX династии, который правил с 1216 по 120 год до нашей эры, что в точности совпадает с оценкой Локьера.

Археоастрономия — или астроархеология, как предпочитал её называть сэр Норман — доказала свою полезность и надёжность.

В начале двадцатого века Локьер переключил своё внимание на Стоунхендж, проникшись убеждением, что открытая им закономерность применима и к храмам, расположенным в других уголках мира, например к афинскому Парфенону. Поскольку ось Стоунхенджа, если смотреть на неё из центра сарсенового кольца, явно указывает на точку летнего солнцестояния, Локьер произвёл соответствующие измерения и вычисления. Пяточный камень, заключил он, указывал на точку горизонта, в которой ожидался восход солнца, а явное перемещение этого камня (вместе с расширением и переделкой аллеи) заставляло предположить, что по прошествии столетий точка восхода поменяла своё положение соответственно изменению наклона земной оси. И хотя изменение это было незначительным, хозяин Стоунхенджа посчитал необходимым скорректировать линию наблюдения.

Локьер представил свои выводы в работе «Stone-henge and the Other British Stone Monuments» (1906), и суть их может быть выражена одним рисунком (рис. 24). Предполагается, что ось начинается у алтаря, проходит между сарсеновыми блоками под номерами 1 и 30, а затем вдоль аллеи к пяточному камню. Угол наклонения, соответствующий этой оси, указывает, что Стоунхендж был построен примерно в 1680 году до нашей эры. Нет нужды говорить, что сто лет назад такая дата выглядела сенсационной — учёные все ещё относили Стоунхендж к эпохе короля Артура.

Успехи современной науки в определении угла наклона земной оси, уменьшение погрешности измерений и открытие нескольких фаз строительства Стоунхенджа нисколько не уменьшили значения работы Локьера. Несмотря на то что Стоунхендж III, который мы видим сегодня, датируется примерно 2000 годом до нашей эры, общепризнано, что алтарный камень был перенесён в процессе перестройки комплекса, начавшейся около 2100 года до нашей эры. Его поставили на новое место только после перестановки голубых камней и появления лунок Y и 2. Эта фаза, названная Стоунхендж ШЬ, не имеет точной датировки и относится к периоду между 2000 и 1550 годом до нашей эры — вполне возможно, что вычисленный Локьером 1680 год до нашей эры является истинной датой реконструкции. Как показывает рисунок, Локьер не исключал из рассмотрения более ранние даты предыдущих фаз, и его выводы хорошо согласуются с принятой сегодня оценкой возраста Стоунхенджа I — 2900/2800 год до нашей эры.

Таким образом, археоастрология объединяет археологические находки с результатами радиоуглеродного анализа и даёт те же даты сооружения различных фаз Стоунхенджа. Три разных метода прекрасно согласуются друг с другом. Такое уверенное определение возраста Стоунхенджа ещё больше обостряет вопрос о его создателях. Кто в 2900/2800 годах до нашей эры обладал такими глубокими астрономическими познаниями (не* говоря уже об инженерном деле и архитектуре), чтобы построить «компьютер» для исчисления календаря, а в 2100/2000 году до нашей эры передвинул его различные компоненты? И зачем потребовалась такая реконструкция?

Переход человечества от палеолита (раннего каменного века), длительность которого составляла сотни и тысячи лет, к мезолиту (средний каменный век) произошёл на Ближнем Востоке — причём внезапно. Здесь примерно за 11 000 лет до нашей эры — по нашим оценкам, непосредственно после Великого потопа — удивительно быстро расцвело земледелие и скотоводство. Археологические находки и другие свидетельства (совсем недавно подтверждённые исследованиями лингвистов) показывают, что сельскохозяйственная культура мезолита распространялась с Ближнего Востока в Европу в результате миграции народов, обладавших соответствующими знаниями. Эти племена достигли Иберийского полуострова в период между 4500 и 4000 годом до нашей эры, современной Франции и Голландии — приблизительно в 3500-3000 году до нашей эры, а Британских островов где-то около 3000-2500 года до нашей эры. Вскоре после этого в районе Стоунхенджа появились бикеры, владевшие секретами изготовления глиняной посуды.

Однако к тому времени Ближний Восток уже давно распрощался с неолитом (поздний каменный век), который начался здесь примерно за 7400 лет до нашей эры, и для этого региона был характерен переход от камня к глине, а затем и металлам, а также появление поселений городского типа. Когда эта фаза развития человечества добралась до Британских островов — вместе с так называемыми уэссекцами — на Ближнем Востоке великая цивилизация Шумера существовала уже почти две тысячи лет, а египетская культура — более тысячи лет.

Если глубокие научные знания, требовавшиеся для выбора места, для планирования, ориентации и постройки Стоунхенджа, пришли извне, то источниками таких знаний в тот период могли быть только древние цивилизации Ближнего Востока.

Значит, египетские «Храмы Солнца», являются прототипами Стоунхенджа? Мы видели, что во времена строительства различных фаз Стоунхенджа в Египте уже существовали храмы с астрономической ориентацией. «Храм Солнца» в Гелиополисе, ориентированный на точки равноденствия, был построен примерно в 3100 году до нашей эры, когда в Египте появились первые царские династии (возможно, чуть раньше) — на несколько столетий раньше Стоунхенджа I. Сооружение самой древней части ориентированного на точки солнцестояния храма Амона-Ра в Карнаке относится к 2100 году — эта дата совпадает (возможно, не случайно) с датой реконструкции Стоунхенджа.

Таким образом, теоретически вполне возможно, что народы Средиземноморья — египтяне или те, кто был знаком с «египетской» наукой, — могли иметь отношение к строительству всех этапов Стоунхенджа в те времена, когда подобная задача людям этого региона была явно не по плечу.

Тем не менее, несмотря на то что в ту эпоху Египет вполне мог быть источником необходимых для строительства Стоунхенджа знаний, следует обратить внимание на существенную разницу между всеми египетскими храмами и Стоунхенджем: ни один из храмов Древнего Египта, независимо от своей ориентации (на точки равноденствия или солнцестояния), не имел круглой формы, как Стоунхендж во всех его фазах. Различные пирамиды имели квадратное основание, а храмы были прямоугольными. Ни один из каменных храмов Египта не имел ничего общего с каменной изгородью.

С самого начала династического периода в истории Египта, с которым связывают зарождение характерной египетской цивилизации, именно фараоны нанимали архитекторов и каменщиков, жрецов и учёных, а также отдавали приказание проектировать и сооружать удивительные каменные сооружения Древнего Египта. Однако ни одно из них не проектировалось, не ориентировалось и не строилось в виде круглого храма.

А как насчёт знаменитых мореплавателей — финикийцев? Архитектура их храмов не имеет ни малейшего сходства с круговой структурой Стоунхенджа. Изображение финикийского храма можно увидеть на монете из Библоса (рис. 12), и этот храм явно имеет прямоугольную форму. На огромной каменной платформе в Баальбеке в горах Ливана разные народы и завоеватели строили свои храмы на руинах прежних, строго придерживаясь их планировки. Как свидетельствуют руины римской эпохи (рис. 25), это были храмы прямоугольной формы (чёрная зона) с квадратным двориком (шестиугольный павильон на входе — это явно римская пристройка). Ось храма ориентирована в направлении восток — запад: храм смотрит на восток строго в точку восхода солнца в момент равноденствия. Этот факт не должен вызывать удивления, поскольку в древности это место называлось «городом солнца» — Гелиополис по-гречески и библейский Бет-Шемеш («дом солнца») во времена царя Соломона.

То, что прямоугольная форма и ось восток — запад не были просто причудами финикийцев, доказывает Храм Соломона, первый храм в Иерусалиме, который был построен финикийскими архитекторами, присланными царём Тира Хирамом. Храм имел прямоугольную форму, располагался вдоль оси восток — запад, смотрел на восток (рис. 26) и был возведён на огромной искусственной платформе. Сабатино Москати («The World of the Phoenicians») безоговорочно утверждал, что «даже если бы не сохранилось руин финикийских храмов, Храм Соломона в Иерусалиме, построенный финикийскими архитекторами, подробно описан в Ветхом Завете — а финикийские храмы должны были быть похожими друг на друга». И ни один из них не был круглым.

Однако форма круга появляется у других «подозреваемых» из района Средиземноморья. Это представители микенской цивилизации, первые из эллинских народов Древней Греции. Именно у них археологи впервые обнаружили так называемые «могильные круги» — могильники, окружённые кольцом из камней (рис. 27), которые со временем превратились в круглые шахтовые гробницы, спрятанные под земляным курганом конической формы. Однако эти сооружения датируются примерно 1500 годом до нашей эры, и самое большое из них, названное Сокровищницей Атрея из-за золотых украшений, которые были найдены рядом с усопшим (рис. 28), относится к 1300 году до нашей эры. Археологи, поддерживающие гипотезу о связи с микенской цивилизацией, сравнивают эти могильные курганы восточного Средиземноморья с холмом Силбери в районе Стоунхенджа и с похожим холмом в Ньюгрэндже в долине реки Бойн в ирландском графстве Мит. Однако радиоуглеродный анализ показал, что холмы в Силбери и Ньюгрэндже насыпаны не позднее 2200 года до нашей эры — почти за тысячу лет до появления Сокровищницы Атрея и других микенских могильников. Более того, на шкале времени могильные курганы в Микенах ещё дальше удалены от Стоунхенджа I. И действительно, могильные курганы на Британских островах больше похожи — по внешнему виду и по возрасту — на подобные памятники западного, а не восточного Средиземноморья, например, в Лос-Мильарес на юге Испании (рис. 29).

* * *

Помимо всего прочего, Стоунхендж никогда не служил местом захоронения. По этим причинам поиски его прототипа — круглой структуры, использовавшейся для астрономических наблюдений, — следует распространить за границы восточного Средиземноморья.

Теоретически источником Стоунхенджа могла быть шумерская цивилизация, которая была старше египетской и обладала более глубокими научными знаниями. Среди удивительных достижений шумеров можно назвать крупные города, письменность, литературу, школы, монархию, суды, законы, торговцев, ремесленников, поэтов, танцоров. Науки развивались в храмах, где «тайны чисел и небес» — то есть математики и астрономии — хранились, преподавались и передавались поколениями жрецов, которые выполняли свои обязанности в огороженных каменными стенами святилищах. Такие святилища обычно состояли из алтарей, посвящённых различным богам, жилых помещений, мастерских и учебных классов для жрецов, кладовых, административных зданий, а также — как доминирующее, главное и самое заметное сооружение священного места или самого города — зиккурата — вздымавшейся к небесам ступенчатой пирамиды (обычно их было семь). Верхняя ступень представляла собой несколько помещений и предназначалась — в буквальном смысле — для великого бога, «культовым центром» (как любят выражаться учёные) которого являлся данный город (рис. 30).

Превосходной иллюстрацией такого священного места с зиккуратом может служить реконструкция, в основу которой легли археологические открытия в священном городе Ниппуре (НИ.ИБРУ на шумерском языке), который с глубокой древности считался «штабквартирой» бога Энлиля (рис. 31). Это зиккурат — внутри огороженной территории прямоугольной формы. Археологам улыбнулась удача, и они нашли глиняную табличку, на которой древний картограф изобразил план Ниппура (рис. 32). На ней отчётливо видна прямоугольная территория с зиккуратом и надписью (клинописью) Е.КУР — «дом, высокий, как гора». Ориентация зиккурата и храмов была такой, что их углы располагались по четырём сторонам света, а стены построек смотрели на северо-восток, юго-восток, северо-запад и юго-запад.

Ориентировка углов зиккурата по сторонам света — без компаса — была делом нелёгким. Однако именно такое расположение позволяло обозревать небо в различных направлениях и под разными углами. Каждая ступень зиккурата обеспечивала более высокую точку наблюдения, а значит, и другой горизонт, привязываемый к географическому положению. Линия, соединяющая восточный и западный углы, указывала на точки равноденствия, а стороны позволяли наблюдать за восходом и заходом солнца во время летнего и зимнего солнцестояния. Современные астрономы обнаружили множество таких позиций для наблюдения на знаменитом зиккурате Вавилона (рис. 33), точные размеры и планировка которого были указаны на глиняных табличках.

Квадратные или прямоугольные структуры с точно вымеренными прямыми углами — это традиционная форма храмов и зиккуратов Месопотамии. Чтобы убедиться в этом, стоит лишь взглянуть на святилище Ура во времена Авраама (рис. 34) — примерно 2100 год до нашей эры, современник Стоунхенджа II — или на один из более древних храмов, построенных на приподнятой платформе, Белый Храм в Эриду (рис. 35а и 35б), датируемый 3100 годом до нашей эры — на два тысячелетия старше Стоунхенджа I.

То, что храмам в Месопотамии намеренно придавали прямоугольную форму и ориентировали по сторонам света, становится ясно из планировки Вавилона — достаточно сравнить хаотическое расположение улиц и зданий в вавилонских городах с геометрически совершенной планировкой священных мест и квадратной формой зиккуратов (рис. 36).

Таким образом, совсем не случайно в Месопотамии храмы имели прямоугольную форму, а зиккураты возводились на квадратном основании. Если кому-то покажется, что шумеры и их потомки не знали, что такое круг, или не умели построить его, опровергнуть это мнение могут древние математические таблицы, в которых некоторые основные числа шестидесятеричной системы счисления (с основанием 60) обозначались окружностью; в геометрических и землемерных таблицах приводились правила измерения площади фигур правильной и неправильной формы, в том числе и круга. Кроме того, к числу шумерских изобретений относится и колесо (рис. 37). Среди руин первых городов археологами были найдены дома круглой формы (рис. 38), а святилища (например, в местечке Хафаджа — рис. 39) иногда были обнесены овальными каменными стенами. Совершенно очевидно, что при строительстве храмов шумеры сознательно не использовали хорошо им известную форму круга.

Таким образом, между формой, архитектурой и ориентацией шумерских храмов и Стоунхенджа нет никакого сходства, и, кроме того, шумеры не занимались обработкой камня (в аллювиальной равнине между Тигром и Евфратом нет каменоломен). Спроектировали и построили Стоунхендж вовсе не шумеры, и единственный храм, который можно считать исключением из этого правила, лишь подтверждает сделанный вывод.

В таком случае, кто же — если это были не египтяне, не финикийцы, не греки и не шумеры — пришёл на равнину Солсбери, чтобы спроектировать Стоунхендж и руководить его сооружением?

Интересный ключ к разгадке появляется при знакомстве с легендами, имеющими отношение к холму в Ньюгрэндже. По мнению Майкла Дж. О’Келли, архитектора и самого авторитетного исследователя Ньюгрэнджа и его окрестностей («Newgrange: Archaeology, Art and Legend»), это место в древнем ирландском фольклоре имело различные названия, но сводились все они к одному и тому же — Brug Oengusa, или «дом Оэнгуса», сына главного бога докельтского пантеона, который прибыл в Ирландию «из другого мира». Этот главный бог носил имя АнДагда, «Добрый бог Ан».

Удивительное дело — имя главного божества древности совпадает в таких не похожих друг на друга местах: в Шумере с его зиккуратом в Уруке, посвящённым Е. АННА, в египетском Гелиополисе, настоящее название которого было Анну, а также в далёкой Ирландии…

Мысль о том, что это не простое совпадение, а важный ключ к разгадке тайны, появляется после анализа имени сына этого «главного бога», Оэнгуса. Когда в 290 году до нашей эры вавилонский жрец Берос, основываясь на древних шумерских и вавилонских тестах, записывал историю и предысторию Месопотамии, он (или греческие учёные, цитировавшие его работы) называл одно из имён Энки, «Оаннес». Энки командовал первой группой ануннаков, высадившейся на Землю в Персидском заливе; кроме того, он руководил научным подразделением ануннаков и записал все накопленные ими знания на ME, загадочных объектах, которые сегодня мы можем сравнить с компьютерными компакт-дисками. Он действительно был сыном Ану. Может быть, именно Энки в докельтских мифах превратился в Оэнгуса, сына Ан Дагды?

«Всему, что мы знаем, нас научили боги», — постоянно повторяли шумеры.

В таком случае, может быть, Стоунхендж создали не древние люди, а древние боги?

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ ДУР.АН.КИ — «СВЯЗЬ НЕБО — ЗЕМЛЯ»

Со времён глубокой древности человек в трудные времена смотрел на небо в поисках божественных указаний, вдохновения и поддержки. Даже после того, как Земля при её создании была отделена от «небес», они всегда встречались на линии горизонта. Именно в линию горизонта всматривался человек на восходе или на закате солнца, пытаясь увидеть Хозяина Небес.

Небо и Земля встречаются на горизонте, и знания, основанные на наблюдении за небом и движением небесных тел, называются астрономией.

Со времён глубокой древности человек знал, что сотворившие его существа спустились с неба — он называл их ануннаки, «те, кто сошёл на землю с небес». Человек всегда знал, что их истинный дом был на небе. «Отец наш небесный», — повторял он. Но люди также знали, что тем ануннакам, которые пришли на землю и остались здесь, можно поклоняться в храмах.

Человек встречался со своими богами в храмах и назвал полученные в результате этих встреч знания, ритуалы и убеждения Религией.

Самым важным «центром культа», «пупом земли», был город Энлиля, расположенный в том месте, где впоследствии возникнет Шумер. Этот город, носивший название Ниппур, центр культуры, религии и власти, на самом деле был центром управления миссией ануннаков, а его «святая святых», где хранились «таблицы судеб», называлась ДУР.АН.КИ — «связь Небо — Земля».

С тех пор во все времена и во всех уголках Земли места поклонения назывались храмами, и несмотря на все изменения, произошедшие и с самими храмами, и с человечеством, и с религиями, они по-прежнему выполняют функцию «связи Небо — Земля».

В древности астрономия была неотделима от религии: астрономы были жрецами, а жрецы астрономами. Когда Бог вступал в завет с Авраамом, он предложил Аврааму сосчитать звезды на небе. Это была не просто уловка: отец Авраама Фарра был прорицателем в Ниппуре и Уре и, следовательно, разбирался в астрономии.

В те времена каждого из «великих ануннаков» отождествляли с небесным телом, и поскольку в Солнечной системе насчитывалось двенадцать членов, на протяжении тысячелетий — через Древнюю Грецию и до наших дней — «круг избранных» всегда состоял из двенадцати. Поклонение богам было тесно связано с движением небесных тел, и предостережение Библии против поклонения Солнцу и Луне есть не что иное, как предостережение против почитания других богов.

Таким образом, ритуалы, праздники, посты и другие обряды, связанные с поклонением богам, были согласованы с движением небесных двойников этих богов. Поклонение требовало календаря; храмы были обсерваториями, а священники астрономами. Зиккураты представляли собой Храмы Времени, где измерение времени объединялось с астрономией для формализации культа.

И познал Адам ещё жену свою,

и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф;

потому что, говорила она, Бог положил мне другое семя,

вместо Авеля, которого убил Каин.

У Сифа также родился сын, и он нарёк ему имя:

Енос; тогда начали призывать имя Господа.

Таким образом, согласно Библии (Бытие 4:25-26) именно дети Адама начали поклоняться Богу. Правда, здесь ничего не говорится о том, как именно призывали имя Господа — какую форму приняли обряды и ритуалы. Однако произошло это явно в глубокой древности, задолго до Великого потопа. Узнать подробности помогают шумерские тексты. В них не только утверждается — многократно и настойчиво — что в Месопотамии до Великого потопа существовали Города Богов и жили «полубоги» (потомки «дщерей человеческих» и «богов» ануннаков), но и указывается, что поклонение богам осуществлялось в специальных местах (мы называем их «храмами»). Уже тогда, как можно сделать вывод из древнейших текстов, это были Храмы Времени.

Одна из самых известных месопотамских версий событий, которые привели к Великому потопу, называется (по первой строчке) «Когда боги подобно людям», и главным героем её является Атрахасис («тот, кто необыкновенно мудр»). Миф повествует о том, как правитель Нибиру Ану вернулся домой после посещения Земли, во время которого он поделил обязанности и территории между своими соперничавшими сыновьями, единокровными братьями Энлилем («Верховным Правителем») и Энки («Господином Земли»). Энки было поручено руководство добычей золота в Африке. Описав тяжёлый труд ануннаков на золотых копях, их мятеж и создание Энки и его единокровной сестрой Нинту «примитивного рабочего», миф сообщает о том, что род людской стал успешно размножаться. Со временем люди вызвали недовольство Энлиля тем, что слишком сильно «расплодились», и особенно своими связями с ануннаками (эта ситуация отражена в библейской версии Великого потопа), Энлиль, который председательствовал на совете богов, убедил остальных устроить катастрофу и при помощи потопа стереть людей с лица земли.

Однако Энки, который вместе с остальными дал клятву хранить эти замыслы втайне от человечества, был недоволен этим решением и искал способ помешать его осуществлению. В качестве посредника он выбрал Астрахасиса, своего сына от обычной женщины. В шумерском тексте, иногда напоминающем биографию Астрахасиса, говорится о том, что сам Астрахасис жил в храме своего господина Энки — это очевидное свидетельство существования храмов ещё до Великого потопа.

Описывая ухудшение климата и суровые меры, предпринятые Энлилем против человечества непосредственно перед Великим потопом, миф приводит слова Энки, который через Астрахасиса советует людям, как выразить свой протест: поклонение богам должно прекратиться.

Энки уста открыл и молвил: Собери старцев пред своими вратами, Совет держи в доме, так скажи им: Прикажите, и вестники пусть объявят, Всей стране возгласят громогласно: Вы не чтили богов ваших! Молитвой не славили богинь ваших!

По мере того как ситуация ухудшалась, а день катастрофы приближался, Астрахасис продолжал выполнять роль посредника между людьми и богом Энки. «Он приходил к храму бога», «Приношенья к ногам его ставил. Каждый день он горестно плакал, Вместе с зарёй приносил ему жертвы». Ища помощи у Энки, чтобы помешать уничтожению человечества, он «призывал имя своего бога» — именно эти слова используются в приведённом выше отрывке из Библии. В конечном итоге Энки решил нарушить решение совета ануннаков, пригласил Астрахасиса в храм и побеседовал с ним из-за завесы. Это событие было увековечено на шумерской цилиндрической печати с изображением Энки (в виде бога-змеи), открывающего тайну Великого потопа Астрахасису (рис. 40). Снабдив Астрахасиса инструкциями по постройке внушительной лодки, которая могла бы выдержать напор прибывающей воды, Энки посоветовал ему не терять времени, потому что до катастрофы осталось семь дней. Чтобы Астрахасис не забыл об этом, Энки приводит в действие некое устройство, напоминающее водяные часы.

Эта мелкая и оставшаяся незамеченной деталь указывает на то, что в храмах следили за временем и что измерять время умели в глубокой древности, ещё до Великого потопа. Предполагалось, что на древнем рисунке (справа) изображена тростниковая ширма, из-за которой Энки беседовал с героем Великого потопа, библейским Ноем. Но вполне вероятно, что перед нами не завеса, а доисторические водяные часы (обслуживаемые помощником жреца).

Энки был научным руководителем ануннаков, и поэтому неудивительно, что именно в его храме, в его «культовом центре» Эриду служили первые учёные из людей, первые «мудрецы» — в качестве жрецов. Одним из первых — если не самым первым — был Адапа. Оригинальный шумерский текст мифа об Адапе найден не был, но его аккадская и ассирийская версии могут поведать нам о многом. В первых же строках текста говорится о том, что Адапа мог мудростью соперничать с самим Энки, и сообщается, что Энки «умудрил его разум, он открыл ему образ миров, мудрость дал он ему». Все это происходило в храме, и Адапе было приказано ежедневно приходить в храм Эриду.

Согласно древним шумерским хроникам, именно в храме Эриду Энки хранил секреты научных знаний, которые были записаны на ME — похожих на таблицы предметах, содержащих научную информацию. В одном из шумерских текстов рассказывается, как богиня Инанна (впоследствии её отождествили с Иштар), желая повысить статус Урука, который являлся её «культовым центром», обманом выведала у Энки некоторые из этих божественных формул. Кроме того, Адапу иногда называли НУН.МЕ — буквально «тот, кто умеет расшифровать ME». Даже тысячу лет спустя, во времена Ассирии, о необыкновенно мудром и образованном человеке говорили, что он «мудр, как Адапа». В месопотамских текстах изучение наук часто называлось «изложением/повторением великого праотца Адапы». В одном из писем ассирийский царь Ашшурбанипал сообщал, что его деду, царю Сеннакерибу, было дано великое знание, когда ему во сне явился Адапа. «Мудрость», переданная Энки Адапе, включала в себя письменность, медицину и — если судить по серии связанных с астрономией таблиц УД.САР.АНУМ.ЭНЛИЛЛА («Великие дни Ану и Энлиля») — знания астрономии и астрологии.

Несмотря на то что Адапа ежедневно посещал храм Энки, согласно шумерским текстам, первым официально назначенным жрецом — затем эта функция передавалась по наследству от отца к сыну — был ЭН.МЕДУР.АН.КИ, «жрец ME из Дуранки», священного храма Ниппура. Боги «ему открыли, как наблюдать за водой и маслом (открыли) тайну Ану, Энлиля и Энки. Они передали ему Божественную Табличку (с выгравированными?) тайнами Небес и Земли. Они научили его делать вычисления с помощью цифр» — то есть сообщили ему знания по математике и астрономии и научили искусству измерений, в том числе измерений времени.

Многие месопотамские таблицы, содержащие сведения по математике и астрономии, а также календари удивили учёных своей сложностью. В основе всех этих наук лежала шестидесятеричная система счисления (с основанием шестьдесят), чьё совершенство — в том числе и с точки зрения небесных явлений — уже обсуждалось выше. Эти глубокие знания существовали ещё на заре шумерской цивилизации, в ту эпоху, которая называется додинастической: найденные таблички с арифметическими расчётами (рис. 41) подтверждают использование шестидесятеричной системы счисления и записи чисел. Узоры на самых старых табличках (рис. 42) не оставляют никаких сомнений в глубоком знании геометрии в те далёкие времена, шесть тысяч лет назад. Возникает вопрос, являются ли все эти узоры — или, по крайней мере, часть из них — чисто декоративными, или отражают знания о Земле, её «четырёх углах» и даже о форме других астрономических объектов. Кроме того, эти узоры вносят важный вклад в обсуждение вопроса, обсуждавшегося в предыдущей главе: жители Древней Месопотамии были хорошо знакомы с кругом и прекрасно умели воспроизводить его форму.

Подтверждение информации о древности этих наук можно найти в мифах об Этане, одном из первых правителей Шумера. Поначалу его считали мифическим героем, но теперь учёные полагают, что он был исторической личностью. Согласно шумерскому «Списку царей», когда царство — организация общества — «было ниспослано с небес» после Великого потопа, «Киш стал местом престола». Руины этого города были найдены археологами, и исследования подтвердили его древность. Тринадцатым по счету правителем Киша был Этана. В отличие от других царей, для которых указывается лишь имя и продолжительность правления, для Этаны сделано исключение: о нём сообщается, что он был «пастух, тот… что утвердил все страны». По мнению Торкилда Якобсена («The Sumerian King List»), Этана вступил на престол примерно в 3100 году до нашей эры. Раскопки в Кише позволили обнаружить остатки монументальных зданий и зиккурата (ступенчатого храма), датируемые тем же периодом.

После Великого потопа, когда равнина между Тигром и Евфратом высохла и стала пригодной для строительства поселений, «города богов» были восстановлены на том же самом месте по «первоначальному плану». Первым же городом собственно людей был Киш, и требовалось определить его местоположение и планировку. Согласно «Сказанию об Этане» эти решения принимали боги, причём для планировки и ориентировки города они использовали свои знания по геометрии и астрономии.

Двенадцать правителей Киша, предшественников Этаны, не были удостоены титула царя-жреца ЕН.СИ — «божественный пастух», или, в другой трактовке, «праведный пастух». По всей видимости, город смог обрести свой высокий статус только после того, как боги нашли подходящего человека, способного построить ступенчатый храм-зиккурат, стать царём-жрецом и удостоиться титула ЕН.СИ. Боги задавались вопросом, кто построит для них Е.ХУРСАГ.КАЛАММА — то есть дом (зиккурат), который будет возвышаться над всеми землями?

Задача искать царя во всех «верхних и нижних землях» была возложена на богиню Инанну/Иштар. Она рекомендовала Энлилю Этана, скромного пастуха, и «тот, кто ниспослал царство», одобрил предложенную кандидатуру. Он побеседовал с найденным Иштар молодым человеком и радостно воскликнул, что теперь может быть установлено царство с центром в городе Киш.

Далее следует «мифологическая» часть истории. Краткое упоминание в «Списке царей» о том, что Этана «взошёл на небеса», основано на «мифе», который учёные называют «Полет Этаны» и в котором рассказывается, как Этана с разрешения бога Уту/Шамаша, руководившего космопортом, был доставлен на небеса при помощи «орла». Чем выше поднимался Этана, тем меньше становилась Земля. После первого беру полёта Земля стала «размером с гору», после второго превратилась в мельничный жёрнов, после третьего сделалась размером с садовую лейку, а затем исчезла совсем. Впоследствии Этана вспоминал, что перед ним было лишь море, и не на чем было остановить взгляд.

В Древнем Шумере беру являлся единицей измерения и расстояния («лига»), и времени (один «сдвоенный час», или двенадцатая часть суток, которые сегодня мы делим на двадцать четыре часа). Кроме того, это была единица измерения в астрономии, означавшая одну двенадцатую часть небесного круга. Из мифа «Полет Этаны» нельзя сделать однозначного вывода, какая мера — расстояния, времени или дуги — имелась в виду. Однако, несомненно одно — в те далёкие времена, когда в первый город людей был назначен первый царь-пастырь, человечество уже умело измерять расстояние, время и углы.

Киш как первая резиденция царей — во время правления «Нимрода» — упоминается и в Библии (Книга Бытия, глава 10), и поэтому есть смысл остановиться и на других аспектах, нашедших своё отражение в Священном Писании. Это особенно важно из-за загадочного упоминания в мифе об Этане о семи богах, участвовавших в планировании — а значит, и ориентации — города и его зиккурата.

Постольку каждый из главных богов Месопотамии имел небесного двойника в Солнечной системе, а также среди двенадцати созвездий Зодиака и двенадцати месяцев, то возникает вопрос, не указывает ли фраза о семи богах на семь соответствующих планет, участвовавших в ориентации Киша и его зиккурата? Может быть, ануннаки ждали момента благоприятного расположения семи планет, позволяющего осуществить эту ориентацию?

По нашему мнению, пролить свет на эту загадку поможет история, произошедшая в Иудее две тысячи лет спустя, примерно в 1000 году до нашей эры. Как это ни удивительно, но три тысячи лет назад события и обстоятельства, связанные с выбором пастуха в качестве строителя нового храма в новой столице царства, повторили историю, рассказанную в мифе об Этане, и число семь также сыграло в них определённую роль. Иудейским городом, где история повторилась, был Иерусалим. Давид, который пас стада своего отца, Иессея Вифлемлянина, был помазан Господом на царство. После смерти царя Саула, когда Давид правил в Хевроне только над коленом Иудиным, к нему пришли представители всех остальных одиннадцати колен и напомнили, что сказал ему Господь: «Ты будешь пасти народ Мой Израиля, и ты будешь вождём Израиля» (2-я Царств, 5:2).

Используемое в оригинале слово Nagid в разных вариантах Библии переводится по-разному — вождь, князь и т. д. Однако, похоже, никому не приходило в голову, что этот термин позаимствован из шумерского языка, в котором он означает именно «пастух»!

Основной заботой израильтян в тот момент были поиски дома для Ковчега Завета — не только постоянного, но и безопасного. Ковчег, изготовленный Моисеем и содержавший две каменные скрижали с десятью заповедями, полученные на горе Синай, во время Исхода хранился в скинии. Ковчег был сделан из особой породы дерева и позолочен снаружи и внутри, а также увенчан двумя золотыми херувимами «чеканной работы», крылья которых направлены друг к другу. Каждый раз, когда Моисей приходил к Ковчегу, Господь разговаривал с ним «посреди двух херувимов». (На рис. 43а изображена реконструкция Ковчега Гуго Гресманна («Die Lade Jahves»), в основу которой легли рисунки, найденные на севере Финикии; на рис. 43б показана реконструкция А. Парро из его книги «Le Temple de Jerusalem».) По нашему мнению, Ковчег с его экранирующими золотыми слоями и херувимами был коммуникационным устройством, возможно, с электропитанием (случайно прикоснувшийся к нему человек упал замертво).

Господь дал очень подробные инструкции по строительству скинии, выбору места для неё и изготовлению самого Ковчега, включая нечто вроде инструкции по разборке и сборке всего сооружения и осторожной транспортировке Ковчега. Однако во времена Давида Ковчег уже не носили на деревянных шестах, а возили на повозке. Его перемещали из одного временного храма в другой, и одной из главных задач нового миропомазанного царя-пастыря было основать новую столицу в Иерусалиме и построить постоянное место для Ковчега в «Доме Господнем».

Однако этому не суждено было случиться. Через пророка Нафана Господь сообщил Давиду, что честь построить «дом кедровый» для Господа будет дарована не ему, а его сыну. Поэтому одним из первых дел царя Соломона стало сооружение «Дома Господа» в Иерусалиме (теперь мы называем его Первым Храмом). Он был построен по образу скинии на Синае и в точном соответствии с подробными инструкциями. И действительно, планировка этих двух святилищ практически идентична (на рис. 44а изображён план скинии на Синае, а на рис. 44б — Храма Соломона). Оба «Дома Господа» были ориентированы точно вдоль оси восток — запад, то есть по точкам равноденствия.

Сходство Киша и Иерусалима как новых столиц, царей-пастухов и задач постройки храма, план которого сообщён Богом, усиливается той ролью, которую играло число семь.

В Библии сказано, что Соломон приступил к сооружению храма (помимо прочих работников в строительстве участвовали 70 тысяч носильщиков и 80 тысяч «каменосеков») только после того, как в Гаваоне Господь явился ему во сне. Строительство продолжалось семь лет, начавшись закладкой фундамента в четвёртый год правления Соломона, а «на одиннадцатом году, в месяце Буле — это месяц восьмый — он окончил храм со всеми принадлежностями его и по всем предначертаниям его». Однако полностью законченный храм не был освящён.

И только одиннадцать месяцев спустя, «в месяце Афаниме, который есть седьмый месяц» на праздник в Иерусалиме собрались старейшины и главы колен Израилевых. «И внесли священники ковчег завета Господня на место его, в давир храма, в святая святых, под крылья херувимов… В ковчеге ничего не было, кроме двух каменных скрижалей, которые положил туда Моисей на Хориве, когда Господь заключил завет с сынами Израилевыми, по исшествии их из земли Египетской. Когда священники вышли из святилища, облако наполнило дом Господень». Тогда Соломон обратился к Богу, который «благоволит обитать во мгле», дабы он пришёл и услышал молитвы Его народа в новом храме.

Длительная задержка с освящением храма требовалась, по всей видимости, для того, чтобы это событие произошло во время праздника, отмечавшегося в седьмом месяце. Нет никакого сомнения в том, что это был новогодний праздник — в соответствии с указаниями, приведёнными в Библии (Левит). В начале 23-й главы сказано: «… вот праздники Мои». Седьмой день недели, или суббота, является лишь первым в ряду праздников, интервалы между которыми кратны семи дням или которые длятся семь дней. Кульминацией их является седьмой месяц с праздником нового года, праздником очищения и праздником кущей.

В Месопотамии в это время Шумер уже сменили Вавилон и Ассирия, и наступление нового года праздновалось там в первый день первого месяца Нисан, который совпадал с днём весеннего равноденствия. В Библии не объясняются причины, по которым израильтяне перенесли празднование нового года на седьмой месяц, на который приходится осеннее равноденствие. Ключом к разгадке может служить тот факт, что в Библии этот месяц не сохранил своё вавилонско-ассирийское название, Тишрей, а получил другое — загадочное имя Этаким. До сих пор не найдено удовлетворительного объяснения этому названию, однако есть смысл обратить внимание на следующее обстоятельство. С учётом перечисленных выше сходных обстоятельств выбора царя-пастуха, основания новой столицы и строительства храма Божьего в пустыне и в Иерусалиме, объяснение названию месяца тоже следует искать в мифе об Этане. Может быть, используемое в библии название этаним просто происходит от имени Этана? Следует отметить, что довольно распространённое у евреев имя Этан имеет значение «героический, могущественный».

Как уже отмечалось выше, «небесная» планировка Киша выражалась не только в ориентации храма по солнцу, но и в определённой связи с семью планетарными «богами». Примечательно, что в своих рассуждениях о сходстве Храма Соломона в Иерусалиме с месопотамским «портретом небес» («Ex Oriente Lux», том 2) Август Вюнше приводил цитату из Талмуда — как в мифе об Этане — о «семи звёздах, указывающих время», то есть о Меркурии, Луне, Сатурне, Юпитере, Марсе, Солнце и Венере. Таким образом, разнообразные свидетельства подтверждают календарно-небесные аспекты Храма Соломона — аспекты, связывающие его с традициями, установившимися в Шумере на тысячу лет раньше.

Это нашло своё отражение не только в ориентации, но и в делении храма на три части; такая планировка повторяет традиционную структуру более древних храмов в Месопотамии. Гюнтер Мартини, возглавлявший в 30-х годах исследования архитектуры и ориентации храмов Месопотамии («Die Gegensatze im Babylonischen und Assyrischen Tempelbau» и другие работы), так опи сывал традиционную планировку «культовых структур» (рис. 45а): прямоугольная передняя, удлинённый ритуальный зал и квадратная «святая святых». Вальтер Анд-реа отмечал, что в Ассирии по бокам от входа в храм располагались два пилона (рис. 45б), и это нашло своё отражение в Храме Соломона, у входа в который находились две отдельно стоящие колонны (рис. 44б).

В подробном описании архитектуры и конструкции Храма Соломона, которое приводится в Библии, передняя называется улам, ритуальный зал хекал, а святая святых — двир. Последний термин в буквальном переводе означает «там, где происходит разговор» — это несомненно отражение того факта, что Господь разговаривал с Моисеем из Ковчега Завета, причём его голос исходил из точки соприкосновения крыльев херувимов. Ковчег был единственным предметом в самом сокровенном помещении храма, в святая святых, или двире. Учёные считают, что названия первых двух частей храма происходят от шумерских терминов (через аккадский язык): Егал и Уламму.

Такое деление храма на три основные части, воспроизведённое впоследствии и в других местах (например, храм Зевса в Олимпии, рис. 46а, или Ханаанский храм в Таинате в Верхней Сирии, рис. 46б), на самом деле являлось продолжением древней традиции, когда путь на вершину самых старых шумерских зиккуратов вёл через два помещения — внешнее с двумя пилонами снаружи и зал для молитв. Эта структура приводится в работах Г. Мартини (рис. 47).

В скинии на Синайском полуострове, в иерусалимском храме и в храмах Месопотамии сосуды и принадлежности, использовавшиеся в храмовых ритуалах, были, как правило, золотыми. В текстах, описывающих храмовые ритуалы в Уруке, упоминаются золотые сосуды для возлияний, золотые подносы и золотые курильницы, и именно эти предметы были найдены в ходе раскопок. Серебро тоже использовалось, и доказательством тому может служить резная ваза (рис. 48), которую один из первых царей Шумера Энтемена преподнёс в дар богу Нинурте в храме Лагаша. На изысканных царских дарах обычно наносили надпись, в которой сообщалось имя дарителя — это должно было гарантировать царю долгую жизнь.

Такое подношение можно было делать лишь с разрешения богов, и во многих случаях оно считалось событием чрезвычайной важности, достойным увековечения в летописях, где каждый год правления царя назывался по главному событию: восшествие на трон, война, преподнесение нового дара храму. Так, например, царь Ис-сина (Ишби-Эрра) называл девятнадцатый год своего правления «годом, в который был изготовлен трон в Великом Доме богини Нинлиль», а другой правитель Ис-сина (Ишме-Даган) называл один год своего царствования «годом, в который Ишме-Даган сделал кровать из золота и серебра для богини Нинлиль».

Храмы Месопотамии, построенные из глиняных кирпичей, с течением времени разрушались; нередко причиной этого становились землетрясения. Им требовался постоянный ремонт, и в летописях начинают преобладать такие события, как восстановление и перестройка храмов, вытесняя новые подношения. Так, например, первый год царствования знаменитого вавилонского царя Хаммурапи назывался «годом, когда Хаммурапи стал царём», а второй год — «годом, когда были провозглашены законы». Однако уже четвёртый год его правления указывается как «год, в котором Хаммурапи построил стену для святилища». Наследник Хаммурапи царь Шамши-Илуна назвал восемнадцатый год своего правления «годом, в котором была проведена реконструкция Е.БАББАР бога Уту в Сиппаре (Е.БАББАР переводится как «Дом Сияющего» и обозначает храм, посвящённый богу солнца Уту/Шамашу).

Шумерские, а вслед за ними аккадские, вавилонские и ассирийские цари с великой гордостью сообщали о ремонте, украшении или восстановлении храмов и святилищ. Археологические раскопки позволили обнаружить не только эти надписи, но и подтверждения указанных в них работ. Так, например, в 80-е годы девятнадцатого века археологи из Университета Пенсильвании нашли в Ниппуре свидетельства ремонтных работ, проводившихся в святилище. Это тридцати пяти футовая куча строительного мусора на каменном тротуаре, построенном аккадским царём Нарамсином примерно в 2250 году до нашей эры, а также ещё одна мусорная куча высотой более тридцати футов, которая была расположена под тротуаром и относилась к более древним временам (тогда её не стали раскапывать и исследовать).

Вернувшись в Ниппур через полвека, объединённая экспедиция Университета Пенсильвании и Института Востока чикагского университета на протяжении нескольких сезонов вела раскопки храма Энлиля в святилище Ниппура. Раскопки выявили пять сменявших друг друга построек, относящихся к периоду с 2200 по 600 год до нашей эры — пол последней находился на двадцать футов выше пола первой. Как сообщалось в отчёте археологов, раскопки более древних храмов ещё ждали своего часа. Кроме того, в отчёте отмечалось, что все пять храмов строились один над другим по одному и тому же плану.

Открытие, что новые храмы строились на фундаменте старых в строгом соответствии с первоначальной планировкой, подтвердилось при раскопках в других городах Месопотамии. Данное правило применялось даже при расширении храмов, причём неоднократно, как это было подтверждено раскопками в Эриду (рис. 49), когда во всех случаях сохранялась первоначальная ось и ориентация строения. В отличие от египетских храмов, ориентация которых на точки солнцестояния требовала периодической корректировки вследствие изменения наклона земной оси, храмы Месопотамии, ориентированные по точкам равноденствия, не нуждались в переориентации. Географический север и географический восток по определению оставались на своих местах независимо от угла наклона оси вращения Земли: Солнце всегда пересекает небесный экватор во время равноденствия, всходя в эти дни точно на востоке.

Обязательство придерживаться «старых планов» было обнаружено на одной из глиняных табличек, найденных в ассирийской столице Ниневии среди руин восстановленного храма.

Ассирийский царь Ашурнасирпал подробно описывает работы по восстановлению храма в Калахе (древний город, упоминаемый в Библии). Он рассказывает, как разрыл древний холм, добрался до уровня воды и обнаружил фундамент храма бога Ниниба, а затем построил на этом фундаменте новый храм Ниниба (эпитет бога Нинутры), чтобы бог продлил его дни. Царь надеялся, что бог одарит его этой милостью после того, как поселится в новом храме. Эти слова совпадают со словами ожидания и надежды, прозвучавшими из уст Соломона после завершения строительства Первого Храма.

И действительно, обязательное сохранение прежнего места для храма, его ориентации и планировки — независимо от того, сколько прошло времени или насколько велики переделки, — можно проиллюстрировать храмами в Иерусалиме. Первый Храм был разрушен вавилонским царём Навуходоносором в 587 году до нашей эры, но после того, как Вавилон пал под ударами персидской династии Ахеменидов, царь Персии Кир издал указ, разрешающий изгнанным из Иерусалима евреям вернуться в город и восстановить храм. Примечательно, что восстановление началось с алтаря (на том месте, где стоял первый), «когда наступил седьмой месяц», то есть в день нового года (жертвоприношения продолжались вплоть до праздника кущей). Никаких сомнений в точной дате не оставляет Книга Ездры (3:6), в которой сказано: «С первого же дня седьмого месяца начали возносить всесожжения Господу».

Строгое сохранение не только местоположения и ориентации храма, но также времени его постройки (новый год) — то есть указания на связь храма с календарём, — подтверждается пророком Иезекиилем. Одному из евреев, сосланных Навуходоносором в Вавилон, было видение будущего храма в восстановленном Иерусалиме. По словам пророка (Иезекииль, глава 40), это произошло «в начале года в десятый день месяца» — как раз в день очищения. «Была на мне рука Господа, и Он повёл меня туда» (то есть «в землю Израилеву»). Далее Господь «поставил меня на весьма высокой горе, и на ней с южной стороны были как бы городские здания». Рассказчик увидел мужа, «которого вид как бы вид блестящей меди, и льняная вервь в руке его и трость измерения, — и стоял он у ворот». Затем этот «муж из меди» описывает Иезекиилю Новый Храм. Используя этот рассказ, учёные воссоздали вид воображаемого храма (рис. 50); его расположение и планировка в точности повторяют Храм Соломона.

Видение пророка воплотилось в жизнь после того, как персидский царь Кир, победивший и захвативший Вавилон, издал указ о восстановлении разрушенных храмов на всей территории вавилонской империи; копия этого указа на глиняном цилиндре была найдена археологами (рис. 51). Царское воззвание, слово в слово воспроизведённое в Книге Ездры, призывало ссыльных евреев восстановить «дом Господа, Бога Израилева, того Бога, который в Иерусалиме».

Второй Храм, построенный в трудных условиях среди разорённой земли, представлял собой бледную копию Первого Храма. Он восстанавливался по частям в соответствии с планами, сохранившимися в персидских царских архивах, а также со свидетельствами Библии — с точным соблюдением деталей, изложенных в Пятой книге Моисеевой. То, что храм повторял первоначальную планировку и ориентацию, стало ясно пять столетий спустя, когда царь Ирод решил заменить невзрачную копию новой — грандиозным сооружением, которое не только сравнится своим величием с Первым Храмом, но и превзойдёт его. Он был построен на расширенной земляной насыпи (в настоящем известной под названием Храмовой горы), обнесён массивными стенами (западная стена осталась практически неповреждённой до наших дней и почитается иудеями как сохранившиеся остатки Святого Храма), а также окружён внутренними двориками и разнообразными вспомогательными постройками. Однако новый Дом Господа сохранил деление на три части и ориентацию Первого Храма (рис. 52). Более того, святая святых в точности соответствовала размерам этого помещения в Первом Храме и располагалась на том же месте — за исключением того, что она больше не называлась двир, поскольку Ковчег Завета пропал после того, как вавилоняне разрушили Первый Храм и увезли с собой всё, что было внутри.

Окидывая взглядом руины обширных святилищ с их храмами, алтарями, хозяйственными постройками, внутренними двориками и расположенными в самом центре зиккуратами, невольно приходишь к мысли, что первые храмы действительно представляли собой жилище богов. Недаром они носили название «Е», что переводится как «дом». Сначала это были сооружения на искусственных холмах или приподнятых площадках (рис. 35), которые со временем превратились в знаменитые зиккураты (ступенчатые пирамиды) — небоскрёбы древности. В представлении художника (рис. 53) резиденция бога находилась на самой вершине. Там, сидя на троне под балдахином, боги удостаивали аудиенции избранного царя, «пастыря человеческого». Как видно из рисунка в храме бога Уту/Шамаша Эбаббар в Сиппаре (рис. 54), царя сопровождал верховный жрец, а также покровительствовавший ему бог или богиня. (Впоследствии в святая святых входил только верховный ‘жрец — как изображено на рис. 55.)

Примерно в 2300 году до нашей эры верховная жрица, дочь аккадского царя Саргона, собрала все гимны, которые исполнялись в храмах-зиккуратах. Специалисты по истории Шумера называют это собрание «уникальным сборником шумерской литературы» (У. Сьо-берг и Э. Бергман «Texts from Cuneform Sources», том 3). В этих текстах содержится упоминание о сорока двух храмах — от Эриду на юге до Сиппара на севере, — расположенных по обоим берегам рек Тигр и Евфрат. В стихах указывается не только название храма и его местоположение и имя бога, в честь которого он построен, но также описывается величие этих святых мест, их функции, а иногда и история.

Сборник начинается с гимна — что совершенно естественно — храму-зиккурату Энки в Эриду, который называется «местом, святая святых которого есть основание неба и земли». Эриду был первым городом богов, первым аванпостом первого отряда ануннаков (возглавляемого Энки), а также первым городом, открытым для землян, и впоследствии ставшим первым городом людей. Храм носил название ЕДУКУ, «дом Священного Холма», и описывался в гимне как «высокая святыня, поднимающаяся к небесам».

Вторым в сборнике был гимн Е.КУР — «дом, высокий, как гора» — зиккурату Энлиля в Ниппуре. Ниппур считался «пупом Земли» и был расположен на равном расстоянии от первых поселений богов. По свидетельству гимна с вершины этого зиккурата, повернувшись направо, можно было увидеть весь Шумер на юге, а повернувшись налево, весь Аккад на севере. Это была «святыня, где определялись судьбы», зиккурат, «связывавший небо и землю». В Ниппуре у супруги Энлиля Нинлиль был отдельный храм, отличавшийся необыкновенной красотой. Из него в первый день празднования нового года во всём своём великолепии появлялась богиня.

Единокровная сестра Энки и Энлиля Нинхурсаг, которая была среди первых прибывших на землю ануннаков и руководила биологической и медицинской службами, имела свой храм в городе Кеш. Храм назывался просто Е.НИНХУРСАГ. Этот «дом госпожи горных вершин» описывался как необыкновенной красоты зиккурат, украшенный изображением «большой ядовитой змеи» из лазурита — символа медицины и врачевания. (Можно вспомнить, что Моисей изготовил изображение змеи, чтобы остановить эпидемию чумы в Синайской пустыне.)

Зиккурат бога Нинурты, сына Энлиля от единокровной сестры Нинхурсаг и его наследника, находился в городе Лагаше, который был центром его «культа». Кроме того, посвящённый ему храм располагался в святилище Ниппура; назывался этот храм Е.МЕ.УРАННА, «дом ME героя Ану». Зиккурат в Лагаше назывался Е.НУННУ, «дом пятидесяти», что указывало на числовой ранг Нинурты в божественной иерархии (наивысший ранг, шестьдесят, был у Ану). В гимне сообщалось, что в этом наполненном величием и сиянием «доме», возвышавшемся, подобно горе, хранилась «чёрная птица» Нинурты (летательный аппарат) и его оружие Шарур («свирепый шторм, окутывающий людей»).

Первенцем Энлиля от официальной супруги Нинлиль был бог Нанна (впоследствии его отождествляли с Сином). Он ассоциировался с Луной, и его расположенный в Сиппаре храм назывался Е.КИШ.НУ.ГАЛ, «дом тридцати, великого семени». Это был храм, «лунный свет от которого распространялся по земле» — ещё одно указание на связь Нанны/Сина с луной.

Сын Нанны/Сина Уту/Шамаш (его небесным двойником было Солнце) имел свой храм в Сиппаре Е.БАБ-БАР — «дом Сияющего». В гимне он описывался как «дом князя небес, божественной звезды, свет которой заполняет землю от самого горизонта». Его сестра-близнец Инанна/Иштар, с которой связывали планету Венеру, имела свой зиккурат в городе Забалам, и назывался он «дом, полный сияния». Этот храм удостоился таких эпитетов, как «чистая гора», «святыня, чей рот открывается на заре» и «которая украшает небесный свод ночью» — явная ссылка на двойную роль Венеры как «вечерней», так и «утренней» звезды. Инанне/Иштар также поклонялись в Эрехе, где Ану предоставил в её распоряжение храм-зиккурат, построенный для него на время визита на Землю. Этот зиккурат назывался просто Е.АН-НА, или «дом Ану». В гимне он описывается как «зиккурат из семи ступеней, обозревающий семь сияющих богов ночи» — здесь прослеживается явная связь с его ориентацией и астрономическими аспектами, нашедшими отражение, как отмечалось выше, в комментариях Талмуда относительно иерусалимского храма.

Аналогичным образом описываются все сорок два зиккурата — их красоты и небесные связи. Учёные считают этот сборник «коллекцией шумерских храмовых гимнов» и называют его «Циклом древних шумерских поэм о великих храмах». Но вполне возможно, логичнее было бы следовать шумерской традиции и назвать этот текст по его первым словам:

Е У НИР Дом-зиккурат поднимается высоко АН.КИДА Соединяя Небо и Землю.

Один из этих домов, как мы убедимся чуть позже, содержит ключ к разгадке тайны Стоунхенджа и событий наступившего в то время Нового Века.

ГЛАВА ПЯТАЯ ХРАНИТЕЛИ СЕКРЕТОВ

Заход и восход солнца разделён ночью. Библия постоянно связывает величие Бога с небесными светилами — мириадами звёзд и планет, лун и спутников, мерцающих на небосводе после наступления ночи. «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь», — писал Псалмопевец. «Небеса» — это ночное небо, а славу Божию, которую они проповедуют, возвещали человечеству астрономы-жрецы. Именно они придавали смысл бесчисленным небесным телам, узнавали звезды, группируя их в созвездия, проводили различия между неподвижными звёздами и движущимися планетами, наблюдали за движениями Солнца и Луны и вели отсчёт времени — то есть следили за циклом священных дней и праздников, или календарём.

Священный день начинался предыдущим вечером с заходом солнца, и эта традиция до сих пор сохранилась в еврейском календаре. Текст с описанием обязанностей жреца Уригадлу во время двенадцатидневного праздника нового года в Вавилоне проливает свет не только на происхождение более поздних жреческих обрядов, но и на тесную связь между наблюдением за небесными телами и ритуалами праздника. В найденном тексте (считается, что как и сам титул жреца УРИ.ГАЛЛУ, этот текст имеет шумерское происхождение) пропущено начало, связанное с вычислением первого дня нового года (первый день месяца Нисан в Вавилоне), совпадающего с днём весеннего равноденствия. Инструкции начинаются со второго дня:

В Нисане, на второй день,

в два двойных часа ночи

Уригаллу восстанет от сна

и речною водою совершит омовенъе.

Затем, облачившись в белые льняные одежды, он может войти в обиталище великого бога (Мардука в Вавилоне) и прочесть предписанные молитвы в святая святых зиккурата (Эсагилъ в Вавилоне). Эту декламацию не должен был слышать никто из смертных, и в найденном тексте после слов молитвы содержалось предупреждение: «Двадцать одна строчка: тайна храма Эсагиль. Почитающий бога Мардука не должен показывать их никому, кроме жреца Уригаллу».

Закончив чтение тайных молитв, жрец Уригаллу открывал двери храма и впускал жрецов Эриббити, которые начинали исполнять традиционные обряды в сопровождении певцов и музыкантов. Затем текст подробно описывает обязанности Уригаллу в этот вечер.

«В Нисане, на третий день» после захода солнца, — из-за повреждения таблицы с текстом точное время неизвестно — жрец Уригаллу вновь должен исполнять священные обряды и читать молитвы; бдение продолжается всю ночь и заканчивается через три часа после восхода солнца, когда он даёт указания ремесленникам по изготовлению фигур из металла и драгоценных камней, которые будут нужны на шестой день праздника. На четвёртый день ночной ритуал повторяется, только теперь в число молитв включена отдельная служба, посвящённая супруге Мардука богине Сарпаните. Затем молящиеся возносят молитвы к богам Неба и Земли и просят их даровать долгую жизнь царю и процветание народу Вавилона. Именно теперь наступление нового года напрямую связывалось с наступлением весеннего равноденствия в созвездии Овна: восход «звезды Овна» на утренней заре. После объявления о том, что благословенная «звезда Ику» взошла над «Эсагилом, образом неба и земли», остаток дня посвящался молитвам, пению и игре на музыкальных инструментах. В тот же день на закате читался миф творения «Энума элиш»

Пятый день месяца Нисан сравнивался Генри Фрэнк-фортом («Kingship and the Gods») с еврейским праздником очищения, поскольку именно в этот день царя сопровождали в главную молельню, где первосвященник освобождал его от всех символов царской власти; затем священник ударял царя по лицу, и тот униженно падал ниц, смиренно произнося слова покаяния. Однако рассматриваемый нами текст (согласно «Rituels accadiens» Ф. Тюро-Данжена и «Altolientaliscpy Texte zum alten Testament» Э. Эбелинга) излагает только обязанности жреца Уригаллу.

В четыре часа ночи жрец двенадцать раз повторяет молитву Мардуку, а затем обращается к Солнцу, Луне и двенадцати созвездиям Зодиака. После этого читается молитва богине, в которой её эпитет ДАМ.КИ.АННА («Хозяйка Земли и Неба») указывает на шумерское происхождение ритуала. Читающий молитву связывал её с планетой Венера, «которая ярко сияет среди звёзд», и называл семь созвездий. После этих молитв, подчёркивавших календарно-астрономические аспекты события, певцы и музыканты исполняли традиционные гимны, и через два часа после восхода солнца Мардуку и Сарпаните подавали завтрак.

Ритуалы вавилонского нового года берут начало от шумерского праздника АКИТИ, корни которого уходят к государственному визиту Ану и его супруги Анту на Землю примерно в 3800 году до нашей эры, когда (как утверждают древние тексты) Зодиаком правил Небесный Бык, то есть в Эру Тельца. Можно предположить, что именно тогда начался отсчёт времени, и человечеству был ниспослан календарь Ниппура. Это неизбежно потребовало наблюдений за небесными объектами и привело к возникновению касты искусных астрономов-жрецов.

Несколько текстов — одни дошли до нас полностью, а другие сохранились лишь во фрагментах — описывают подробности пышного визита Ану и Анту в Урук (библейский Эрех) и соответствующие церемонии, которые в следующем тысячелетии превратились в ритуал встречи нового года. Основой всех исследований по-прежнему считаются работы Ф. Тюро-Данжена и Э. Эбелинга. Переведённые и истолкованные ими тексты затем были блестяще использованы немецкими археологами при раскопках Урука. Учёные обнаружили, идентифицировали и реконструировали древнее святилище — его стены, ворота, внутренние дворики, алтари и хозяйственные постройки, а также три главных храма: зиккурат Е.АННА («Дом Ану»), Бит-Реш («Главный Храм»), который тоже представлял собой ступенчатую пирамиду, и Иригал,храм богини Инанны/Иштар. Из многочисленных томов археологических отчётов («Ausgrabungen der Deutschen Forschungsgemeinschsft») наибольший интерес с точки зрения удивительного совпадения древних текстов и современных раскопок представляют собой второй («Archaische Texte aus Uruk») и третий («Topographic von Uruk») тома Адама Фолькенштейна.

Удивительно, но тексты на глиняных табличках (имеющиеся на них надписи сообщают, что это копии более древних оригиналов) чётко описывают два вида ритуалов — одни проводились в месяце Нисан (время весеннего равноденствия), а другие в месяце Тишрит (время осеннего равноденствия); первые стали новогодними праздниками в Вавилоне и Ассирии, а вторые остались в еврейском календаре после библейского указания праздновать наступление нового года в «седьмом месяце», Тишрее. Причина такого расхождения осталась неясной для учёных, однако Эбелинг отметил, что тексты, относящиеся к месяцу Нисан, сохранились гораздо лучше, тогда как от текстов, описывающих ритуалы месяца Тишрей, до нас дошли лишь фрагменты, причём по большей части более поздних храмовых копий. Фолькенштейн обратил внимание, что ритуалы месяцев Нисан и Тишрей не полностью идентичны: в первых подчёркиваются наблюдения за различными небесными телами, а вторые проходят преимущественно в святая святых и в передней части храма.

Из разнообразных текстов можно выделить два основных, посвящённых отдельно ритуалам на закате и восходе солнца. Первый из них, длинный и хорошо сохранившийся, особенно понятен начиная с того момента, когда Ану и Анту, божественные гости с Нибиру, сидят вечером во дворике святилища, готовые приступить к роскошной трапезе. По мере того как солнце садилось на западе, астрономы-жрецы, расставленные на разных ступенях зиккурата, должны были наблюдать за появлением планет и объявлять о том, что видят небессмые тела, начиная с Нибиру.

Когда со ступеней зиккурата произносились ритуальные слова приветствия планете Божественного Ану, в золотых сосудах для возлияний подавалось вино. Затем жрецы последовательно объявляли о появлении Юпитера, Венеры, Меркурия, Сатурна, Марса и Луны. После этого следовала церемония омовения рук — воду лили из семи золотых кувшинов, обозначавших шесть ночных светил и одно дневное, то есть Солнце. Зажигали большой факел из сырой нефти с благовониями, и жрецы хором исполняли гимн Каккаб ану этелпу шаммам («Планета Ану взошла в небе»), что служило знаком к началу пиршества. После того как Ану и Анту удалялись на ночной отдых, до рассвета роль стражей исполняли главные боги. Затем, через сорок минут после восхода солнца, Ану и Анту будили, чтобы они могли «закончить свой ночной визит».

Утренние церемонии начинались вне храма, во внутреннем дворе Бит Акити («Дом праздника нового года» в переводе с аккадского). Энлиль и Энки ждали Ану у «золотой подставки», стоя рядом или держа в руках несколько предметов; их точное назначение неизвестно, но в дословном переводе с аккадского их названия звучат как «то, что раскрывает тайны», «солнечные диски» (во множественном числе!) и «прекрасные/ сияющие шесты». Затем Ану спускался во двор в сопровождении процессии богов. «Он всходил на ступени Великого трона во дворе Акиту и садился на него лицом к восходящему солнцу». К Ану присоединялись Энлиль, садившийся справа от него, и Энки, занимавший место по левую руку, а также Анту, Наннар/Син и Инанна/Иш-тар, становившиеся сзади.

Утверждение, что Ану садился лицом к восходящему солнцу, не оставляет сомнений, что церемония была связана с определением точки восхода солнца в определённый день — первый день месяца Нисан (весеннее равноденствие) или первый день месяца Тишрей (осеннее равноденствие). И только по завершении ритуала наблюдения за восходом солнца Ану в сопровождении одного из богов и верховного жреца направлялся в БА-РАГ.ГАЛ — «святая святых» внутри храма.

(БАРАГ означает «внутреннее святилище, отгороженное место», а ГАЛ переводится как «великий, первый». Этот термин лежит в основе аккадского словаБарагу/ Бараху/Параху, который означает «внутреннее святилище, святая святых», а также завесу, которая скрывает это место. В Библии мы встречаем древнееврейское слово Парохет, обозначающее одновременно святая святых храма и завесу отделяющую её от передней части. Таким образом, шумерские обряды и ритуалы сохранились не только в религиозной практике, но и в языке.)

Другой текст из Урука, инструктирующий жрецов относительно ежедневных жертвоприношений, призывает пожертвовать «жирных чистых овнов» планетам Юпитеру, Венере, Меркурию, Сатурну и Марсу, а также Солнцу на его восходе и Луне при её появлении. Затем в тексте объясняется, что такое «появление» семи небесных тел: момент, когда они останавливаются в инструменте, находящемся «в центре Бит Махаззат» («Доме Наблюдений»). Из дальнейших инструкций становится ясно, что это помещение располагалось «на верхней ступени храма-башни Ану».

Найденные рисунки изображают богов, стоящих у входя в храм и держащих в руках шесты, к которым прикреплены кольцеобразные предметы. На связь этой сцены с небесными явлениями указывают символы Солнца и Луны (рис. 56). В одном из случаев древний художник, возможно, иллюстрировал сцену, описанную в ритуальном тексте из Урука. Энлиль и Энки стоят по обе стороны ворот, через которые должен войти Ану. Боги держат шесты с прикреплёнными устройствами для наблюдений (инструменты круглой формы с отверстием в центре) — в полном соответствии с текстом, в котором говорится о «солнечных дисках» во множественном числе. Над воротами помещены символы Солнца и Луны (рис. 57).

Другие рисунки с изображением шестов с кольцами, укреплённых по обе стороны входа в храм (рис. 58), дают основания предположить, что они являются предшественниками вертикальных конструкций, обрамлявших вход в храм в последующие тысячелетия, будь то колонны Храма Соломона или египетские обелиски. То, что изначально они были не просто символами, а выполняли конкретную функцию в астрономических наблюдениях, становится ясно из надписи ассирийского царя Тиглатпилезера I (1115-1077 год до нашей эры), в которой рассказывается о реставрации храма, построенного за 641 год до реконструкции и лежавшего в руинах на протяжении последних шестидесяти лет. Сначала пришлось очистить мусор, чтобы добраться до фундамента и воссоздать первоначальную планировку, а затем царь воздвиг две высокие башни, с которых можно было «различить двух великих богов». Внутри богато украшенного дворца была предусмотрена комната, в которую солнечные лучи проникали «прямо с небес», а в стенах имелись отверстия, позволявшие наблюдать за звёздами.

Согласно этому свидетельству две высокие башни храма были не просто архитектурными сооружениями, но служили для астрономических наблюдений. Вальтер Андреа, возглавлявший несколько наиболее успешных археологических экспедиций в Ассирии, высказывал мнение, что зубчатые венцы башен, стоявших по обе стороны ворот ассирийской столицы Ашшура, тоже служили этой цели («Die Jungeren Ishtar-Tempel»). Он нашёл подтверждения своей гипотезе в рисунках ассирийских цилиндрических печатей, связывавших эти башни с небесными символами (рис. 59а и 59б). Андреа предположил, что некоторые из изображённых на рисунках алтарей (обычно вместе с исполняющим ритуалы жрецом) тоже имели отношение к астрономии. Их зубчатая верхняя часть (рис. 59с), а также расположение над воротами храма, на открытых площадках внутренних двориков, заменяли ступени зиккуратов — по мере того как сами зиккураты уступали место более простым в конструктивном отношении храмам с плоской крышей.

Ассирийские рисунки также напоминают нам, что астрономы-жрецы наблюдали не только восход солнца и появление звёзд и планет, но также вели наблюдение за ночным небом. Ярким примером таких двойных наблюдений может стать планета Венера — из-за более короткого периода обращения вокруг Солнца, чем у Земли, она в половине случаев видна как утренняя звезда, а в половине случаев как вечерняя. В шумерском гимне, посвящённом Инанне/Иштар, небесным эквивалентом которой была планета Венера, богиня воспевается сначала как утренняя звезда, а затем как вечерняя.

Рассказав о том, как люди и звери уходят спать после появления «вечерней звезды», гимн затем прославляет Инанну/Венеру как «утреннюю звезду»: «Она возвещает приход утра и яркого солнечного света; сладкому сну в ночных покоях приходит конец».

Эти тексты проливают свет на роль зиккуратов и их поднимающихся вверх ступеней в наблюдении за ночным небом, однако в связи с этим возникает интересный вопрос: наблюдали ли астрономы-жрецы за ночным небом невооружённым глазом или использовали инструменты, позволяющие точно определить момент восхода небесного тела? Ответ могут дать рисунки зиккуратов, на верхних ступенях которых располагаются шесты с круглыми предметами на конце; на их небесную функцию указывают изображения Венеры (рис. 60а) или Луны (рис. 60б).

Загнутые устройства, видные на рис. 60б, напоминают египетские изображения инструментов для астрономических наблюдений, имевшихся в храмах. В Египте приборы для наблюдений состояли из круглой детали, помещённой между парой «рогов» на вершине высокого шеста (рис. 61а), и располагались перед храмами бога по имени Мин. Праздник в его честь проводился один раз в год во время летнего солнцестояния, и один из ритуалов состоял в том, что группа мужчин при помощи верёвок ставила в вертикальное положение высокий шест — возможно, это был предшественник европейского майского дерева. На конце шеста поднималась эмблема Мина — храм с изображением лунного серпа (рис. 61б).

Происхождение самого бога Мина не совсем ясно. Существуют свидетельства, что ему поклонялись ещё в додинастическую эпоху, и даже в глубокой древности, отделённой от правления фараонов многими столетиями. Подобно первым египетским богам Нётеру(«хранителям»), он пришёл в Египет из других мест. Дж. А. Уэйнрайт («Some Celestial Associations of Min», журнал «Journal of the Egyptian Archaeology», том XXI) и другие учёные были уверены в его азиатском происхождении.

Другая точка зрения (например, Мартина Ислера, «Journal of the American Research Center in Egypt», том XXVII) состояла в том, что Мин попал в Египет морем. Мин также был известен как Амсу или Кем, что, по мнению Э. А. Уоллиса Баджа («The Gods of the Egyptians»), указывало на Луну и означало «возрождение», то есть лингвистически было связано с календарём.

На некоторых древнеегипетских рисунках рядом с Мином изображалась богиня луны. Ещё больше информации даёт символ Мина (рис. 61с), который одни учёные называют «обоюдоострым боевым топором», а другие считают гномоном. Мы убеждены, что это был ручной инструмент для наблюдений в форме лунного серпа.

Может быть, Мин был очередным воплощением бога Тота, имя которого неотделимо от египетского лунного календаря? Не подлежит сомнению, что Мин связывался с Небесным Быком, то есть с созвездием Тельца, зодиакальная эра которого длилась с 4400 до 2200 года до нашей эры. Таким образом, приборы для наблюдений, которые мы видим на рисунках из Месопотамии и на изображениях, связанных с египетским богом Мином, являются древнейшими астрономическими инструментами на Земле.

Согласно ритуальным текстам из Урука инструмент под названием Иц Пашшури применялся для наблюдений за планетами. Тюро-Данжен переводит его название просто как «инструмент», однако дословно этот термин означает устройство «которое раскрывает тайны». Имелись ли в виду круглые предметы, закреплённые на верхушках шестов, или это общий термин для всех астрономических приборов? Однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя, поскольку и тексты, и рисунки указывают на существование различных инструментов такого рода.

Простейшим астрономическим инструментом был гномон (от греческого «тот, кто знает»), который по отбрасываемой вертикальным шестом тени позволял следить за движением Солнца. Длина тени (она уменьшалась к полудню по мере подъёма Солнца) указывала на время дня, а направление (первых и последних лучей Солнца на восходе и заходе) позволяло определить время года. Археологи обнаружили подобные устройства (рис. 62а) в Египте, причём они были размечены с целью определения времени (рис. 62б). Поскольку в периоды солнцестояний тень становилась слишком длинной, плоские устройства были усовершенствованы, и шкала приобрела наклон, что способствовало уменьшению длины тени (рис. 62с). Со временем это привело к изобретению ступенчатых солнечных часов, в которых время указывала тень, поднимавшаяся или спускавшаяся по ступеням лестницы (рис. 62d).

Затем появились солнечные часы, в которых вертикальный шест был снабжён полукруглым основанием, на котором была нанесена угловая шкала. Археологи нашли подобные часы в Египте (рис. 62e), однако самое древнее такое устройство обнаружено в ханаанском городе Гезер в Израиле. На его лицевой стороне нанесена угловая шкала, а на обратной — рисунок со сценой поклонения богу Тоту (рис. 62f). Эти солнечные часы, изготовленные из слоновой кости, имеют картуш фараона Меренптаха, который правил в тринадцатом веке до нашей эры.

Солнечные часы упоминаются и в Библии. В Книге Иова говорится о портативных гномонах — вероятно, того типа, что изображён на рис. 62а, — которые использовались для определения времени при полевых работах — «как раб жаждет тени, и как наёмник ждёт окончания работы своей» (Иов, 7:2). Менее понятно устройство солнечных часов, которые присутствуют при описании чуда во Второй книге Царств и в 38-й главе Книги Исайи. Когда пророк Исайя возвестил больному царю Езекии, что тот полностью исцелится в течение трёх дней, царь ему не поверил. Тогда пророк предсказал божественный знак: солнечная тень вместо того, чтобы двигаться вперёд, возвратится «назад на десять ступеней». В древнееврейском тексте используется термин Маалот Ахаз, то есть «ступени» или «градусы» царя

Ахаза. Одни учёные интерпретируют это выражение как описание солнечных часов с угловой шкалой («градусы»), а другие считают, что речь идёт о настоящих ступеньках (как на рис. 62d). Возможно, это устройство представляло собой комбинацию ступеней с угловой шкалой — такие древние солнечные часы до сих пор стоят в индийском городе Джайпуре (рис. 63).

В любом случае большинство учёных сходятся во мнении, что солнечные часы, послужившие знамением чудесного выздоровления царя, были, по всей видимости, подарком царю Иудеи Ахазу от ассирийского царя Тиглатпилесера II в восьмом веке до нашей эры. Несмотря на греческое(гномон) название прибора (им продолжали пользоваться и в средние века), изобрели его вовсе не греки, и даже не египтяне. По свидетельству Плиния Старшего, жившего в первом веке нашей эры, наука определения времени по солнечным часам впервые была описана Анаксимандром Милетским, у которого был инструмент, носивший название «охотник за тенью». Однако сам Анаксимандр в работе «О природе» (547 год до нашей эры) писал, что получил гномон из Вавилона.

В главе 20 Второй книги Царств описываются, скорее всего, не ступени, а плоские солнечные часы, установленные во дворе храма (он должен был быть открытым для солнечных лучей). Если Андреа прав относительно астрономических функций алтаря, то вполне возможно, что подобный инструмент устанавливался на главном алтаре храма. Такие алтари имели четыре «рога» — древнееврейское слово Керен имеет также значение «угол» и «луч», что предполагает связь с астрономией. Рисунки, подтверждающие такую возможность, найдены как в древних зиккуратах Шумера (рис. 64а), так и в Древней Греции. На табличках, датируемых несколькими столетиями позже периода правления царя Езекии, можно видеть (рис. 64Ь) кольцо на невысокой опоре, расположенное между двумя алтарями. На втором рисунке изображён алтарь, по бокам которого располагаются устройства для наблюдения за Солнцем и Луной (рис. 64с).

Обращаясь к астрономическим инструментам античности, мы в действительности имеем дело со знаниями и искусством, которые уходят корнями в глубину веков, к древнему Шумеру. На одном из самых старых шумерских рисунков изображена процессия в храме, каждый из участников которой несёт некие приспособления и инструменты. Один из них представляет собой шест, увенчанный астрономическим прибором: устройство соединяет две короткие стойки с кольцами для наблюдения (рис.65). Двойные кольца напоминают современные бинокли и теодолиты, предназначенные для измерения расстояния. То, что храмовые слуги несут прибор в руках, не оставляет сомнений в его портативности — то есть его можно было устанавливать в любой точке, пригодной для наблюдений.

По мере того, как процесс наблюдения за небесными телами перемещался с огромных зиккуратов и каменных кругов на сторожевые башни и специально сконструированные алтари, совершенствовались и инструменты, при помощи которых астрономы-священники наблюдали за небесными телами ночью и отслеживали движение Солнца днём. Огромное значение имеет тот факт, что эти приборы стали портативными — особенно если они использовались не только для исчисления календаря (определения времени наступления праздников), но и для навигации. К концу второго тысячелетия до нашей эры финикийцы из северного Ханаана стали лучшими мореплавателями древности, курсируя по торговым путям, протянувшимся от каменных столпов Библоса до Британских островов. Самым западным опорным пунктом у них был Карфаген (Керет-Хадаш, или «новый город»). Здесь они взяли себе в качестве эмблемы изображение астрономического прибора; прежде чем появиться на стелах и даже на гробницах, он изображался вместе с двумя увенчанными двойными кольцами колоннами, которые стояли по обе стороны входа в храм (рис. 65б) — как в древней Месопотамии. Кольцо, увенчанное двумя обращёнными друг к другу лунными серпами, указывает на наблюдение за фазами Луны и Солнца.

«Вотивная табличка», найденная на месте финикийского поселения на острове Сицилия (рис. 66а), изображает сцену на открытом воздухе, и поэтому объектом астрономических наблюдений, скорее всего, являлось движение Солнца, а не ночное небо. Перед сооружением с тремя колоннами располагаются столб с кольцом и алтарь. Здесь же находится и прибор для наблюдений: кольцо между двух коротких вертикальных опор, укреплённых на горизонтальной планке на треугольном основании. Это устройство для наблюдения за Солнцем напоминает египетский иероглиф, обозначающий «горизонт» — солнце, всходящее между двух гор (рис. 66b). И действительно, финикийский прибор (учёные называют его «культовым символом»), напоминающий пару поднятых рук, имеет отношение к египетскому иероглифу Ка (рис. 66с), который обозначал душу, или «второе я», фараона, совершающую после смерти путешествие в обитель богов на «планете (миллионов лет». О том, что происхождение иероглифа Ка связано с астрономическим прибором, свидетельствует древнее изображение (рис. 66d) устройства для наблюдения перед храмом.

Все эти сходные черты и их астрономическое происхождение могут помочь в понимании египетских рисунков (рис. 67), изображающих путешествие Ка на планету богов — вытянутые руки напоминают шумерский прибор. Душа возносится в небо с вершины ступенчатой колонны.

Египетский иероглиф, обозначавший такую ступенчатую колонну, называется Дед, что переводится как «вечность». Нередко этот иероглиф был парным, поскольку именно две ступенчатые колонны стояли по бокам входа в главный храм египетского бога Осириса в Абидосе. В «Текстах пирамид», где описывается загробное путешествие фараона, две колонны Дед обрамляют «Двери в Небеса». Двойные двери остаются закрытыми, пока вновь прибывший не просит бога открыть их. Затем «двойные двери в небо» внезапно распахиваются, и открываются «отверстия небесных окон». Душа фараона парит, подобно гигантскому соколу, и присоединяется к богам в «вечности».

Египетская «Книга Мёртвых» не дошла до нас в виде цельного произведения. И хотя многие придерживаются мнения, что такая книга действительно существовала, в настоящее время её восстановили из отрывков надписей, которые уцелели на стенах царских гробниц. Однако со времён Древнего Египта до нас дошла одна цельная книга, которая даёт основание предположить, что вознесение на небо для того, чтобы обрести бессмертие, было тесно связано с календарём.

Речь идёт о «Книге Еноха», древнем произведении, дошедшем до нас в двух вариантах. Ещё одно название этой книги — «Книга тайн Еноха». Обе версии, копии которых были обнаружены, в большинстве своём, в переводе на греческий и латынь, основываются на более древних источниках и подробно рассказывают о том, что лишь мимоходом упоминается в Библии. Енох, седьмой после Адама патриарх, не умер, как все смертные: в возрасте 365 лет «Бог взял его» — то есть он вознёсся на небеса, чтобы присоединиться к Богу.

Дополняя это краткое упоминание в Библии (Бытие, глава 5), «Книга Еноха» подробно описывает два путешествия Еноха на небо — первое для того, чтобы узнать божественные тайны, вернуться и поделиться знанием с сыновьями, а второе для того, чтобы навсегда остаться в обители богов. Различные версии указывают на разнообразные знания по астрономии, касающиеся движения Солнца и Луны, точек солнцестояния и равноденствия, причин увеличения и уменьшения продолжительности дня, структуры календаря, солнечного и лунного года, а также эмпирического правила интеркалирования. В сущности, секреты, открытые Еноху и переданные им сыновьям, представляли собой знания по астрономии, связанные с составлением календаря.

Считается, что автором «Книги тайн Еноха», был «иудей, который жил в Египте, скорее всего, в Александрии» (цитата из работы Р. X. Чарльза «The Apocrypha and Pseudepigrapha of the Old Testament») во времена, непосредственно предшествовавшие христианской эре. В книге сказано следующее.

Родился же Енох на шестой день месяца Помавусаи жил триста шестьдесят пять лет.

А взят он был на небеса месяца Нисана в первый день. На небесах же пребывал он шестьдесят дней, записывая все о знамениях и тварях, созданных Господом. И написал Енох триста шестьдесят шесть книг и передал их своим сыновьям.

И провёл он на земле тридцать дней, рассказывая им обо всём, а потом опять был взят на небо тогоже месяца помавуса, в тот же шестой день и час, вкоторый родился.

Не только содержание «Книги Еноха» — астрономия и её связь с календарём, — но и сама жизнь, и вознесение патриарха на небо насыщены календарными аспектами. Он прожил 365 лет — число дней в солнечном году, — а его рождение и вознесение связаны с конкретным днём конкретного месяца.

Фрагменты «Книги Еноха» были найдены среди так называемых «рукописей Мёртвого моря». Таким образом, связанный с астрономией и календарём миф о Енохе уходил корнями в глубокую древность — возможно, как утверждает Библия, во времена, предшествовавшие Великому потопу.

Теперь, когда окончательно установлено, что библейские истории о Великом потопе, о нефилим (библейских ануннаках), о сотворении Адама и самой Земли и о жизни патриархов являются сокращённым пересказом более древних шумерских текстов, почти не остаётся сомнений в том, что библейский «Енох» является эквивалентом первого шумерского жреца ЭН.МЕДУР.АН. КИ («Верховный жрец ME связи Небо — Земля»), жителя города Сиппар, взятого на небо для обучения тайнам «Неба и Земли», предсказаний и ведения календаря. Именно с него началось поколение астрономов-жрецов, или «хранителей тайн».

В том, что Мин даровал египетским астрономам-жрецам инструмент для наблюдений, нет ничего экстраординарного. На одном из шумерских барельефов изображён великий бог, передающий ручной астрономический инструмент царю-жрецу (рис. 68). На многочисленных шумерских рисунках можно найти изображение царя, которому вручают мерную рейку и свёрнутый мерный шнур, чтобы обеспечить правильную астрономическую ориентацию храмов (рис. 54). Эти рисунки служат подтверждением содержащихся в текстах рассказов о начале родословной астрономов-жрецов.

Может быть, человек оказался слишком высокомерным, забыл обо всём и начал думать, что приобрёл эти знания самостоятельно? Несколько тысячелетий назад этот вопрос поднимался в Библии, когда Иову предлагалось признать, что хранителем тайн неба и земли является не человек, а Эл, «Всевышний»:

Скажи, если знаешь.

Кто положил меру ей, если знаешь?

Или кто протягивал по ней вервь?

На чём утверждены основания её,

Или кто положил краеугольный камень её?

Господь спрашивает Иова: «Давал ли ты когда в жизни своей приказание утру и указывал ли заре место её?» Знает ли Иов, «есть ли у дождя отец, и кто рождает капли росы», «из чьего чрева выходит лёд и иней небесный?» «Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле?» — вопрошает Бог.

Все тексты и рисунки ясно дают понять, что «хранители тайн» из рода людей не учителя, а только ученики. Шумерские тексты не оставляют сомнений, что учителями, первыми «хранителями тайн», были ануннаки.

Во главе первой группы ануннаков, спустившейся на Землю в воды Персидского залива, стоял Э. А — «тот, чей дом вода». Он являлся руководителем научного подразделения ануннаков, и его главной задачей была добыча необходимого ануннакам золота из вод Персидского залива. Для решения этой задачи требовались глубокие знания в области физики, химии и металлургии. После того как стала очевидной необходимость открытия золотых рудников и деятельность экспедиции переместилась на юго-восток Африки, понадобились его знания по географии, геологии и геометрии — того, что мы называем науками о Земле. Поэтому неудивительно, что его имя-эпитет сменилось на ЭН.КИ, или «Господин Земли», — все земные тайны находились в его ведении. И наконец, предложив и осуществив генетический эксперимент, результатом которого стало создание человека — в этом ему помогала единокровная сестра Нинхурсаг, начальник медицинской службы, — он продемонстрировал своё знание наук о жизни: биологии, генетики и теории эволюции. В главном городе Шумера Эриду хранилось более сотни ME, этих загадочных объектов, в которых, как на компьютерных дисках, были записаны знания по различным научным дисциплинам, а на южной оконечности Африки на научной станции находилась «таблица мудрости».

Со временем Энки поделился всеми этими знаниями со своими шестью сыновьями, каждый из которых стал специалистом в одной или нескольких научных отраслях.

Следующим на Землю прибыл единокровный брат Энки ЭН.ЛИЛ — «Верховный правитель». Под его началом количество ануннаков на Земле увеличилось до шестисот, а ещё триста ИГИ.ГИ («Те, кто смотрят и видят») остались на орбите, обслуживая орбитальные станции, принимая и отправляя космические челноки. Энлиль был великим астронавтом, организатором и руководителем. Он основал первый центр управления миссией в НИ.ИБРУ, который известен нам по аккадскому названию Ниппур, а также установил коммуникационный канал с родной планетой, ДУР.АН.КИ — «связь Небо — Земля». Именно он был хранителем звёздных карт, информации о космосе и знаний по астрономии. Он планировал строительство первой космической базы в Сиппаре («Город Птиц») и руководил её сооружением. Вопросы погоды, ветра и дожди — все это было в его ведении. Он также отвечал за надёжность транспорта и поставок продовольствия, в том числе местного производства, что предполагало знание земледелия и скотоводства. Он поддерживал дисциплину среди ануннаков, председательствовал в совете «семи судей» и остался верховным богом закона и порядка после того, как численность людей начала быстро расти. Он регулировал деятельность жрецов, а затем основал институт монархии, которому шумеры присвоили его имя.

Среди руин ЕДУБ.БА, «Дома таблиц с записями», в Ниппуре был найден длинный и хорошо сохранившийся «Гимн Энлилю, Всеблаготворнейшему», где в ста семидесяти строчках перечислялись научные и организационные достижения Энлиля. На его зиккурате Е.КУР («дом, высокий, как гора») находился «луч, проникавший в сердце всех земель». Он установил Дуранки,«связь Небо — Земля». В Ниппуре он «воздвиг центр Вселенной». Он учредил правосудие и справедливость. При помощи «небесных ME», которые «никто не мог увидеть», он основал тайную часть Экура, «небесный зенит, таинственный, как дальнее море», в котором находились «звёздные символы… доведённые до совершенства»; эти символы использовались в ритуалах и праздниках. Именно под руководством Энлиля были построены города, основаны поселения с загонами для скота и овец, укреплены берега рек для защиты от наводнений, прорыты каналы, а поля и луга «наполнены плодородным зерном», разбиты фруктовые сады, освоено прядение и ткачество.

Таковы были плоды науки и цивилизации, которые Энлиль завещал своим детям и внукам, а через них и всему человечеству.

Процесс, посредством которого ануннаки передавали научные знания людям, до сих пор не стал предметом пристального внимания учёных. Так, например, почти не предпринималось усилий, чтобы выяснить, как появились астрономы-жрецы, хотя без них мы ничего не знали бы о Солнечной системе и не могли бы летать в космос. О главном событии — передаче небесных тайн Энмедуранки — мы читаем в малоизвестной табличке, к которой, к счастью, привлёк внимание У. Дж Ламберт в своей работе «Enmeduranki and Related Material»:

Энмедуранки, правитель Сиппара,

(был) любимцем Ану, Энлила и Эа.

В Ярком Храме Шамаш назначил его (жрецом).

Шамаш и Адад (взяли его) на собрание (богов)… Ему открыли, как наблюдать за водой и маслом, (открыли) тайну Ану Энлила и Энки. Они передали ему Божественную Табличку (с выгравированными?) тайнами Небес и Земли Они научили его делать вычисления с помощью цифр.

Получив тайные знания ануннаков, Энмедуранки вернулся в Шумер. Там он созвал «людей Ниппура, Сип-пара и Вавилона» и сообщил им о полученных знаниях и об основании института жречества, а также о повелении богов, что знания должны передаваться от отца к сыну. В финале текста есть знаменательная фраза:

Так была создана линия жрецов, тех,

кому разрешается приближаться кШамашу и Ададу.

Согласно шумерскому «Списку царей» Энмедуранки был седьмым правителем до Великого потопа и правил в Сиппаре на протяжении шести орбитальных циклов Нибиру, прежде чем стал верховным жрецом и получил имя Энмедуранки. В «Книге Еноха» архангел Уриил открыл Еноху тайны Солнца (солнцестояния и равноденствия) и «законы Луны» и двенадцать созвездий. После окончания обучения Уриил дал Еноху — как Шамаш и Адад Энмедуранки — «небесные скрижали» и приказал внимательно изучить их и заметить «для себя все в отдельности». После возвращения на землю Енох передал полученные знания своему старшему сыну Мафусаилу. В «Книге тайн Еноха» перечисляются дарованные патриарху знания, включающие в себя «все небесные и земные дела: о море и всех явлениях, движениях и разгулах природных стихий; о Солнце, Луне, звёздах, об их движении и изменении; о временах года, летах, днях и часах». Это соответствует атрибутам Шамаша — бога, небесным двойником которого было Солнце, и который руководил космопортом — а также Адада, древнего «бога погоды», управлявшего штормами и дождём. Шамаш (у шумеров Уту) обычно изображался с мерной рейкой и мерным шнуром в руках (рис. 54); Адад (у шумеров Ишкур), как правило, держал разветвлённую молнию. Рисунок на печати одного из ассирийских царей (Тикулти-Нинутры I) изображает сцену представления царя двум великим богам — возможно, для того чтобы они одарили его знанием, которое когда-то было передано Энмедуранки (рис. 69).

В дошедших до нас надписях часто встречаются молитвы царей, просящих, чтобы их одарили такой же «мудростью», какой обладали известные учёные мужи древности, или хвастливые заявления, что они знают не меньше прежних мудрецов. В одном их царских писем говорится, что царь «превосходит своими знаниями всех ныне живущих людей Нижнего Мира», поскольку является «потомком Адапы». В другом случае вавилонский царь заявлял, что обладает «мудростью, превосходящей даже ту, что содержится в сочинениях Адапы». Все они ссылаются на Адану, мудреца из Эриду (центр культа Энки в Шумере), которому Энки «умудрил разум» и «открыл образ миров» — то есть тайны «наук о Земле».

Нельзя исключать возможности, что Адапа, подобно Еноху и Энмедуранки, был седьмым в роду мудрецов Эриду, и другая версия шумерского текста находит отражение в рассказе о Енохе. Согласно этой легенде в Эриду, городе Энки, обучались семь мудрецов; в разных версиях у них разные имена и эпитеты. Рикл Боргер, исследовавший этот миф в свете истории Еноха («Die Beschworungsserie Bit Meshri und die Himmelfahrt Henochs» в журнале «Journal of Near Easten Studies», том 33), особенно был поражён третьей таблицей ассирийских заклинаний. В ней называется имя каждого мудреца и сообщается, чем он был знаменит. Седьмым из них был «Уту-Абзу, который был вознесён на небо». Приводя второй подобный текст, Р. Боргер делает вывод, что этот седьмой мудрец, чьё имя состояло из имени бога Уту/Шамаша и названия Нижнего Мира (Абзу), был ассирийским «Енохом».

Согласно ассирийским источникам, описывавшим мудрость Адапы, он был автором книги, названной «УСАР д АНУМ д ЭНЛИЛА» — «Сочинения, касающиеся времени; от божественного Ану и божественного Энки». Таким образом, утверждается, что Адапа написал первую книгу человечества по астрономии и ведению календаря.

Когда вознесённого на небо Энмедуранки знакомили с разного рода божественными тайнами, его главными учителями были Уту/Шамаш и Адад/Ишкур, внук и сын Энлиля. То есть вознесение Адапы происходило под покровительством Энлиля. Когда же Энки послал

Адапу на небо в чертог Ану, его тоже сопровождали два бога, Таммуз и Гишзиду. Там «Адапа от края небес до выси небесной глядит и видит весь ужас неба» — эти слова перекликаются с тем, что мы читаем в «Книге Еноха». В конце визита Ану отказал ему в бессмертии, но «дал ему власть без конца, сделал судьбу его светлой».

Из этих мифов можно сделать вывод о двух линиях жрецов — от Энлиля и от Энки — а также о двух научных центрах Древнего Шумера. Один располагался в Ниппуре Энлиля, а другой — в главном городе Энки Эриду. Вне всякого сомнения, центры, как и сами братья, соперничали и одновременно сотрудничали между собой, но каждый имел свою специализацию. Этот вывод, подтвердившийся более поздними событиями и текстами, отражается также в том, что каждый из руководителей ануннаков имел особые таланты, свою специальность и конкретные обязанности.

Продолжив исследование этой специализации, мы обнаружим, что тесная связь между храмами, астрономией и календарём нашла отражение ещё и в том, что в символах нескольких богов — и в Шумере, и в Египте — сочетаются эти отрасли деятельности. А поскольку зиккураты и храмы служили также обсерваториями — для отсчёта как божественного, так и земного времени — боги, обладающие знаниями по астрономии, также умели ориентировать и проектировать храмы.

«Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? Или кто протягивал по ней вервь?» — спрашивал Господь Иова, предлагая признать, что хранителем тайн неба и земли является не человек, а Бог. В сцене представления царя-жреца богу Шамашу (рис. 54) смысл события передают фигуры двух Божественных держателей шнура. Два шнура, которые они протянули под углом к излучающей свет планете, предполагают не столько измерение расстояния, сколько ориентацию. На египетском рисунке с подобными мотивами, обнаруженном в папирусе царицы Нехмет, изображены два «держателя шнура», измеряющие угол планеты, названной «красным глазом Гора» (рис. 70).

В Египте натягивание шнура для определения правильной астрономической ориентации храма входило в обязанности богини Сешет. Она считалась также богиней календаря, и среди её эпитетов были следующие: «госпожа письма», «хозяйка Дома Книг». Символом её считалась палочка для письма, сделанная из пальмовой ветви и обозначавшаяся иероглифом, который переводится как «считающий годы». Богиню изображали с се-миконечной звездой на голове. Она почиталась как богиня строительства, но (как указал сэр Норман Локьер в «The Dawn of Astronomy») только в части ориентации храмов. Такая ориентация была вовсе не случайной и выполнялась не наугад. Египтяне при определении ориентации и главной оси своих храмов полагались на божественное покровительство, и эта задача была возложена на Сешет. Август Мариетт, сообщая о своих находках в Дендере, где были обнаружены надписи и рисунки, относящиеся к богине Сешет, утверждал, что именно она «отвечала за то, чтобы сооружение святынь велось в точном соответствии с указаниями, содержавшимися в священных книгах».

Определение правильной ориентации требовало сложной церемонии, называвшейся Пут-сер, что означает «протягивание шнура». Богиня золотой дубинкой вбивала в землю колышек, а царь, действуя согласно её указаниям, вбивал второй. Затем между ними натягивался шнур, указывающий правильную ориентацию храма, которая обуславливалась положением определённой звезды. В работе 3. Забы, опубликованной чехословацкой академией наук («Archiv Orientali», приложение 2, 1953), был сделан вывод, что такая церемония предполагала знание явления прецессии и, значит, разбиение небесной окружности на двенадцать домов Зодиака. Астральные аспекты церемонии проясняются соответствующими древними надписями, как, например, той, что была обнаружена на стене храма Гора в Эдфу. Мы читаем слова фараона о том, как он взял в руки колышек и дубинку, натянул шнур вместе с Сешет, затем обратил взор к Мсихетту и, когда божественная звезда достигла угла своего мерхета, заложил четыре угла храма.

В другой надписи, касающейся восстановления храма в Абидосе фараоном Сети I, также приводятся слова фараона о том, как он золотой дубинкой вбил в землю колышек и по положению четырёх небесных опор точно определил положение четырёх углов храма.

Эта церемония была изображена на стенах храма (рис. 71).

В египетском пантеоне Сешет была спутницей и главной помощницей Тога, бога научных знаний, математики и календаря — божественного писца, который вёл записи деяний богов и являлся хранителем тайн строительства пирамид.

В этом своём качестве он был главным божественным архитектором.

ГЛАВА ШЕСТАЯ БОЖЕСТВЕННЫЕ АРХИТЕКТОРЫ

Где-то между 2200 и 2100 годом до нашей эры — период великой перестройки Стоунхенджа — старший сын Энлиля Нинурта затеял грандиозное предприятие: построить для себя новый «дом» в Лагаше.

Это событие проливает свет на многие деяния богов и людей благодаря тому, что царь Лагаша Гудеа, на которого была возложена эта задача, подробно записал все происходящее на двух больших глиняных цилиндрах. Несмотря на грандиозность задачи, царь понял, что это великая честь для него, а также возможность увековечить своё имя и свои дела, выпадавшая лишь немногим правителям. И действительно, найденные археологами записи говорят, по крайней мере, об одном случае, когда великому царю (Нарамсину), любимцу богов, было несколько раз отказано в участии в строительстве нового храма (подобная ситуация повторилась тысячелетие спустя с царём Давидом в Иерусалиме). Гудеа искусно выразил свою благодарность богу, вырезав хвалебные надписи на собственных статуях (рис. 72), которые поместил в новом храме, и оставил огромное количество письменных свидетельств, которые объясняют, какими были святилища ануннаков и какой цели они служили.

Как старший сын Энлиля и его единокровной сестры Нинхурсаг и, следовательно, его наследник, Нинурта имел числовой ранг отца, равный пятидесяти (наивысший ранг, шестьдесят, был у Ану, а у второго сына Ану, Энки, — сорок). Поэтому зиккурат в Лагаше получил простое название Е.НУННУ, или «дом пятидесяти».

На протяжении тысячелетий Нинурта был верным помощником отца, послушно исполняя все его поручения. Он приобрёл славу «Первейшего воина Энлиля» во время конфликта, когда мятежный бог Зу похитил «Таблицы судеб» из центра управления миссией в Ниппуре, нарушив связь Небо — Земля; именно Нинурта пустился в погоню за мятежником, настиг его на краю земли и вернул таблицы на их законное место. А когда разразилась жестокая война между сторонниками Энлиля и Энки (в одной из предыдущих книг я назвал её Второй войной пирамид), опять-таки Нинурта обеспечил победу отцовской стороны. Этот конфликт закончился мирной конференцией, к которой принудила воюющие стороны Нинхурсаг, в результате Землю поделили между двумя братьями, а человечеству была дарована цивилизация в трёх районах, то есть в Междуречье, Египте и долине Нила.

Мир установился надолго, но не навсегда. Недовольным достигнутыми соглашениями с самого начала был старший сын Энки Мардук Возродив былое соперничество своего отца и Энлиля, в основе которого лежали сложные законы наследования ануннаков, Мардук поставил под сомнение пункт о том, что Шумер и Аккад (область, которую мы называем Месопотамией) достались потомкам Энлиля, и предъявил права на расположенный в Междуречье город Баб-Или (Вавилон) — в буквальном переводе «Ворота богов». В результате разразившегося конфликта Мардука приговорили к погребению заживо в Великой пирамиде в Гизе, однако ещё до приведения приговора в исполнение мятежник был прощён и отправлен в ссылку. Для разрешения этой конфликтной ситуации вновь потребовалась помощь Нинурты.

Тем не менее Нинурта был не только воином. После Великого потопа именно он перегородил горные ущелья, чтобы помешать ещё большему затоплению долины между реками Тигр и Евфрат, а также организовал широкомасштабные работы по осушению, чтобы равнина вновь стала пригодной для жизни. После этого он осуществлял надзор за внедрением организованного сельского хозяйства в регионе, и поэтому шумеры называли его Ураш — «тот, что с плугом». Когда ануннаки решили ниспослать человечеству царство, именно Нинурте было поручено руководить строительством первого города людей, Киша. А когда после устроенных Мардуком волнений, примерно в 2250 году до нашей эры, регион успокоился, опять-таки Нинурта восстановил порядок и монархию из своего «центра культа», Лагаша.

Наградой ему стало разрешение Энлиля построить совершенно новый храм в Лагаше. Дело в том, что Нинурту нельзя было назвать «бездомным» — у него уже был храм в Кише, а также храм внутри святилища в Ниппуре рядом с зиккуратом отца. Кроме того, он имел собственный храм в Гирсу, в святилище центра своего «культа» города Лагаша. Группы французских археологов, которые вели раскопки этого места в течение двадцати «сезонов» с 1877 по 1933 год, обнаружили остатки древнего зиккурата и прямоугольных храмов, углы которых были точно ориентированы по сторонам света (рис. 73). По оценкам учёных, фундамент самого первого храма был заложен в раннединастическую эпоху не позднее 2700 года до нашей эры на холме, обозначенном на карте раскопок буквой «К». Надписи, сделанные первыми правителями Лагаша за шестьсот или семьсот лет до Гудеа, сообщают о восстановительных работах и реконструкции в Гирсу, а также о богатых подношениях богам, например серебряной вазе царя Энтемены (рис. 48). Некоторые надписи дают основание предположить, что фундамент самого первого храма был заложен царём Киша Месилимом, занимавшим престол около 2850 года до нашей эры.

Не следует забывать, что именно в Кише Нинурта основал для шумеров институт монархии. Долгое время правители Лагаша считались лишь наместниками, которые должны были заслужить титул «царя Киша», чтобы стать полноценными государями. Возможно, именно этот оттенок второсортности заставил Нинурту проектировать аутентичный городу храм; кроме того, ему требовалось место для хранения удивительного оружия, которым его снабдили Ану и Энлиль, в том числе летательного аппарата, получившего название «Божественная Птица-Вихрь» (рис. 74) — размах его крыльев достигал семидесяти пяти футов, и поэтому для него требовалось специальное помещение.

Когда Нинурта победил сторонников Энки, он попал внутрь Великой пирамиды и впервые оценил не только её внешнее величие, но также всю сложность и совершенство внутренней архитектуры. По инструкциям, данным Гудеа, можно предположить, что Нинурта лелеял мечту построить не менее грандиозный зиккурат ещё со времён своей египетской экспедиции. Теперь, ещё раз наведя порядок в Шумере и добившись для Лагаша статуса столицы царства, он вновь испросил у Энлиля разрешение построить новый Е.НУННУ, новый «дом пятидесяти» в святилище Гирсу города Лагаша. На этот раз его желание исполнилось.

Это не значит, что исполнение желания Нинурты следует считать само собой разумеющимся. Так, например, в ханаанских «мифах» о боге Баале («Владыка») мы читаем, что за свою роль в победе над врагами Эла («Высочайшего», верховного божества) он добивался разрешения Эла построить «дом» на вершине горы Зафон в Ливане. Баал просил об этом и раньше, но всё время получал отказ и жаловался своему отцу Элу, что у него нет дома, как у других богов, нет святилищ, как у детей Ашеры, и что убежищем ему служит жилище отца.

На этот раз он обратился за содействием к супруге Эла Ашере, и она в конечном итоге добилась согласия Эла. В качестве дополнительного аргумента она привела следующее соображение: Баал, сказала она, в своём новом доме получит возможность следить за сменой времён года — то есть вести наблюдения за небесными объектами для составления календаря.

Однако Баал, несмотря на то что был богом, не мог просто взять и построить себе храм-жилище. Проектирование и строительство должны были осуществляться под руководством Котар-и-Хасиса, «искусного и знающего» бога ремёсел. Не только современные учёные, но ещё Филон из Библоса, живший в первом веке нашей эры, сравнивали Котар-и-Хасиса с греческим богом-ремесленником Гермесом (он построил чертоги Зевса) или египетским богом науки, ремёсел и магии Тотом. Согласно ханаанским текстам Баал послал своих эмиссаров в Египет, чтобы разыскать Котар-и-Хасиса, но нашёл его на Крите.

Однако сразу же по прибытии Котар-и-Хасиса между ним и Баалом разгорелся жаркий спор относительно архитектуры храма. Баал, похоже, хотел, чтобы его дом состоял не из традиционных трёх частей, а только из двух —Хекал, и Бамтим (возвышающаяся часть). Самые ожесточённые споры велись относительно окна, или напоминающего дымоход светового люка, — Котар-и-Хасис настаивал, что окно должно было находиться «внутри дома», а Баал решительно возражал, предлагая устроить его в другом месте. Эта перебранка, подробно описанная в мифах, сопровождалась криком и плевками…

Причины спора относительно устройства светового люка и его расположения остаются неясными — возможно, это как-то связано с ориентацией храма. Утверждение Ашеры, что храм позволит следить за сменой времён года, предполагает, что храм должен был использоваться для астрономических наблюдений. Баал же, как свидетельствуют ханаанские тексты, планировал установить в храме секретное коммуникационное устройство, которое позволило бы ему приобрести власть над другими богами. Для этой цели Баал «протянул шнур, прочный и гибкий», от вершины горы Зафон («север») до Кадеша («священное место») на юге, в Синайской пустыне.

В конечном итоге ориентация храма осталась такой, как хотел Котар-и-Хасис. Если более поздние храмы на площадке Баальбека строились в соответствии с этим древним планом, то по настоянию Котар-и-Хасиса первый храм был ориентирован вдоль оси восток — запад (см. рис. 25).

Согласно шумерскому мифу о строительстве нового храма Е.НИННУ, для определения его ориентации тоже понадобились наблюдения за небесными телами, а также потребовались услуги божественных архитекторов.

* * *

Гудеа — как и царь Соломон тринадцать столетий спустя — в своих записях точно указывает количество задействованных в строительстве рабочих (216 тысяч), упоминает ливанский кедр и другие породы деревьев, использованные для изготовления огромных балок, громадные камни с гор, расщеплённые на блоки, асфальт из источников и «асфальтового озера», медь, серебро и золото из расположенных в горах рудников, а также бронзовые предметы и украшения, стелы и статуи. Все это описывается очень подробно, и законченный храм получился таким величественным и красивым, что «все ануннаки застыли в восхищении».

Наибольший интерес в записях Гудеа представляют разделы, описывающие события, которые предшествовали строительству храма, определению его ориентации, убранства и символики. Мы будем оперировать в основном информацией, содержащейся в так называемом «цилиндре А».

Цепочка событий, как утверждают записи Гудеа, началась в определённый день, считавшийся чрезвычайно важным. Гудеа называет Нинурту его официальным титулом НИН.ГИРСУ — «Господин Гирсу» — и начинает свой рассказ так:

Когда во Вселенной решали судьбы,

Великие Сути Лагаша главу к небесам воздели,

Энлиль на владыку Нингирсу посмотрел благосклонно.

Изложив жалобы Нинурты по поводу задержки строительства нового храма, который был очень важен для города, Гудеа сообщает, что Энлиль в конечном итоге дал своё разрешение и сказал, что храм следует назвать Е.НИННУ.

Добившись разрешения Энлиля и получив имя для зиккурата, Нинурта мог приступить к сооружению храма. Не теряя времени, Гудеа стал просить своего бога, чтобы выполнить эту грандиозную задачу поручили именно ему. Он приносит в жертву «быка совершенного, козлёнка достойного» и ждёт, не прекращая молитвы, знака приступить к постройке храма.

Наконец, случается чудо. Гудеа во сне «владыку Нингирсу узрел», но не понял сути сна. Тогда он сел в свою «ладью магур» и отправился в ближайший город, чтобы узнать смысл своего сна у богини-прорицательницы Нанше. Принеся дары и прочитав молитву, он рассказывает ей о том, как ему во сне явился бог, приказ которого он должен исполнить:

Во сне человек один явился

Рост его подобен небу,

Земле подобны его размеры.

По венцу на главе его, он — бог!

На руке — Анзуд, у ногпотоп!

Справа и слева львы лежат.

Храм его построить он мне приказал.

Затем произошло небесное знамение, смысл которого Гудеа не понял: на восходе солнца над горизонтом внезапно появился Кишар, или Юпитер. Вслед за этим появилась женщина, давшая Гудеа новые указания:

И жена однаКто она? Кто она? Воздымаясь, расчищала место. Стило серебряное держит в руке,

Табличку звёзд доброго неба И советуется с табличкой.

После женщины появляется третье божественное существо в образе «героя»:

Руку согнул, лазурита табличка в руке. Он план храма чертит.

Затем прямо перед глазами царя материализуются признаки строительства: «священная корзина» и «кирпичная форма», в которой лежит «кирпич судьбы».

Услышав подробности сна, богиня-прорицательница разъяснила Гудеа его смысл. Первым явившимся царю богом был Нингирсу (Нинурта): «храм Энинну построить тебе повелел он». Восход Юпитера означал, что бог Нингишзида указывал на точку восхода солнца над горизонтом. Появившуюся вслед за этим богиню звали Нисаба, а третьего бога — Ниндуба; он чертил план храма.

Затем Нанша добавила собственные рекомендации. Она напомнила Гудеа, что Энинну должен быть пригодным для хранения оружия Нинутры, летательного аппарата и даже любимой арфы. Получив разъяснения и указания, Гудеа вернулся в Лагаш и заперся в старом храме, пытаясь понять, что все это значит. Он провёл там два дня, вспоминая видение и представляя себе план будущего «дома».

Самой трудной задачей для него была ориентация храма. Поднявшись на самую высокую часть старого храма, которая называлась Шугалам, «место, с которого Нингирсу мог видеть повторения на всех своих землях», Гудеа убрал «слюну» (раствор, грязь?), заслонявшую обзор, и попытался разгадать тайны строительства храма. Однако он по-прежнему ничего не понимал и был в растерянности. Тогда Гудеа опять обратился с молитвой к Нингирсу, признаваясь в своём невежестве и моля о помощи.

Царь молил о втором знамении, и ему во сне вновь явился Нингирсу/Нинурта, дав подробные инструкции и пообещав помощь при строительстве. Он приказал в соответствии с древними традициями построить «мой дом, Энинну, который свяжет Небо и Землю».

Затем бог объяснил Гудеа, какие требования предъявляются к новому храму, и одновременно вознёс себе хвалу, описывая своё могущество, силу своего оружия, великие дела (например, сооружение дамб) и статус, пожалованный ему Ану. Строительство храма, говорит он Гудеа, должно начаться «в день новолуния», когда бог подаст ему соответствующий сигнал — в новогодний вечер на небе появится рука бога, держащая пламя, такое яркое, что ночью станет светло, как днём.

Нинурта/Нингирсу также заверил Гудеа, что с самого начала проектирования нового Энунну боги не оставят его без поддержки: в помощь при строительстве Энну и нового святилища ему дадут бога, одним из эпитетов которого был «Сияющий Змей». Затем Нинурта пообещал царю, что строительство храма принесёт изобилие на эту землю: по окончании работ дожди выпадут вовремя, ирригационные каналы наполнятся водой, и расцветёт даже пустыня, прежде не знавшая влаги; будет богатый урожай, изобилие масла для готовки и шерсти.

Теперь Гудеа понял божественный план и склонил голову в знак согласия. Он стал мудр и проникся знанием великих вещей.

Не теряя времени, Гудеа проводит обряд «очищения города» и призывает население Лагаша, стар и млад, сформировать строительные бригады и приступить к выполнению важной задачи. В строках, проливающих свет на человеческий аспект этой истории, на жизнь, обычаи и социальные проблемы четырехтысячелетней давности, мы читаем, что для того чтобы население могло сосредоточиться на строительстве, были запрещены телесные наказания: не взлетал бич надсмотрщика, мать не шлёпала ребёнка, хозяйка не била по лицу провинившуюся служанку. Однако от людей требовалась не только кротость — для финансирования проекта Гудеа установил налоги, и как знак смирения перед владыкой Нингирсу эти налоги были увеличины.

Здесь мы можем на некоторое время отвлечься и обратиться к другому примеру строительства «дома Божьего» — того, который строился в Синайской пустыне для Яхве. Этот эпизод описан в Библии во Второй книге Моисеевой, Исходе, начиная с главы 25. «Скажи сынам Израилевым, — сказал Яхве Моисею, — чтобы они сделали Мне приношения; от всякого человека, у которого будет усердие, принимайте приношения Мне… И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их; всё, как Я показываю тебе, и образец скинии и образец всех сосудов её; так и сделайте». Затем последовало подробное описание архитектуры святилища, что позволило современным учёным реконструировать скинию и её содержимое.

Чтобы помочь Моисею исполнить этот подробный план, Господь даёт ему двух помощников, исполненных «Духом Божиим, мудростью, разумением, ведением и всяким искусством». Эти два человека были Веселеил и Аголиав, и Яхве научил их, «дабы они сделали всё, что Я повелел тебе». Эти инструкции начинались с плана святилища, причём огороженное место имело явно прямоугольную форму, с длинными сторонами (сто локтей), смотрящими строго на север и юг, а короткими сторонами (пятьдесят локтей) — на запад и восток, что обеспечивало ориентацию восток — запад (см. рис. 44а).

Теперь вернёмся на семь столетий назад, в Древний Шумер. Умудрённый и проникшийся знанием великих тайн, Гудеа принялся за исполнение божественных указаний. По рекам и каналам он разослал суда с эмблемой богини Нанше, чтобы получить помощь почитавших её; он отправил караваны с эмблемой «звёздного диска» Инанны в её земли; он заручился поддержкой тех, кто почитал Уту, «бога, которого он любил». В результате на строительство храма собрались рабочие из Элама, Суз, Магана (Египет) и гор Мелуххи (Нубия). Из Ливана привезли древесину кедра, а также собрали необходимое количество бронзы, на судах доставили камень. Были получены медь, золото, серебро и мрамор.

Когда всё было готово, настало время изготовления кирпичей из глины. Это была непростая задача, и не только потому, что требовались десятки тысяч кирпичей. Кирпичи — одно из изобретений шумеров, которое позволило им в отсутствии камней строить высокие здания — по форме и размерам отличались от тех, что используются в наши дни. Обычно они делались квадратными: длина стороны кирпича составляла около фута, а толщина — два или три дюйма. Однако так было не всегда и не везде. Иногда их просто высушивали на солнце, а иногда обжигали в печах, чтобы сделать более долговечными; они не всегда были плоскими — в отдельных случаях их изготавливали вогнутыми или выпуклыми, в зависимости от назначения и предполагаемой нагрузки. По свидетельству надписей Гудеа и других царей, в тех случаях, когда речь шла о храмах, и тем более о зиккуратах, размеры и форму кирпича определял бог, которому строился храм. Это был важнейший этап строительства, и отливка первого кирпича считалась такой высокой честью, что цари часто приказывали делать на сырых кирпичах вотивные надписи (рис. 75). К счастью, эта традиция позволила археологам определить, какие цари принимали участие в строительстве, реконструкции или ремонте храмов.

В надписях Гудеа кирпичам уделяется очень много места. На этой церемонии присутствовали несколько богов, и проводилась она на территории старого храма. Гудеа тщательно готовился к предстоящему событию: ночь он провёл в святилище, а утром совершил омовение и надел церемониальные одежды. Во всём царстве объявлялся выходной. Гудеа принёс жертвы богам, а затем вошёл в святая святых старого храма. Там находилась форма для кирпича, который он видел во сне, а также «священная корзина». Гудеа поставил корзину на голову. Процессию возглавлял бог по имени Галалим. Бог Нингишзида держал форму в руке. Он позволил Гудеа налить в форму воды из медной храмовой чаши, что считалось добрым знаком. По сигналу Нинурты царь заполнил форму глиной, произнося при этом магические заклинания. Как сказано в тексте, он с благоговением исполнял священные ритуалы. Весь город Лагаш застыл в ожидании: получится кирпич или он будет с дефектом?

После того как солнце осветило форму, Гудеа разбил её, извлёк кирпич и придирчиво осмотрел. Кирпич оказался превосходным!

Археологами были обнаружены древние шумерские рисунки, на которых изображалась церемония отливки кирпича. — на одном из них (рис. 76) сидящий бог держит в руках форму для отливки, кирпичи из которой доставляются к строящемуся зиккурату.

После изготовления кирпичей наступил этап строительства храма, и первым шагом в этом процессе стала разметка и закладка фундамента. Гудеа писал, что для нового Энинну было выбрано новое место, и археологи (см. карту, рис. 73) действительно обнаружили его руины на холме в пятнадцати сотнях футов от старого храма — этот курган обозначен буквой «А» на карте раскопок

Эти руины рассказали нам, что четыре угла зиккурата были ориентированы по сторонам света и что точная ориентация начиналась с определения направления на восток, а затем строилась одна или несколько стен под прямым углом друг к другу. Данная церемония тоже проводилась в благоприятный день, до наступления которого должен был пройти «полный год». Этот момент объявлялся богиней Нанше, «дочерью Эриду» (города Энки). Мы предполагаем, что это был день весеннего равноденствия.

В полдень, когда Солнце достигло зенита, «Господин наблюдателей и начальник строителей» стал на место, выбранное для храма, и тщательно определил направление. Ануннаки с восхищением наблюдали за этой процедурой, и он заложил фундаментный камень и прочертил на земле направление стены. Из дальнейшего текста мы узнаем, что этим «Господином наблюдателей и начальником строителей» был Нингишзида. Из многочисленных сохранившихся рисунков (рис. 77) мы знаем, что именно этот бог (его узнают по рогатому головному убору) закладывал конический угловой камень в подобных; случаях.

Кроме рисунков с изображением рогатого бога, закладывающего угловой камень, сохранились и бронзовые барельефы, которые дают основание предположить, что этот «камень» на самом деле был бронзовым. Дело в том, что в названиях всех металлов, руду для которых добывали в карьерах и рудниках, присутствовал префикс НА, обозначавший «камень» или «то, что добыто из земли». Примечательно, что в Библии закладка углового, или первого, камня тоже рассматривается как священный акт, указывающий на то, что Господь благословил строительство Своего нового «Дома». Пророк Захария в своём рассказе о восстановлении Храма в Иерусалиме, говорит о том, что ему привиделся «муж, у которого в руке землемерная вервь». Господь сказал пророку, что это Его посланник, пришедший измерить Иерусалим и восстановить его вместе с Домом Господа: «Руки Зоровавеля положили основание дому сему; его руки и окончат его, и узнаешь, что Господь Саваоф послал Меня к вам». В данном случае человек, избранный восстановить храм, тоже был назван богом.

В Лагаше после того, как Нингишзида заложил краеугольный камень храма, Гудеа получил возможность строить фундамент, поскольку, «подобно Нисабе, знал смысл чисел».

Учёные пришли к выводу, что построенный Гудеа зиккурат состоял из семи ступеней. Соответственно после закладки краеугольного камня и определения ориентации нового хграма были произнесены семь молитв, и Гудеа приступил к укладке кирпичей вдоль прочерченной на земле линии.

Затем Гудеа начал строительство дома для «господина Нингирсу… храма, подобного горе, чья вершина достигает небес…». По словам Гудеа, храм был построен из «шумерских прочных кирпичей».

В Месопотамии, или Междуречье, которое во время потопа покрылось толстым слоем ила, не существовало каменоломен, и единственным строительным материалом были кирпичи из ила или глины. Поэтому все храмы и зиккураты имели кирпичные стены. Таким образом, упоминание Гудеа о «шумерских прочных кирпичах» можно считать простой констатацией факта. Удивление вызывает подробный список других материалов, применявшихся при строительстве. Мы сталкиваемся здесь не с различными породами дерева, которые обычно использовались при сооружении храмов, а с металлами и камнем — материалами, которые требовалось привозить издалека.

Царь, читаем мы в тексте, построил храм, «сверкающий металлами», привезя медь, золото и серебро из дальних земель. «Он построил Энинну из камня, он заставил его сиять алмазами, он скрепил его медью, смешанной с оловом». Вне всякого сомнения, речь идёт о бронзе, которая использовалась не только для изготовления различных предметов культа, но и для скрепления каменных блоков и металлических конструкций. Производство бронзы — сложный процесс, предполагавший сплавление определённых пропорций меди и цинка при высокой температуре — было настоящим искусством, и в записях Гудеа сообщается, что для этой цели из «земли плавильщиков» был приглашён Сангу Симуг, «божественный кузнец», работавший для Нинту. Далее Гудеа сообщает, что этот кузнец облицевал фасад храма отполированным камнем толщиной в две ладони.

То есть здесь не просто упоминается об использовании камня при строительстве храма, но и конкретно указывается, что кирпичная кладка была облицована каменными плитами определённой толщины — обстоятельство, до сих пор ускользавшее от внимания учёных. Это можно считать в некотором роде сенсацией. До нас не дошло больше ни одного шумерского текста, в котором при сооружении храма говорилось бы об облицовке кирпичной кладки камнем. Во всех подобных записях упоминается лишь о кирпичной кладке — о её возведении, разрушении и ремонте — но никогда об облицовке камнемкирпичных фасадов!

Как это ни удивительно — но, как мы покажем ниже, вполне объяснимо — облицовка фасада нового Энинну отполированным камнем, уникальная для Шумера, повторяла египетский способ облицовки ступенчатых пирамид полированными каменными плитами для того, чтобы сделать их поверхность гладкой.

Строительство пирамид египетскими фараонами началось с пирамиды фараона Джосера в Саккаре (южнее Мемфиса) примерно в 2650 году до нашей эры (рис. 78). Её шесть ступеней, расположенных внутри прямоугольного святилища, изначально были облицованы гладкими плитами из белого известняка, от которых до нашего времени дошли лишь следы. Облицовка и этой, и следующих пирамид использовалась другими правителями при возведении собственных монументов.

Египетские пирамиды, как было показано в одной из моих предыдущих книг, сначала строились самими ануннаками — например, Великая пирамида и две её спутницы в Гизе. Именно они придумали облицовывать стороны пирамид отполированным камнем, чтобы сделать их боковую поверхность гладкой. То, что новый Энинну в Лагаше, заказанный Нинуртой примерно в то же время, когда строился Стоунхендж, стал в буквальном смысле слова «каменной оградой» и повторял способ облицовки египетских пирамид, может послужить ключом к разгадке тайны Стоунхенджа.

Эта неожиданная связь с Древним Египтом была лишь одной из многих. Сам Гудеа упоминал о том, что сама форма Эннину и необходимость его облицовки гладким камнем были основаны на информации, полученной от Нисабы, «которая получила проект храма от Энки» в «Доме Обучения». Вне всякого сомнения, эта академия располагалась в одном из центров Энки, а Египет — не следует забывать об этом — входил в состав территорий, которые после раздела Земли отошли к Энки и его наследникам.

В проектировании Энинну участвовали несколько богов, и Нисаба, представшая перед Гудеа в первом видении с «табличкой звёзд» в руке, была не единственной женщиной среди них. Сначала рассмотрим полный список богов, а затем попытаемся выяснить роль женщин.

Во-первых, это Энлиль, который дал толчок всему процессу, разрешив Нинурте построить храм. Затем Нинурта появился перед Гудеа и сообщил ему о решении высшего божества и о том, что именно его (Гудеа) выбрали в качестве строителя. Явившийся во сне Нин-гишзида указал царю точку восхода солнца, Нисаба етилом указала на благоприятную звезду, а Ниндуба нарисовал план храма на табличке. Чтобы понять смысл сна, Гудеа обратился за советом к богине-прорицательнице Нанше. Инанна/Иштар и Уту/Шамаш обязали своих почитателей доставить редкие строительные материалы. Нингишзида вместе с богом по имени Галалим участвовал в формовке кирпичей. Нанше указала благоприятный день, когда можно было начинать строительство. Затем Нингишзида определил ориентацию храма и заложил угловой камень. Прежде чем Энинну был признан годным для предназначенной цели, Уту/Шамаш проверил его расположение относительно Солнца. Вокруг зиккурата были возведены отдельные храмы, посвящённые Ану, Энлилю и Энки. И наконец, в завершающих строительство обрядах очищения и освящения — прежде чем Нинурта/Нингирсу и его супруга Бау вошли в храм — принимали участие Нинмада, Энки, Ниндуба и Нанше.

При возведении Энинну, вне всякого сомнения, важную роль играла астрономия, и двое из участвовавших в проекте богов, Нинше и Нисаба, были богинями-астрономами. Их специальные знания в области астрономии, математики и метрологии использовались не только при строительстве храмов (как в случае с Гудеа), но и в других целях, а также для исполнения обрядов. Одна из богинь обучалась в академии Эриду, а другая — в академии Ниппура.

Нанше, которая объяснила Гудеа роль каждого из богов, явившихся ему во сне, и указала день, когда должна определяться ориентация храма (день весеннего равнодействия), названа в тексте «дочерью Эриду» (города Энки в Шумере). И действительно, в списке главных богов Месопотамии она носила имя НИН.А — «Госпожа Воды» — и считалась дочерью Эа/Энки. Её специальностью было проектирование каналов и фонтанов, а на небе ей соответствовало созвездие Скорпиона — мул ГИР.ТАБ. Таким образом, знание, применённые ею при строительстве Энинну в Лагаше, были получены в академии Энки.

Известен гимн Нанше, в котором превозносится её роль как той, кто определяет наступление нового года. Кроме того, она помогала Нисабе исполнять роль «божественного счетовода», который фиксирует и взвешивает людские грехи. Однако несмотря на то, что две богини часто упоминаются вместе, Нисаба (некоторые учёные читают её имя как Нидаба) принадлежала к числу сторонников Энлиля, а иногда её даже называли единокровной сестрой Нинурты/Нингирсу. В более поздние времена её почитали как богиню урожая — возможно, из-за связи с календарём и погодой, — но в шумерской литературе её называли «той, которая открывает человеку уши», то есть учит его мудрости. В одном из научных трактатов, собранных С. Крамером («The Shumerians») из разрозненных фрагментов, Нисаба называется богиней-покровительницей ЕДУБ.БА («дом таблиц с записями»), главной шумерской академии письменности. Крамер называет её «шумерской богиней мудрости».

По мнению Д. О. Эдзарда («Gotter und Mythen in Vorderen Orient»), Нисаба была богиней «искусства письма, математики, науки, архитектуры и астрономии». Гудеа говорит о ней как о «богине, знающей числа» — настоящий «Эйнштейн» древности…

Эмблемой Нисабы было Священное Стило. Короткий гимн, найденный при раскопках святилища в Лагаше (рис. 79), описывает её как «ту, которая владеет пятьюдесятью великими ME», а также «стилом семи чисел». Оба числа ассоциируются с Энлилем и Нинуртой: численный ранг обоих равнялся пятидесяти, а один из эпитетов Энлиля (как главного на Земле, седьмой планете) звучал как «Господин Семи».

Своим Священным Стилом Нисаба указала царю Гудеа «благоприятную звезду» на «звёздной табличке», которую она держала на коленях. Из этого следует, что на табличке было изображено несколько звёзд, и для правильной ориентации храма требовалось выбрать одну из них. Этот вывод подтверждается в «Благословении Нисабы Энки» — в процессе обучения Энки дал богине «священную табличку небесных звёзд». И опять слово «звезды» употребляется здесь во множественном числе.

Термин МУЛ, который в шумерском языке обозначал «небесное тело» (в аккадском языке Каккаб), применялся как к звёздам, так и к планетам, и поэтому остаётся только гадать, что было изображено на карте звёздного неба Нисабы: звезды, планеты или оба вида небесных тел. Первая строчка текста, представленного на рис. 79, содержит восхваление Нисабы как великого астронома, где она называется эпитетом НИН МУЛ.МУЛ.ЛА — «Госпожа множества звёзд». Любопытная особенность этой формулировки заключается в том, что выражение «множество звёзд» написано при помощи четырёх значков, обозначающих звезду, а не сочетанием значка «много» со значком «звезда». Единственным логичным объяснением этой необычной формулировки может быть предположение, что Нисаба на своей звёздной карте могла указать четыре звезды, которые мы используем и в наше время для определения сторон света.

Её необыкновенная мудрость и научные знания нашли отражение в шумерских гимнах, где утверждается, что она «обладала пятьюдесятью великими ME» — этими загадочными «божественными формулами», которые, подобно компьютерным дискам, были достаточно малы и умещались в руке, но содержали огромное количество информации. Инанна/Иштар, как рассказывает шумерский текст, пришла в Эрилу к Энки и хитростью заставила его дать ей сто ME. Нисабе не нужно было красть свои пятьдесят «божественных таблиц». Из поэтического текста, составленного из фрагментов и переведённого на английский Уильямом У. Халло (в лекции «Cultic Setting of Sumerian Poetry») — учёный назвал его «Благословение Нисабы Энки», — становится ясно, что помимо обучения у Энлиля Нисаба закончила академию Энки в Эриду. В этом гимне Нисаба восхваляется как «главный писец небес, хранитель записей Энлиля, всезнающий мудрец богов». В гимне содержится хвала Энки, «искусному мастеру Эриду», а также его «дому обучения». Текст сообщает нам, что Энки открыл для Нисабы двери «дома обучения», положил ей на колени табличку из лазурита, чтобы она могла советоваться по ней со звёздным небом.

Городом «культа» Нисабы был Эрех («главная обитель»); ни его руины, ни местоположение в Месопотамии так и не были обнаружены. Пятидесятая строфа гимна указывает на то, что он мог быть расположен в «Нижнем Мире» (Абзу) Африки, где Энки руководил горной промышленностью и металлургией, а также проводил генетические эксперименты. В поэме перечисляются различные удалённые места, где Нисаба обучалась под руководством Энки, и сообщается, что он построил для неё Эрех и что она обучалась мудрости в Абзу.

Двоюродная сестра Нисабы ЭРЕШ.КИ.ГАЛ («главная обитель в великом месте») руководила научной станцией на юге Африки и вместе с сыном Энки Нергалом, который был её мужем, хранила Таблицу Мудрости. Вполне возможно, что именно здесь Нисаба получала дополнительное образование.

Этот анализ атрибутов Нисабы поможет нам идентифицировать богиню — будем называть её богиней астрономов, — изображённую на ассирийской табличке (рис. 80). Она стоит в проёме ворот, увенчанных ступенями для наблюдений. Богиня держит в руке прибор в виде серпа, укреплённого на шесте, — для наблюдения за движением Луны с целью ведения календаря. На то, что это Нисаба, указывают и четыре звезды, являющиеся, по нашему убеждению, символом этой богини.

Одна из самых странных фраз Гудеа при описании явившихся ему во сне богов относится к Нисабе: её головной убор напоминал храм-зиккурат. Обычно на голове месопотамских богов красовались рога, а изображение зиккурата или какого-то другого объекта на голове бога или богини было абсолютно немыслимым. Тем не менее в записях Гудеа Нисаба предстаёт именно в таком виде.

Царь ничего не придумал. Если мы внимательно рассмотрим изображение на рис. 80, то обнаружим, что у Нисабы на голове действительно красуется макет храма-зиккурата — в точном соответствии с описанием Гудеа. Однако это не ступенчатое сооружение, а скорее пирамида с гладкими сторонами — египетская пирамида!

Более того, египетским был не только сам зиккурат — обычая носить на голове его макет придерживались египетские богини. Самой влиятельной из них были Изида, сестра и жена Осириса (рис. 81а), а также её сестра Нептис (рис. 81б).

Может быть, богиня Нисаба, принадлежавшая к клану Энлиля, во время обучения в академии Энки переняла египетские обычаи и стала носить такой головной убор? В процессе анализа этого материала мы выявили много сходных черт между Нисабой и Сешет, помощницей египетского бога Тота. Помимо уже перечисленных атрибутов и функций Сешет выявились и другие, тоже совпадающие с атрибутами и функциями Нисабы, в том числе «богини искусства письма, а также науки», как выразился Герман Кес («Der Gotterglaube in Alten Aegypten»). Нисаба обладала «етилом семи чисел»; Сешет тоже ассоциировалась с числом семь. Один из её эпитетов звучал как «Сешет равная семи», а её имя писалось как иероглиф «семь», расположенный под дугой. Подобно Нисабе, которая явилась Гудеа с головным убором в виде храма, Сешет изображалась с двухступенчатой башней на голове и символом из комбинации звезды и дуги (рис. 82). Она была «дочерью неба», историком и хранителем времени: подобно Нисабе, она вычисляла астрономически

благоприятные дни для строительства храмов.

Согласно шумерским мифам супругом Нисабы был бог Хайя. О нём почти ничего не известно, за исключением того, что он тоже присутствовал на процедуре суда в день нового года, выравнивая весы, на которых взвешивались души людей. По египетским поверьям, Судным днём для фараона был день его смерти, когда взвешиванием сердца умершего определялась его судьба в загробном мире. У египтян уравновешивал весы бог Тот, который считался богом научных знаний, астрономии, календаря, письменности и хронологии.

Такое пересечение личностей богинь, которые обладали необходимыми для постройки Энинну знаниями астрономии и календаря, указывает на неизвестное доселе сотрудничество между шумерскими и египетскими божественными архитекторами, имевшее место во времена Гудеа.

Во многих отношениях это явление было необычным; оно нашло отражение в уникальной форме и в отделке храма, а также в устройстве на его территории экстраординарной астрономической обсерватории. Все это было тесно связано с календарём и зависело от него — от этого дара, ниспосланного человечеству божественными Хранителями Тайн.

После того как возведение Энинну было завершено, огромные усилия были потрачены на его украшение; текст сообщает нам, что части «внутреннего святилища» были украшены «панелями из кедра, приятными для глаза». Снаружи был разбит сад из редких деревьев и кустарников. В искусственном пруду водились удивительные рыбы — ещё одна необычная для шумерских святилищ деталь, напоминающая о Египте, где священный пруд был обычным явлением.

Гудеа пишет, что его сон стал реальностью — храм теперь возвышается, подобно излучающей сияние горе.

Теперь усилия царя сосредоточиваются на Гирсу, то есть самом священном месте. Для того чтобы расширить террасу, пришлось засыпать глубокий ров. Только в тексте цилиндра А перечисляется более пятидесяти отдельных святилищ и храмов, которые были построены рядом с зиккуратом и посвящены различным богам, участвовавшим в проекте, в том числе Ану, Энлилю и Энки. Кроме того, на территории имелись всевозможные хозяйственные постройки, дворы, алтари, ворота, жилища для жрецов разных рангов и, разумеется, дневные и ночные покои для Нингирсу/Нинурты и его супруги Бау.

Кроме того, в святилище были предусмотрены специальные помещения для «Божественной Чёрной Птицы», летательного аппарата Нинурты, и его внушающего страх оружия, а также места для осуществления астрономических и календарных функций Энинну. Было предусмотрено помещение для «Хозяина Секретов», а также новый Шугалам, самая высокая точка для наблюдений. На территории имелись два здания, соединённых между собой «шнурами», назначение которых непонятно, но которые могли быть как-то связаны с наблюдениями за небом, поскольку примыкали или были частью сооружений, носивших название «верхней комнаты» и «комнаты семи зон».

У нового Энинну имелись и другие уникальные особенности, служившие предметом гордости Гудеа; подробнее мы остановимся на них чуть позже. Древний текст совершенно недвусмысленно указывает на то, что необходимо было дождаться определённого дня — если точнее, то первого дня нового года, — прежде чем Нинурта и его супруга Бау войдут в построенный храм и сделают его своей обителью.

Цилиндр А с надписями Гудеа посвящён событиям, предшествующим строительству храма, а также самому строительству. В тексте цилиндра В описываются ритуалы освящения нового зиккурата, всей священной территории, а также церемония прибытия Нинурты и Бау в Гирсу — тем самым бог подтвердил свой эпитет НИН.ГИРСУ, «Господин Гирсу» — и их входа в новое жилище. Астрономические и календарные аспекты этих обрядов и церемоний подкрепляют информацию, полученную из цилиндра А.

В ожидании дня освящения храма — почти год — Гудеа проводил время в ежедневных молитвах, совершал возлияния, а также наполнял амбары нового храма зерном с полей, а загоны для скота — овцами с пастбищ. Наконец, наступил долгожданный день.

Церемонии начались в день, «когда родилась новая луна». Сами боги совершили ритуалы очищения и освящения: Нинмада провёл обряд очищения, Энки преподнёс специальный оракул, Ниндуба воскурил ладан, богиня прорицаний Нисаба исполнила священные гимны.

Кульминацией праздника, писал Гудеа, стал третий день, когда во всём своём великолепии появился Нинурта. Он вступил в новое святилище, и по левую руку от него шествовала богиня Бау. Гудеа обильно окропил землю маслом, а также преподнёс мёд, масло, вино, молоко, зерно, оливковое масло — продукты, «не тронутые огнём» и предназначенные в пищу богам.

Пир богов, вкушавших не подвергшиеся кулинарной обработке фрукты и другие плоды, длился до полудня. Когда «солнце высоко поднялось над страной», Гудеа зарезал жирного быка и жирную овцу, и богам предложили жареное мясо; белый хлеб и молоко подносили весь день и всю ночь. Нинурта, «воин Энлиля», ел приготовленную для него еду, пил пиво и «остался доволен». Все это время жители города стояли на коленях или простирались ниц. День был наполнен петициями, а ночь молитвами.

На заре Нингирсу вошёл в храм, который должен был стать ему домом, и издал воинственный клич. Гудеа сравнивает это событие с восходом солнца над землёй Лагаша. В этот же день начался сбор обильного урожая.

Затем по указу Нинутры и богини Нанше последовали семь дней покаяния и искупления грехов, «когда служанка и хозяйка были равны, хозяин шёл бок о бок с рабом… прекратилось злословье… богатый не обижал сироту… никто не обижал вдову… горожане воздерживались от дурных поступков». По окончании этих семи дней, на десятый день месяца Гудеа вошёл в новый храм и впервые совершил три обряда Верховного Жреца, «разведя огонь на террасе храма перед сияющими небесами».

Вполне возможно, что рисунок на цилиндрической печати второго тысячелетия до нашей эры, найденной в Малой Азии, запечатлел события, происходившие в Лагаше на тысячу лет раньше: на нём Верховный Жрец (чаще всего он был одновременно и царём, как Гудеа) зажигает огонь на алтаре перед зиккуратом, а в небе над ним сияет «благоприятная планета» (рис. 83).

Огонь, разведённый Гудеа, разгорелся ярче, и царь принёс многочисленные жертвы «быков и козлят». Из свинцовых сосудов были совершены возлияния. Гудеа молился о процветании города и о вечном союзе с Нингирсу, «клянясь священными кирпичами Энинну».

И бог Нинурта обещал городу Лагашу и его жителям благоденствие, земле плодородие, а самому Гудеа долгую жизнь.

Надпись на цилиндре В заканчивается такими словами:

Гудеа, правитель Лагаша,

Он заложил его основанье.

Храму, что над Страною, словно солнце, встаёт,

Словно бык великий, над горой возвышаясь.

Что сверканием радостным

Наполняет собрание,

Что, подобно горе лесистой зелёной,

Высится в великолепии,

Установлен на удивление,

Храму Энинну, на место своё возвращённому

Богом Нингирсою,хвала!

Храму Нингирсы, возведённому,

Ото всей душихвала!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ СТОУНХЕНДЖ НА ЕВФРАТЕ

В записях, оставленных Гудеа, содержится огромное количество информации, и чем глубже специалисты изучают их, а также особенности построенного царём Энинну, тем больше открывают удивительных вещей.

Читая текст, строка за строкой, и представляя себе новый храм с террасой и его зиккурат, мы обнаруживаем поразительные признаки «связи Небо — Земля». К ним можно отнести одну из самых первых — если не первую — ассоциаций храма с Зодиаком, совершенно неожиданное появление в Шумере сфинксов, комплекс связей с Египтом и особенно с одним из египетских богов, а также мини-Стоунхендж Междуречья…

Начнём с первой задачи, к решению которой приступил Гудеа после возведения зиккурата и устройства храма-террасы. Это установка семи вертикальных каменных колонн в специально выбранных местах. Гудеа, как сказано в тексте, позаботился о том, чтобы они прочно держались на своих местах, и поэтому поставил каждую на фундамент.

Стелы (именно так учёные называют эти вертикальные сооружения) должны были выполнять какую-то важную функцию, поскольку Гудеа потратил целый год на доставку из дальних стран в Лагаш грубых каменных блоков, из которых потом были высечены колонны. Ещё год потребовался на их изготовление. Но затем были собраны все имеющиеся силы и средства, и в течение семи суток, когда работа не прекращалась ни днём, ни ночью, стелы были водружены на свои места. Если положение стел определялось астрономическими соображениями, то такая спешка вполне объяснима — чем больше времени займёт их установка, тем больше будет рассогласование в положении небесных тел.

Важность местоположения стел подчёркивается тем фактом, что Гудеа дал каждой из них «имя», состоявшее из длинного заклинания, явно связанного с положением стелы (например, «на высокой террасе», «лицом к воротам на берегу реки» или «напротив храма Ану»). Несмотря на то что в тексте (первая строка столбца XXIX) говорится о возведении семи колонн за семь суматошных дней, там приводятся имена лишь шести из них. В отношении одной — вероятно, седьмой — сообщается лишь то, что она указывала на восходящее солнце. Поскольку ориентация нового Энинну давно была выполнена — в соответствии с божественными инструкциями и заложенным Нингишзидой угловым камнем, — ни шесть расставленных на территории святилища стел, ни седьмая, указывающая на восходящее солнце, не были нужны для ориентации храма. Их назначение было другим, и единственное логичное предположение заключается в том, что стелы служили вовсе не для определения дня весеннего равноденствия (то есть наступления нового года), а для каких-то необычных астрономических наблюдений, важность которых оправдывала огромные усилия, затраченные на их изготовление, а также спешку при установке.

Загадка этих вертикальных колонн начинается с вопроса, зачем понадобилось такое их количество, если для создания линии наблюдения, скажем, за восходящим солнцем, достаточно всего двух? Удивление наше усиливается, когда мы читаем в тексте, что шесть стел, чьё расположение было указано, Гудеа установил в форме круга. Может быть, Гудеа использовал стелы для формирования «каменной ограды» — в Древнем Шумере, более пяти тысяч лет назад?

По мнению Фолькенштейна («Die Inschriften Gudeas von Lagash»), записи Гудеа указывают на существование аллеи, или прохода — как в Стоунхендже! — который формирует линию наблюдений. Учёный отметил, что стела, указывающая на восходящее солнце, стоит в одном конце прохода или аллеи, которая называется «путём к верхней точке». В другом конце этой аллеи располагался Шугалам, место для наблюдений. Как считал Фолькенштейн, сам термин ШУГАЛАМ переводится как «там, где была поднята рука» — то есть это самая высокая точка, с которой подаётся сигнал. И действительно, в цилиндре А есть строки, описывающие, как на входе в Шугалам Гудеа установил священную эмблему Солнца.

Мы уже упоминали о назначении Шугалама, когда Гудеа взошёл на это место старого храма, чтобы убрать раствор и грязь, которые заслоняли обзор. Это была самая высокая точка, «место, с которого Нингирсу мог видеть повторения» — ежегодный небесный цикл — «на всех своих землях». Это описание ассоциируется со световым люком, по поводу которого шли такие ожесточённые споры на горе Зафон между Баалом и божественным архитектором, который прибыл из Египта для возведения нового храма в Ливане.

Дополнительный свет на непонятное назначение светового люка может пролить изучение древнееврейского термина, использовавшегося для этого изобретения, а также его аккадских корней. Слово Зогар появляется в Библии всего один раз и обозначает отверстие в потолке герметичного Ноева Ковчега. По общему мнению, точный перевод этого термина звучит следующим образом: «отверстие в потолке, через которое может проникнуть солнечный луч». В иврите (современном варианте древнееврейского) этот термин также обозначает «зенит», или точку в небе, расположенную прямо над головой. И в современном языке, и в библейском тексте производное от этого термина,Зохараим, означает полдень, когда солнце находится в наивысшей точке, прямо над головой наблюдателя. Таким образом, Зохар был не просто отверстием в потолке, а позволял солнечному лучу проникать в тёмное помещение в строго определённое время. Это же слово, но чуть видоизменённое, переводится как «сияние». Все эти термины пришли из аккадского языка, который послужил основой для всей семитской группы языков: в нём слово зирру, или зурру, обозначало «освещать, сиять», а также «возвышаться».

По словам Гудеа, он установил на Шугаламе изображение Солнца. Известные факты дают основание предположить, что это был астрономический прибор, при помощи которого наблюдали за восходом солнца — вне всякого сомнения, в день весеннего равноденствия, на что указывают записи, — чтобы определить день наступления нового года и объявить о нём.

Была ли планировка священного места такой же, как в храме на горе Зафон (предполагаемая) и в египетских храмах, когда луч света проходил по заранее прочерченному пути и освещал святая святых на восходе солнца в строго определённый день?

В Египте у входа в Солнечные Храмы устанавливались два обелиска (рис. 84), которые предназначались для того, чтобы направлять солнечный луч в предписанный день. Э. А. Уоллис Бадж («The Egyptian Obelisk») отмечал, что фараоны, например, Рамзес II и царица Хатшепсут, всегда воздвигали такие обелиски парами. Царица Хатшепсут даже приказала вырезать своё имя (внутри орнамента) между двумя обелисками (рис. 85а), чтобы благословенный луч Ра падал на неё в этот важный день.

Учёные обратили внимание, что у входа в Храм Соломона (рис. 85с) тоже располагались две колонны. Подобно стелам Гудеа, они имели имена:

И поставил столбы к притвору храма; поставил столб на правой стороне и дал ему имя Иахин, и поставил столб на левой стороне и дал ему имя Воаз.

Смысл этих названий так и остался неясным для учёных, однако форма, высота и внешний вид колонн подробно описываются в Библии (в основном в седьмой главе Третьей Книги Царств). Две колонны были отлиты из бронзы, и высота их составляла восемнадцать локтей (около двадцати семи футов). Сверху колонны имелись сложные венцы в виде зубчатой короны с семью выступами, а «снурок в двенадцать локтей обнимал [окружность] того и другого столба». (Семь и двенадцать были преобладающими числами в храме.)

В Библии не указывается назначение этих колонн, и на этот счёт существуют разнообразные теории: от чисто декоративной или символической функции до той, которую выполняли египетские обелиски по бокам входа в храм. В этом отношении ключом может служить египетское название обелиска Текен. Бадж писал, что это очень древнее слово, которое встречается в парном виде в «Текстах пирамид» в период конца VI династии. Что касается значения этого термина, добавляет учёный, то оно нам не известно, поскольку сами египтяне, по всей видимости, забыли его ещё в глубокой древности. Поэтому вполне вероятно, что слово Текен иностранного происхождения, и по нашему мнению, и оно, и библейское название колонны Иахин имеют аккадский корень хунну, который означает «правильно установить», а также «зажечь свет» (или огонь). Возможно, аккадский термин ведёт своё происхождение от ещё более древнего шумерского слова ГУННУ, которое сочетает в себе такие значения, как «дневной свет» и «труба».

Эти лингвистические ключи прекрасно согласуются с древними шумерскими изображениями входов в храмы, обрамлённых двумя колоннами, к которым прикреплены некие устройства округлой формы (рис. 85б). Вероятно, это и есть предшественники всех парных столбов, колонн или обелисков — они появились на шумерских рисунках на тысячу лет раньше, чем остальные. Ответ на эту загадку поможет найти анализ термина, при помощи которого Гудеа описывает установленные им стелы. Все семь стел он называет НЕ.РУ — отсюда происходит древнееврейское слово Hep, обозначающее свечу. Шумерское письмо развилось из пиктограмм, когда писец при помощи заострённой палочки оставлял на сырой глине клинообразные метки, имитируя внешний вид объекта или действие, для обозначения которого служил значок. Выяснилось, что исходная пиктограмма слова Неру состояла из двух — не одной, а двух — колонн на устойчивых основаниях с похожими на антенны выступами (рис. 86).

Таких сдвоенных колонн, направлявших (действительно или символически) луч солнца в определённый день года, было достаточно лишь в том случае, если задействовалось только одно положение Солнца — в день равноденствия или солнцестояния. Если проект Гирсу был именно таким, тогда хватило бы двух колонн, установленных в соответствии с расположением Шугалама. Однако Гудеа поставил семь столбов, расположив шесть из них по кругу, а седьмую направив в точку восхода солнца. Для того чтобы образовать линию наблюдения, эта отдельная колонна должна была располагаться либо в центре круга, либо вне его, на свободном проходе. В любом случае результат обнаруживает сверхъестественное сходство с находящимся на Британских островах Стоунхенджем.

Шесть расположенных по окружности точек и одна в центре образуют такую же схему (рис. 87), как Стоунхендж II — построенный примерно в то же время, — и обеспечивают ориентировку не только на точки равноденствия, но и на точки солнцестояния (восход и заход солнца в середине лета и середине зимы). Поскольку наступление нового года в Месопотамии было жёстко привязано к точкам равноденствия, в результате чего краеугольный камень зиккуратов был обращён к востоку, установка каменных колонн, позволявших ориентироваться на точки солнцестояния, представляла собой серьёзное новшество. Это было явно «египетское» влияние, поскольку связанная с точками солнцестояния ориентация была отличительной особенностью именно храмов Египта — как раз в эпоху Гудеа.

Если, как предполагает Фолькенштейн, седьмая колонна располагалась не внутри, а вне круга — на проходе или аллее, ведущей к Шугаламу, — то выявляется ещё более удивительное сходство, причём не только с более поздним Стоунхенджем, но и со Стоунхенджем I, где, как нам известно, было установлено всего семь камней: четыре базовых камня образовывали прямоугольник, два привратных камня стояли по обе стороны начала аллеи, а пяточный камень определял линию наблюдения (схема расположения этих камней представлена на рис. 88). Поскольку лунки Обри являлись частью Стоунхенджа I, линия наблюдения без труда определялась наблюдателем у лунки 28, направлявшим взгляд на шест, установленный в лунку 56 — в нужный день солнце появлялось над пяточным камнем.

Такое сходство в расположении имеет ещё большее значение, чем в первом варианте, поскольку — мы уже упоминали об этом выше — прямоугольник из четырёх базовых камней позволял проводить наблюдения не только за Солнцем, но и за Луной. Осознание смысла этого прямоугольника привело и Ньюмена, и Хокинса к далеко идущим выводам относительно глубины знаний строителей Стоунхенджа I. Однако Стоунхендж I старше Энинну на семь веков, и поэтому тот, кто составлял схему размещения семи столбов Энинну, брал пример с проектировщика Стоунхенджа I.

Подобное сходство двух сооружений, расположенных в разных концах Земли, кажется невероятным, однако по мере того, как проясняются детали построенного Гудеа храма, оно приобретает всё большее правдоподобие.

Описанный круг из шести колон (плюс одна отдельно стоящая) был не единственным кругом на территории нового Энинну.

Хвастаясь своими «великими деяниями», для которых потребовалась особая «мудрость» (научные знания), Гудеа описывает — после раздела, посвящённого стелам, — «подобный короне круг для новой Луны», уникальное для своего времени сооружение из камня. Этот второй круг был устроен в виде «круглой короны из новой луны» и состоял из тринадцати вертикальных камней, «поставленных как герои, связанные сетью» — по всей видимости, эта метафора описывает круг из вертикальных каменных блоков, соединённых сверху перемычками и образующих некое подобие «сети», как трилитоны в Стоунхендже!

Можно лишь предполагать, что первый, меньший по размерам круг служил не только для наблюдений за Солнцем, но и за Луной, но большой круг, вне всякого сомнения, имел отношение к Луне. Судя по многочисленным упоминаниям в тексте «новой луны», наблюдения за ночным светилом были привязаны к ежемесячным циклам луны, к её прибыванию и убыванию в процессе прохождения всех четвертей. Нашу интерпретацию похожего на корону круга подтверждает фраза, что этот круг состоял из двух групп мегалитов — соответственно из шести и семи камней, причём последние были явно выше первых.

На первый взгляд расположение тринадцати мегалитов (шесть плюс семь), соединённых перемычками и образующих «корону», кажется ошибочным, поскольку мы рассчитывали найти лишь двенадцать колон (поставленные в круг они образуют двенадцать апертур) — если их расстановка имеет отношение к двенадцати месяцам или двенадцати фазам луны. Однако наличие тринадцати колон обретает смысл в том случае, если вспомнить о необходимости прибавления ещё одного месяца в календаре. В таком случае удивительные каменные круги в Гирсу были первым в истории каменным календарём, в котором объединялись солнечный и лунный циклы.

(Возникает вопрос, не являлись ли эти каменные круги в Гирсу предвестниками семидневной недели — происхождение такого разбиения времени учёным неизвестно, — знакомой нам по Библии как шесть дней творения плюс один день отдыха. Число семь появляется дважды — как число колонн и как группа камней большого круга. Поэтому вполне возможно, что дни стали подсчитываться в соответствии с численностью каждой группы, что привело к появлению повторяющихся периодов из семи дней. Кроме того, четыре фазы луны, умноженные на тринадцать (число колонн), делили год на сорок две недели по семь дней в каждой.)

Независимо от того, какие календарно-астрономические возможности были заложены в два каменных круга (вероятно, мы затронули лишь самые основные), не подлежит сомнению тот факт, что в Гирсу города Лагаша действовал солнечно-лунный каменный компьютер.

Если у вас создаётся впечатление, что речь идёт о «Стоунхендже на Евфрате» — мини-Стоунхендже, построенном шумерским царём в Гирсу города Лагаша примерно в то же время, когда Стоунхендж на Британских островах превратился в настоящую «каменную изгородь», то есть около 2100 года до нашей эры, — то впереди вас ждут ещё более удивительные открытия. Именно в это время в Стоунхендж были привезены издалека глыбы голубого песчаника. И здесь просматривается сходство двух сооружений: Гудеа использовал не одну, а две разновидности камней, привезённых из дальних мест, из «каменных гор» Магана (Египет) и гор Мелуххи (Нубия). Надпись на цилиндре А сообщает, что потребовался целый год для доставки этих каменных блоков с гор, до которых прежде не добирался ни один шумерский царь. Для того чтобы попасть в нужное место, Гудеа «проделал проход в горах», а затем на судах доставил каменные блоки из камней Хуа иЛуа.

Учёным не удалось расшифровать названия этих двух разновидностей камней, но тот факт, что их привезли издалека, не подлежит сомнению. Добытые в Африке, они сначала перевозились по суше — по новой дороге, построенной Гудеа, — а затем были погружены на суда и доставлены морем в Лагаш (город соединялся с Евфратом судоходным каналом).

Ситуация в Месопотамии напоминала то, что происходило в долине Солсбери: камни доставлялись издалека и устанавливались в виде двух кругов. В Лагаше, как и в Стоунхендже I, ключевую роль играли семь колонн. Кроме того, на всех стадиях Стоунхенджа и в Лагаше большой мегалит формировал требуемое направление на солнце. В обоих случаях каменный «компьютер» должен был выполнять функцию солнечно-лунной обсерватории.

Значит ли это, что оба сооружения были созданы одним и тем же гением науки, божественным архитектором, или они просто явились результатом накопления научных знаний, что и выразилось в их сходстве?

Несомненно, общие научные знания, касающиеся астрономии и календаря, сыграли свою роль, но нельзя игнорировать и вклад конкретного божественного архитектора. В предыдущих главах мы упоминали об основных отличиях Стоунхенджа от других храмов Старого Света: Стоунхендж имел своим основанием круг, что позволяло осуществлять наблюдения за небесными телами, тогда как все остальные были квадратными или прямоугольными. Эта разница очевидна не только в общей планировке храмов, но и в тех нескольких случаях, когда были обнаружены каменные колонны, расположение которых указывало на их астрономическую и календарную функцию. Ярким примером таких отличий могут служить находки в Библосе, на мысе, возвышающемся над Средиземным морем. Святая святых этого храма представляла собой квадрат, по бокам которого располагались вертикальные каменные монолиты. Их расположение явно предполагало наблюдение за точками равноденствия и солнцестояния, но они не образовывали круг. Эта же ситуация повторилась в ханаанском городе Гезере, неподалёку от Иерусалима. Там была обнаружена табличка с перечислением всех месяцев года и соответствующих сельскохозяйственных работ, что предполагало существование научного центра, в котором вели календарь. Здесь ряд вертикальных монолитов напоминает аналогичное сооружение в Библосе, причём остатки этих столбов образуют прямую линию, что исключает их круговое расположение.

Несколько образующих круг каменных монолитов, повторяющих необычное расположение в Гирсу, известны нам из Библии. Однако их немногочисленность указывает на прямую связь с Шумером во времена правления Гудеа.

Круг из тринадцати колонн, включая центральную, появляется в рассказе об Иосифе, правнуке Авраама, который досаждал своим братьям, рассказывая свои сны, в которых они все склонялись перед ним, самым младшим в семье. Братья продали его в рабство в Египет после того, как чашу их терпения переполнил сон, в котором Иосиф видел, как «солнце и луна и одиннадцать звёзд поклоняются ему» — он имел в виду отца, мать и одиннадцать братьев.

Несколько столетий спустя, когда евреи покинули Египет в поисках Земли Обетованной, в Ханаане был построен первый настоящий каменный круг — на этот раз из двенадцати камней. В главах 3 и 4 Книги Иисуса Навина описывается чудо переправы через реку Иордан, которой руководил Иисус. По указанию Господа главы двенадцати колен Израилевых положили двенадцать камней на середину реки, и как только священники, несущие ковчег, вошли в воды Иордана и ступили на камни, текущая сверху вода «остановилась стеною», русло обнажилось, и народ смог перейти через реку, как по суше. После того как священники сошли с камней и перенесли ковчег на другой берег, «вода Иордана устремилась по своему месту и пошла, как вчера и третьего дня, выше всех берегов своих».

Затем Господь приказал Иисусу взять эти двенадцать камней и установить в форме круга на западном берегу реки, «на восточной стороне Иерихона», как памятник совершенному Богом чуду. С тех пор место, где были поставлены двенадцать камней, называется Гилгала, что означает «место круга».

В этом рассказе важен не только сам факт сооружения круга из двенадцати камней в память о чуде, но и время этого события. В 3-й главе Книги Иисуса Навина сказано, что описываемые события происходили в период жатвы — «Иордан же выступает из всех берегов своих во все дни жатвы пшеницы». Затем в главе 4 уточняется: это было в первом месяце календарного нового года, причём именно на десятый день этого месяца — что совпадает с кульминацией церемонии освящения в Лагаше — «вышел народ из Иордана… и поставил стан в Галгале… и двенадцать камней, которые взяли они из Иордана».

Эти календарные даты удивительным образом совпадают с временем, когда Гудеа после завершения строительства Энинну воздвиг каменный круг на террасе Гирсу. В записях Гудеа мы читаем, что Нинурта и его супруга вошли в храм в первый день сбора урожая — в точности как в библейском рассказе. Астрономия и календарь присутствуют в обеих историях, причём и там, и там они связаны с сооружениями в форме круга.

Возникновение традиции! строить каменный круг у потомков Авраама, по нашему мнению, можно проследить до самого Авраама и его отца Фарры. Подробно этот вопрос был рассмотрен в одной из моих предыдущих работ, где мы пришли к выводу, что Фарра был жрецом-прорицателем из царского рода, выросшим и получившим образование в Ниппуре. На основе приведённых в Библии сведений мы вычислили, что он родился в 2193 году до нашей эры, и это значит, что Фарра был жрецом-астрономом в Ниппуре, когда Энлиль разрешил своему сыну Нинурте при помощи Гудеа построить новый Энинну.

Сын Фарры Аврам (впоследствии переименованный в Авраама) родился — согласно нашим подсчётам — в 2123 году до нашей эры, и ему исполнилось десять лет, когда семья переехала в Ур, где Фарра был назначен на должность представителя жрецов Ниппура. Семья проживала в Уре до 2096 года, после чего покинула Шумер и переселилась в верховья Евфрата (в результате этой миграции Авраам в конечном итоге обосновался в Ханаане). К этому времени Авраам уже хорошо разбирался в занятиях царей и жрецов, в том числе и в астрономии. Получив образование в священных храмах Ниппура и Ура как раз в то время,, когда пошли разговоры о чудесах нового Энинну, он не мог не знать об удивительном каменном круге Гирсу. Именно этим можно объяснить знания его потомков.

Откуда же пришла сама идея о круге как о геометрической форме, наиболее подходящей для астрономических наблюдений — форме, которая является самой заметной особенностью Стоунхенджа? По нашему мнению, в её основе лежит понятие Зодиака, цикла из двенадцати созвездий, расположенных вокруг Солнца в плоскости вращения планет (эклиптике).

В начале двадцатого столетия в Галилее, на севере Израиля, археологи обнаружили руины синагог, которые были построены через десятки и сотни лет после разрушения римлянами Второго Храма (в 70 году нашей эры). К их величайшему удивлению, у всех этих синагог обнаружилась одна общая черта: их полы были украшены искусной мозаикой, в узорах которой присутствовали знаки Зодиака. Как видно из рисунка одной из них, из местечка Бет-Альфа (рис. 89), количество знаков — двенадцать — было таким же, как в наши дни, а сами знаки и их названия в точности совпадали с современными. Названия были написаны шрифтом, ничем не отличающимся от современного иврита, и начинались (на востоке) с Талеха (Овен), за которым шёл знак Шор (Телец), затем Дагим (Рыбы) — и так далее, в том же самом порядке, что и тысячу лет спустя.

Зодиакальный круг, который в Аккаде называли Мапзадлу («остановки» Солнца) стал источником древнееврейского слова Мазалот, которое переводится как «судьба». Именно здесь прослеживается переход от астрономической и календарной природы Зодиака к его астрологическим аспектам — переход, который со временем заслонил исходное значение Зодиака и ту роль, которую он играл в делах богов и людей. Чрезвычайно важным было его влияние на построенный Гудеа Энинну.

Несмотря на все имеющиеся факты, до недавнего времени в научных кругах господствовало мнение, что сама концепция Зодиака, а также все его названия и символы были придуманы греками, поскольку само слово «зодиак» имеет греческое происхождение и означает «круг животных». Допускалось, правда, и возможное египетское влияние, поскольку в Египте были известны знаки Зодиака с теми же названиями и символами (рис. 90). Несмотря на древность некоторых египетских рисунков — включая великолепные рисунки храма в Дендере, на которых мы подробно остановимся ниже, — концепция Зодиака родилась не в Египте. Работы многих учёных, например Э. С. Круппа («In Search of Ancient Astronomies»), подтверждают, что «все имеющие свидетельства указывают на то, что идея Зодиака возникла не в Египте, а была импортирована туда из Месопотамии». Древнегреческие учёные, знакомые с обычаями и искусством Египта, в своих трудах тоже отмечали, что знания по астрономии — по крайней мере — принесли египтянам халдеи, астрономы-священники из Вавилона.

Археологи нашли вавилонские астрономические таблицы, совершенно чётко разделённые на двенадцать частей, каждой из которых соответствовал знак Зодиака (рис. 91)- Вероятно, именно эти источники изучали древнегреческие учёные. Тем не менее зодиакальные символы обычно вырезались на камне внутри небесного круга. Почти за две тысячи лет до появления зодиакального круга, найденного в развалинах синагоги в Бет-Альфе, ближневосточные правители, и особенно вавилонские, в своих договорах и соглашениях ссылались на богов; пограничные камни (Кудурру) были украшены изображениями этих богов — планет и знаков Зодиака — внутри небесного круга и в

объятиях извивающейся змеи, которая была символом Млечного Пути (рис. 92).

В любом случае концепция Зодиака зародилась именно в Шумере. Как было неопровержимо доказано в одной из моих предыдущих книг, шумеры знали о домах Зодиака и, кроме того, изображали и называли их точно так же, как и мы, шесть тысячелетий спустя.

ГУ.АННА («Небесный бык») — Телец

МАШ.ТАБ.БА («Близнецы») — Близнецы

ДУБ («Клещи, Щипцы») — Рак

УР.ГУЛА («Лев») — Лев

АБ.СИН («Её отцом был Син») — Девушка (Дева)

ЗИ.БА.АН.НА («Небесная судьба») — Весы

ГИР.ТАБ («Имеющий когти, Когтистый») — Скорпион

ПА.БИЛ («Защитник») — Лучник (Стрелец)

СУХУР.МАШ («Козел-рыба, Барабулька») — Козерог

ГУ («Господин Воды») — Водонос (Водолей)

СИМ.МАН («Рыбы») — Рыбы

КУ.МАЛ («Обитающий в полях») — Баран (Овен)

Существуют убедительные свидетельства того, что шумеры знали о зодиакальных эпохах, причём не только о названиях и символах, но и о самом прецессионном цикле. Летосчисление началось в Ниппуре примерно в 3800 году до нашей эры — в Эру Тельца. Вилли Хартнер в своей работе «The Earliest History of the Constellations in the Near East» (журнал «Journal of Near Eastern Studies») проанализировал шумерские пиктограммы и пришёл к выводу, что многочисленные изображения быка, который бодает льва (рис. 93б, четвёртое тысячелетие до нашей эры), или льва, который толкает быка (рис. 93с, примерно 3000 год до нашей эры), отражают зодиакальное время. В момент весеннего равноденствия, когда начинался новый календарный год, Солнце находилось в созвездии Тельца, а во время летнего солнцестояния — в созвездии Льва.

Альфред Жеремиас («The Old Testament in the Light of the Ancient Near East») обнаружил текстуальные доказательства того, что шумерская зодиакально-хронологическая «точка нуля» находилась строго посередине между Тельцом и Близнецами; исходя из этих данных, он пришёл к выводу, что Зодиак был изобретён в Эру Близнецов, то есть ещё до зарождения шумерской цивилизации. На шумерской табличке из Берлинского музея (VAT.7847) список зодиакальных созвездий открывается созвездием Льва, унося нас к одиннадцатому тысячелетию до нашей эры, примерно к временам Великого потопа.

Изобретённое ануннаками как связь между божественным временем (циклом, в основе которого лежал орбитальный год Нибир, равный 3600 земных лет) и земным временем (периодом вращения Земли вокруг Солнца), небесное время (период в 2160 лет, определяющий прецессионный переход от одного дома Зодиака к другому) служило для датировки главных событий в доисторические времена. Точно так же в наше время поступает археоастрономия. Так, например, изображение ануннаков в виде астронавтов, а также космического корабля, курсирующего между Марсом (шестиконечная звезда) и Землёй (обозначенной семью точками и лунным серпом), отнесено к Эре Рыб, поскольку на рисунке присутствует знак Зодиака в виде двух рыб (рис. 94). Шумерские тексты тоже используют небесное время: примером тому может служить текст, в котором Великий потоп помещён в Эру Льва.

Мы не можем назвать точную дату знакомства человечества с концепцией Зодиака, но произошло это задолго до правления Гудеа. Таким образом, присутствие изображений знаков Зодиака в новом храме Лагаша не должно вызывать удивления — в отличие от мозаики Бет-Альфы и резьбы пограничных камней. Более того, это величественное сооружение может быть названосамым первым и самым древним планетарием.

В записях Гудеа мы читаем, что он поместил «образы созвездий» в освящённом и охраняемом месте внутреннего святилища. Там, в специально сконструированном «небесном своде» — имитация небесного круга, нечто вроде древнего планетария, — был построен купол, опиравшийся на конструкцию, название которой учёные перевели как «антамблемент» (специальный термин, обозначающий основание из колонн). На этом «небесном своде» Гудеа «поселил» знаки Зодиака. В тексте мы находим упоминания о «Небесных Близнецах», о «Священном Козероге», о «Герое» (Стрельце), Льве и «Небесных Существах» Быке и Овне.

Гудеа хвастается, что его «небесный свод» с изображениями Знаков зодиака поражал воображение. По прошествии нескольких тысяч лет мы уже не можем войти в это внутреннее святилище и вместе с Гудеа насладиться иллюзией звёздного неба с мерцающими созвездиями, но у нас есть возможность отправиться в Дендеру, что в Верхнем Египте, войти в святилище главного храма и взглянуть на потолок Там мы увидим изображение звёздного неба: небесный круг на севере, юге, востоке и западе поддерживается сыновьями Гора, а в четырёх точках восхода и захода солнца в дни солнцестояния — четырьмя девушками (рис. 95). Круг поделён на тридцать шесть «деканов» (десятидневных периодов египетского календаря, по три на каждый месяц), окружающих центральный «небесный свод», внутри которого изображены двенадцать зодиакальных созвездий — теми же символами (телец, овен, лев, близнецы и т. д.) и в том же порядке, что и сегодня, и в Древнем Шумере. Написанное иероглифами название храма, Та инт нетерти, переводится как «место колонн богини». Это даёт основание полагать, что в Дендере, как и в Гирсу, каменные колонны служили для наблюдения за небесными объектами и были связаны как с Зодиаком, так и с календарём (о чём свидетельствуют тридцать шесть деканов).

Учёные не пришли к единому мнению относительно возраста Зодиака в Дендерах. Рисунок был обнаружен во время египетского похода Наполеона, а затем перенесён в парижский Лувр. Считается, что он был создан в период, когда Египет находился под влиянием греко-римской культуры. Однако специалисты уверены, что это копия изображения в гораздо более древнем храме, посвящённом богине Хатхор. Сэр Норман Локьер в своей работе «The Dawn of Astronomy» интерпретировал текст, относящийся к временам правления Четвёртой династии (2613-2494 год до нашей эры), как описание ориентировки этого храма по небесным светилам. В этом случае «небесный свод» в Дендерах датируется периодом времени между завершением строительства Стоунхенджа I и сооружением Энинну в городе Лагаше царём Гудеа. Если же, как утверждают другие учёные, датировку небесного свода в Дендерах производить по изображению дубинки с сидящим на ней соколом, который касается ног Близнецов, расположенных между Быком (Тельцом) справа и Крабом (Раком) слева, то это значит, что рисунок в Дендерах возвращает небо (как мы делаем это в современных планетариях в канун Рождества, показывая, каким оно было во времена Христа) к периоду между 6540 и 4380 годами до нашей эры. Согласно египетской хронологии, которая велась жрецами и была записана Мането, в это время Египтом правили полубоги. Такая датировка небесного свода в Дендерах согласуется с выводами Альфреда Жеремиаса относительно «точки нуля» шумерского зодиакального календаря. Таким образом, и шумерская, и египетская зодиакальная хронология подтверждает гипотезу о том, что концепция Зодиака возникла раньше этих цивилизаций и что найденные учёными изображения — это дело рук «богов», а не людей.

Поскольку Зодиак и сопутствующее ему небесное время были изобретены ануннаками вскоре после их первого появления на Земле, некоторые зодиакальные даты, относящиеся к событиям, изображённым на цилиндрических печатях, относятся к зодиакальным эрам, когда человеческой цивилизации ещё не существовало. Эра Рыб, к примеру, на которую указывают две рыбы на рис. 94, приходилась на период между 25 980 и 23 820 годами до нашей эры (или раньше, если имеется в виду одна из предыдущих Эр Рыб в Великом Цикле из 25 920 лет).

Невероятно, но вовсе не удивительно, что о существовании рисунка, на котором изображён небесный круг с зодиакальными созвездиями, говорит древний шумерский текст, известный учёным под названием «Гимн Энлилю, Всеблаготворнейшему». Описывая внутреннюю часть центра управления миссией в Ниппуре внутри зикурата Е.КУР, текст сообщает, что в затемнённой комнате, носившей название Дирга, был установлен «небесный зенит, таинственный, как дальнее море», в котором находились «звёздные символы… доведённые до совершенства».

Термин ДИР.ГА означает «тёмный, похожий на корону», и в тексте есть пояснения, что помещённые в комнате «звёздные символы» служили для вычисления времени праздников, то есть выполняли функцию календаря. Все похоже на предшественника планетария Гудеа, за исключением того, что планетарий в Экуре был спрятан от людских глаз и предназначался только для ануннаков.

«Небесный свод» Гудеа, напоминавший планетарий, больше похож на Диргу, чем на рисунок из Дендер, который был всего лишь росписью на потолке. Однако не следует исключать и возможности того, что образцом для Гирсу послужили египетские изображения — слишком много в них совпадений. И список этих совпадений далеко не исчерпан.

Одними из наиболее впечатляющих находок, в настоящее время украшающими ассирийские и вавилонские отделы во всех крупнейших музеях мира, можно считать колоссальные каменные изваяния животных с туловищем быка или льва и головами богов в рогатых головных уборах (рис. 96), которые охраняли входы в храмы. Можно смело предположить, что эти «мифические существа», как называют их учёные, представляют собой воплощённый в камне мотив борьбы Тельца и Льва, о котором мы упоминали выше, и связывают храмы с магией древнего небесного времени и богами, ассоциировавшимися с прошедшими зодиакальными эрами. Археологи убеждены, что эти скульптуры были выполнены по образцу египетских сфинксов, главным образом Великого Сфинкса в Гизе, о котором ассирийцы и вавилоняне прекрасно знали — этому способствовали торговые связи и войны. Однако записи Гудеа показывают, что за полтора тысячелетия до того, как эти зодиакальные и одновременно божественные существа заняли место в ассирийских храмах, Гудеа уже поставил сфинксов в храме Энинну: мы читаем о «льве, внушающем ужас», и о «диком быке, припавшем к земле, словно лев». К удивлению археологов, полагавших, что сфинксы были неизвестны в Древнем Шумере, среди руин Гирсу в Лагаше была обнаружена статуя Нинурты/Нингирсу в виде припавшего к земле сфинкса (рис. 97).

Намёк на то, что все это было уже известно, содержится в обращении Нинутры к озадаченному Гудеа во время его второго вещего сна. Нинурта подтвердил полномочия царя, указал на его знание других стран, заверил в сотрудничестве Магана и Мелуххи (Египта и Нубии) и пообещал, что в помощь ему будет направлен бог по имени «Сияющий Змей». Кроме того, Нинурта сказал, что новый Энинну станет таким же, как его священное место E.XVIII.

Это последнее заявление можно считать сенсационным.

Как нам уже известно, «Е» в шумерском языке обозначает божественный дом, или храм; в случае Энинну — это ступенчатая пирамида. XVIII переводится как «красноватый, рыжий». То есть Нинурта говорил о том, что Энинну будет похож на «красный дом бога» — новый храм станет копией уже существующего сооружения, известного своим красноватым цветом…

В поисках такого сооружения нам поможет пиктограмма Хуги. Здесь нас ждёт просто потрясающее открытие — этот значок представляет собой схематичное изображение египетской пирамиды (рис. 98а) со всеми её опорами, внутренними проходами и подземными помещениями. Более того, это похоже на схему великой пирамиды в Гизе (рис. 98б) и её уменьшенной модели, малой пирамиды в Гизе (рис. 98с), а также первой пирамиды фараонов (рис. 98d), которая получила название Красной пирамиды — то есть имела тот же цвет, на который указывает слово Хуш.

Когда в Лагаше строился храм Энинну, Красная пирамида уже существовала. Это была одна из трёх пирамид, приписываемых Снеферу, первому фараону IV династии, который правил примерно в 2600 году до нашей эры. Его архитекторы впервые предприняли попытку построить для него пирамиду, сымитировав 52-градусный наклон пирамид в Гизе, возведённых ануннаками на тысячу лет раньше, однако наклон оказался слишком крутым, и сооружение рухнуло. Это обрушение привело к поспешной корректировке угла наклона граней второй пирамиды в Дашуре (до 43 градусов), в результате чего это сооружение получило название «плоской» пирамиды. Затем в Дашуре была построена третья пирамида фараона Снеферу. Она считается первой классической пирамидой фараонов, и её грани имеют безопасный наклон примерно 43,5 градуса (рис. 99). Она была возведена из местного розового известняка и получила название Красной пирамиды. Выступы на её гранях предназначались для крепления облицовки из белого песчаника, но эта облицовка продержалась недолго, и сегодня пирамида предстаёт перед нами в первозданном красноватом виде.

Принимавший участие во Второй войне пирамид в Египте (и победивший в ней) Нинурта был знаком с египетскими пирамидами. Видел ли он — когда в Египте установилась монархия — не только Великую пирамиду и её меньшую по размерам спутницу в Гизе, но также ступенчатую пирамиду фараона Джосера в Саккаре, построенную примерно в 2650 году до нашей эры и окружённую грандиозным святилищем (рис. 78)? Видел ли он первую успешную имитацию Великой пирамиды в Гизе — Красную пирамиду Снеферу, возведённую в 2600 году до нашей эры? Сказал ли он после этого божественному архитектору, что желает построить себе уникальный зиккурат, в котором сочетались бы элементы всех трёх пирамид?

Чем ещё можно объяснить убедительные свидетельства связи Энинну, построенного в период 2200-2100 годов до нашей эры, с Египтом и его богами?

Чем ещё можно объяснить сходство между Стоунхенджем на Британских островах и «Стоунхенджем на Евфрате»?

Для того чтобы найти объяснение всем этим фактам, следует обратить внимание на «божественного архитектора и хранителя секретов пирамид», бога, которого Гудеа называл Нингишзидой. Это не кто иной, как египетский богТехути, которого мы называем Тот.

В «Текстах пирамид» о Тоте говорится, что он «изучает небеса, считает звезды и измеряет землю»; он считался изобретателем науки и искусства, писцом богов, «тем, кто производит вычисления, касающиеся небес, звёзд и Земли». В качестве хранителя «времени и сезонов» он изображался символом, в котором над его головой объединялись солнечный диск и лунный серп. Иероглифический значок Техути обычно переводится как «тот, кто уравновешивает». Генрих Бругс («Religion and Mythologie») и Э. А. Уоллис Бадж («The Gods of the Egyptians») интерпретировали это следующим образом: Тот был «богом равновесия», а его изображения как «Господина Равновесия» указывали на его связь с моментами равноденствия, когда продолжительность дня равна продолжительности ночи. Греки отождествляли Тота со своим богом Гермесом, которого считали изобретателем астрономии и астрологии, арифметики и геометрии, медицины и ботаники.

Двигаясь по следам Тота, мы придём к историям о календарях, которые приподнимают завесу тайны над творениями богов и людей, а также таких загадок, как Стоунхендж.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ КАЛЕНДАРИ

История календаря — это история гениального соединения астрономии и математики. Это также история конфликтов, религиозного рвения и борьбы за власть.

Утверждение, что календарь был изобретён земледельцами для своих нужд, чтобы знать, когда вспахивать землю, а когда собирать урожай, просуществовало довольно долго, хотя оно и не выдерживает никакой критики — как с точки зрения логики, так и с точки зрения фактов. Земледельцам не нужен формальный календарь, чтобы знать о смене времён года, и примитивные сообщества на протяжении многих поколений умудрялись кормить себя без всякого календаря. Исторически доказано, что календарь был изобретён для того, чтобы предсказывать точное время наступления праздников в честь того или иного бога. Другими словами, календарь имел религиозное назначение.Первые названия месяцев в Древнем Шумере имели префикс ЭЗЕН. Это слово переводится как «праздник», а не как «месяц». Месяцы — это периоды, когда проводились праздник Энлиля, праздник Нинурты и праздники других главных богов.

То, что календарь служил религиозным целям, не должно вызывать удивления. Примером может служить обычный христианский календарь, который по-прежнему управляет течением нашей жизни. Его главный праздник и средоточие — это Пасха, празднование воскресения Христа — согласно Новому Завету — на третий день после распятия. Западные христиане празднуют Пасху в первое воскресенье после полнолуния, следующего за весенним равноденствием. Это создавало проблему для первых христиан в Древнем Риме, где был принят солнечный календарь из 365 дней, а продолжительность месяцев менялась и зависела от фаз луны. Таким образом, вычисление дня Пасхи требовало привлечения еврейского календаря, потому что Тайная вечеря, от которой начинают отсчитывать дни пасхальных праздников, на самом деле была трапезой в праздник седер, которым евреи начинают отмечать свою Пасху накануне четырнадцатого дня месяца Нисан во время полнолуния. В результате в первые столетия христианской эры Пасха праздновалась по еврейскому календарю. И только после того, как римский император Константин принял христианство и в 325 году нашей эры созвал Первый Вселенский Собор в Никее, эта зависимость от еврейского календаря исчезла. Христианство превратилось в самостоятельную религию.

Таким образом, эта перемена — как и само происхождение христианского календаря — является отражением религиозных убеждений и одновременно средством для определения даты религиозных праздников. То же самое произошло и в более поздние времена, когда мусульмане мощным потоком хлынули с Аравийского полуострова, чтобы силой оружия покорить земли и народы на Востоке и на Западе. Одним из первых их актов было введение чисто лунного календаря, что имело глубокие религиозные последствия: отсчёт времени начинался с момента переезда основателя ислама Мохаммеда из Мекки в Медину (в 622 году).

История римско-христианского календаря, интересная сама по себе, может служить также иллюстрацией некоторых проблем, доставшихся в наследство от не очень удачного смешения солнечного и лунного календарей, в результате чего потребовались не прекращавшиеся целое тысячелетие реформы календаря.

Современный христианский календарь был введён папой Григорием XIII в 1582 году и соответственно получил название григорианского календаря. Он представлял собой реформированный юлианский календарь, в своё время названный в честь римского императора Юлия Цезаря.

Этот великий император Рима, устав от использовавшегося в то время непоследовательного римского календаря, пригласил астронома Сосигена из египетского города Александрии, чтобы тот провёл реформу календаря. Сосиген посоветовал забыть об исчислении времени в соответствии с фазами луны и принять солнечный календарь, как это сделали египтяне. В результате продолжительность года стала равняться 365 дням, а каждый четвёртый год имел в своём составе 366 дней. Однако такой календарь не учитывал дополнительные 11 1/4 минуты, которые помимо 365 дней и 6 часов присутствовали в астрономическом годе. Тогда эта погрешность казалась незначительной, однако к 1582 году, когда был принят григорианский календарь, первый день весны, зафиксированный Собором в Никее как 21 марта, передвинулся на десять дней назад, на 11 марта. Папа Григорий XIII исправил ошибку очень просто: он издал указ, чтобы следующий за 4 октября 1582 года день считался 15 октября. В результате этой реформы был введён современный календарь, другим новшеством которого явился перенос начала года на 1 января.

Предложение астронома Сосигена принять египетский календарь не встретило в Риме особого сопротивления, поскольку римляне, и особенно Юлий Цезарь, были хорошо знакомы с Египтом, с его религиозными обычаями и календарём. В то время египтяне пользовались чисто солнечным календарём, в котором год состоял из 365 дней, поделённых на двенадцать месяцев по 30 дней в каждом. К этим 360 дням в конце года прибавлялся пятидневный религиозный праздник, посвящённый богам Осирису, Гору, Сету, Изиде и Нефтис.

Египтяне знали, что солнечный год несколько длиннее 365 дней — причём разница у них составляла не один день за каждые четыре года, как у Юлия Цезаря, что приводило к сдвигу назад на один день за 120 лет или на полный год за 1460 лет. Священным циклом египетского календаря был как раз период из 1460 лет, совпадавший с циклом гелиакального восхода Сириуса(Септ по-египетски или Сотис по-гречески) во время ежегодного разлива Нила, который, в свою очередь, приходился на день летнего солнцестояния (в Северном полушарии).

Эдвард Майер («Agyptishe Chronologie») пришёл к выводу, что при введении египетского календаря такое совпадение гелиакального восхода Сириуса и разлива Нила приходилось на 19 июля. Основываясь на этих данных, Курт Сете («Urgeschichte und alteste Religion der Agypter») вычислил, что это событие могло иметь место либо в 4240, либо в 2780 году до нашей эры, и наблюдения за небесными светилами проводились либо в Гелиополисе, либо в Мемфисе.

В настоящее время исследователи египетского календаря согласны с тем, что солнечный календарь из 360+5 дней не был первым календарём на Земле. Этот «гражданский», или мирской, календарь был введён только после установления в Египте династического правления, то есть после 3100 года до нашей эры. По мнению Ричарда Паркера («The Calendars of the Ancient Egypt»), это произошло примерно в 2800 году до нашей эры, и, возможно, при этом «преследовались административные и фискальные цели». Гражданский календарь вытеснил, или, скорее, заменил первый «священный» календарь древности. По мнению «Британской энциклопедии», древние египтяне изначально пользовались лунным календарём. Р. А Паркер полагал («Ancient Egyptian Astronomy»), что этот календарь «был таким же, как и у всех древних народов», то есть состоял из двенадцати лунных месяцев и тринадцатого дополнительного месяца, который не позволял сдвигаться временам года.

Этот первый календарь, по мнению Локьера, был привязан к моментам равноденствия и имел отношение к древнейшему храму в Гелиополисе, ориентация которого тоже соответствовала точкам равноденствия. Все эти особенности, а также связь месяцев с религиозными праздниками указывают на сходство древнего египетского календаря с шумерским.

Следовательно, корни египетского календаря уходят в додинастическую эпоху, ещё до появления цивилизации на территории Египта, и это значит, что египетский календарь изобрели не египтяне. Этот вывод совпадает с выводами, сделанными относительно появления Зодиака в Египте, а также Зодиака и календаря в Шумере: все это были искусные изобретения «богов».

В Египте религия и поклонение богам зародились в Гелиополисе, поблизости от пирамид Гизы. Оригинальное египетское название этого города Анну(как имя правителя Нибиру), и о нём упоминается в Библии: когда фараон сделал Иосифа наместником всего Египта (Бытие, глава 41), то «дал ему в жену Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского». Самый древний храм этого города был посвящён Птаху («Основателю»), который, согласно египетским преданиям, поднял Египет над водами Великого потопа и сделал эту землю обитаемой при помощи широкомасштабных работ по осушению. Затем власть над Египтом была передана Птахом своему сыну Ра («Сияющему»), которого также называли Тем («Чистый»). В отдельном храме, также расположенном в Гелиополисе, хранилась Небесная Лодка Ра, коническийБен-Бен, который один раз в год показывался паломникам.

Согласно записям египетского жреца Мането (написанное иероглифами, его имя означает «дар Тота»), который в третьем веке до нашей эры составил список правителей Египта, Ра был главой первой божественной династии. Правление Ра и его наследников, богов Шу, Геба, Осириса, Сета и Гора, длилось более трёх тысяч лет. На смену первой пришла вторая божественная династия, основателем которой был Тот, ещё один сын Птаха; эта династия находилась у власти в два раза меньше времени, чем первая. Затем на протяжении 3650 лет Египтом правила династия из тридцати полубогов. В совокупности, по свидетельству Мането, божественное правление Птаха, династии Ра, династии Тота и династии полубогов длилось 17 520 лет.

Карл Р. Лепсиус («Konigsbuch der alten Agypter») обратил внимание, что этот промежуток времени в точности равняется двенадцати циклам Сириуса по 14б0 лет каждый, что подтверждает гипотезу о доисторическом происхождении календарно-астрономических знаний Египта.

В предыдущих своих книгах я пришёл к выводу — на основании многочисленных свидетельств, — что Птах и Ра соответствовали богам Энки и Мардуку месопотамского пантеона. Когда после Великого потопа Земля была поделена между ануннаками, именно Энки и его наследникам достались африканские земли, а ЕДИН (библейский Эдем) остался в руках Энлиля и его потомков. Бога Тота, который был братом Ра/Мардука, шумеры называли Нингишзида.

Основной причиной ожесточённых споров, последовавших за разделом Земли, стал отказ Ра/Мардука признать этот раздел. Он был убеждён, что отца незаконно лишили власти над всей Землёй (о чём говорит его имя-эпитет ЭН.КИ — «Господин Земли») и что он сам, а не наследник Энлиля Нинурта должен управлять Землёй из Вавилона, города в Месопотамии, чьё название означало «Врата богов». Амбициозный Ра/Мардук поссорился не только со сторонниками Энлиля, но и с некоторыми из своих братьев, втянув их в этот жестокий конфликт. Сначала он покинул Египет, а затем вернулся, чтобы предъявить права на управление страной.

Во время этой борьбы, которая шла с переменным успехом, Ра/Мардук стал причиной смерти своего младшего брата Думузи, передал бразды правления своему брату Тоту, а затем отправил его в ссылку, вынудил ещё одного брата Нергала перейти на сторону противника в Войне богов, что в конечном итоге привело к ядерной катастрофе. Для истории календаря особенно важны его переменчивые отношения с Тотом.

Как указывалось выше, у египтян был не один календарь, а два. Основой первого, чьё происхождение уходит корнями в доисторические времена, была Луна.

Второй календарь, введённый через несколько столетий после установления власти фараонов, был основан на солнечном году продолжительностью 365 дней. Вопреки мнению, что новый «гражданский» календарь был административным нововведением фараона, мы осмелимся предположить, что и он, подобно первому, был искусным детищем богов — разница заключалась лишь в том, что первый был изобретён Тотом, а второй Ра.

Важной и уникальной особенностью «гражданского» календаря было деление тридцатидневных месяцев на «деканы», то есть периоды по десять дней, каждый из которых начинался гелиакальным восходом определённой звезды. Данная звезда (изображённая в виде бога, плывущего в лодке по небу, рис. 100) должна была указывать на последний час ночи, а по истечении десяти дней наблюдения переносились на другую звезду.

Можно предположить, что введение календаря, в основе которого лежали десятидневные периоды, было намеренным актом Ра в его непрекращающемся конфликте с Тотом.

Оба были сыновьями Энки, великого учёного ануннаков, и можно смело предположить, что большую часть своих знаний они получили от отца. Обнаруженный археологами месопотамский текст подтверждает эту гипотезу в отношении Ра/Мардука. Текст начинается с жалоб Мардука отцу на недостаток знаний в области медицины. На это Энки отвечает, что ему больше нечего дать Мардуку и что он уже обучил его всему, что знал сам.

Быть может, в отношениях братьев присутствовала ревность? Оба получили знания по математике и астрономии, оба были обучены искусству строительства святилищ; свидетельством достижений Мардука в этих областях служит величественный зиккурат в Вавилоне (см. рис. 33), который — по утверждению «Энума элиш» — был спроектирован им самим. Однако, как свидетельствует приведённый выше текст с жалобами, в области медицины Мардук уступал брату: он не умел воскрешать мёртвых, а Тот умел. Об этом говорят как месопотамские, так и египетские источники. На шумерских рисунках он изображается с эмблемой из переплетённых змей (рис. 101а). Эта эмблема принадлежала его отцу Энки, который владел искусством генной инженерии — вполне возможно, что это было изображение двойной спирали ДНК (рис. 101б). Шумерское имя Тота, НИН.ГИШ.ЗИДДА, означает «Владыка чистого дерева» и свидетельствует о его умении воскрешать мёртвых. В одном из шумерских гимнов он назван «Господином исцеления», «Господином, который держит за руку», «Владыкой чистого дерева». Его имя постоянно встречается в магических заклинаниях, посвящённых врачеванию, и в эзотерических текстах. В серии заклинаний и магических формул Маклу «О сжиганиях» ему посвящена целая табличка под номером семь. В одном из заклинаний, посвящённых утонувшим мореплавателям, жрец взывает к формулам «Сирис и Нингишзиды, волшебников и магов».

Сирис — это имя богини, не входящей в шумерский пантеон и, вполне возможно, как-то связанной со звездой Сириус, а в египетском пантеоне Сириус ассоциировался с богиней Изидой. В египетских мифах именно Тот помог жене Осириса взять у расчленённого на части мужа семя, от которого Изида забеременела, а затем родила Гора. Но и это ещё не все. В надписи на так называемой Стеле Меттерниха богиня Изида рассказывает, как Тот воскресил её сына Гора, который умер, ужаленный ядовитым скорпионом. Услышав её плач, Тот спустился с небес — он обладал магической силой, которая создала этот мир — и сотворил чудо. К ночи яд покинул тело Гора, и он вернулся к жизни.

Египтяне верили, что «Книга мёртвых», отрывки из которой вырезались на стенах гробниц фараонов, чтобы помочь умершему перейти в загробную жизнь, была собственноручно написана Тотом. В более кратком труде, который египтяне называли «Книгой дыхания», утверждалось, что Тот, «самый могущественный бог», написал её «своими собственными пальцами», чтобы дыхание Ка длилось вечно и жизнь на Земле не кончалась.

Из шумерских источников нам известно, что такими важными для фараонов знаниями — умением воскрешать мёртвых — обладал Энки. В длинной поэме о путешествии Инанны/Иштар в Нижний Мир (Африку), являвшийся владением её сестры, которая была замужем за другим сыном Энки, незваную гостью убивают. В ответ на мольбы её отца Энки воздействует на тело при помощи излучения и звука, и Инанна оживает.

Очевидно, что в эту тайну не был посвящён Мардук, и отец, выслушав его жалобы, даёт уклончивый ответ. Этого было достаточно, чтобы честолюбивый и рвущийся к власти Мардук почувствовал ревность к Тоту. Ощущение обиды и даже угрозы, по всей видимости, было ещё более глубоким. Во-первых, именно Тот, а не Мардук помог Изиде оживить расчленённого Осириса (внука Ра) и спасти его семя, а затем воскресить отравленного Гора (правнука Ра). Во-вторых, все эти события — как свидетельствуют шумерские тексты — привели к союзу Тота и Сириуса, основы египетского календаря и предвестника благотворного разлива Нила.

Исчерпывались ли этим причины для ревности, или у Ра/Мардука были более веские основания видеть в Тоте соперника, угрозу своему верховенству? По свидетельству Мането, долгий период правления первой династии, начавшейся с Ра, закончился внезапно — после короткого трёхсотлетнего правления Гора и конфликта, который мы назвали Первой войной пирамид. Затем правителем Египта стал не очередной потомок Ра, а Тот, чья династия находилась у власти (по утверждению Мането) на протяжении 1570 лет. Это была эпоха мира и прогресса, совпавшая по времени с поздним каменным веком (неолитом) на территории Ближнего Востока — первой фазой цивилизации, которая была дарована ануннаками человечеству.

Почему именно Тот, а не другой сын Птаха/Энки был выбран для смены династии Ра в Египте? Ключ к разгадке можно найти в работе У. Осборна-младшего «Religion of the Ancient Egyptians», который утверждает следующее: «Несмотря на то что в мифологии Тот принадлежал к богам второго ранга, он всегда оставался прямым порождением и частью Птаха — первенцемверховного бога» (курсив мой). Может быть, именно сложные законы наследования ануннаков, когда законным наследником становился сын от единокровной сестры, оттесняя на второй план первенца (если его матерью тоже не была единокровная сестра отца) — именно ими обусловлены бесконечные трения между Энки (первенцем Ану) и Энлилем (сыном от единокровной сестры Ану), — стали причиной того, что обстоятельства рождения Тота каким-то образом угрожали претензиям Ра/Мардука на верховенство?

Известно, что сначала династия богов обосновалась в Гелиополисе, а впоследствии её сменила божественная триада Мемфиса (после того как Мемфис стал столицей объединённого Египта). Однако между ними у власти находилась династия богов во главе с Тотом. Центром его «культа» был Гермополис («город Гермеса» по-гречески), египетское название которого, Хеменну, означает «восемь». Один из эпитетов Тота звучал как «Господин восьми», что, по мнению Генриха Бругса («Religion and Mythologie der alten Aegypter»), указывает на восемь небесных направлений, в которые входят, четыре стороны света. Возможно, этот эпитет связан с умением Тота определить восемь точек «зависания» Луны — небесного тела, с которым ассоциировался бог Тот.

Мардук, «Бог Солнца», ассоциировался с числом десять. В числовой иерархии ануннаков Ану имел наивысший ранг, шестьдесят. Ранг Энлиля равнялся пятидесяти, а Энки — сорока (то есть меньше). Мардук имел ранг, равный десяти, и именно этим обстоятельством могло быть обусловлено появление «деканов». И действительно, вавилонская версия мифа творения приписывает Мардуку изобретение календаря, в котором год состоял из двенадцати месяцев, поделённых на три части.

Он год разделил — начертил рисунок: Двенадцать месяцев звёздных расставил он по три.

Это разбиение небес на тридцать шесть частей — явное указание на введение календаря с тридцатью шестью «деканами». В «Энума элиш» это деление приписывается Мардуку, то есть Ра.

Миф творения, имеющий явно шумерское происхождение, известен нам в вавилонском пересказе (семь таблиц «Энума элиш»). Этот пересказ — по единодушному заключению учёных — был предназначен для прославления вавилонского бога Мардука. Поэтому имя «Мардук» было вставлено в оригинальный шумерский текст, заменив пришельца из далёкого космоса планету Нибиру, которая получила имя «Господина небес»; кроме того, при описании событий, происходивших на Земле, верховный бог Энлиль был тоже заменён Марчуком. Таким образом, Мардук стал главенствовать как на Небе, так и на Земле.

Пока не будут найдены таблички с оригинальным шумерским текстом мифа творения (или хотя бы его фрагменты), невозможно судить, были ли тридцать шесть «деканов» изобретением Мардука, или такое разбиение просто позаимствовано им из Шумера. Основным принципом шумерской астрономии было разделение окружающей Землю небесной сферы на три «пути» — путь Ану в центральной части, путь Энлиля в северной части неба и путь Эа (то есть Энки) на юге. Считалось, что эти пути представляют собой экваториальный пояс в центре и два пояса, ограниченные северным и южным тропиком. В одной из моих предыдущих книг было показано, что захватывающий экватор путь Ану простирается на 30 градусов к северу и к югу, а его общая ширина составляет 60 градусов; на пути Энлиля и Эа тоже приходится по 60 градусов. Следовательно, в сумме все три пути покрывают весь 180-градусный небесный свод от севера до юга.

Если это деление небесного свода наложить на деление года на двенадцать месяцев, то в результате получится как раз тридцать шесть сегментов. Такое разбиение — в результате чего образовались «деканы» — было придумано в Вавилоне.

В 1900 году востоковед Т. Дж. Пинчес, выступая на заседании Королевского астрономического общества, представил свою реконструкцию месопотамской астролябии. Это был круглый диск, разделённый, подобно разрезанному пирогу, на двенадцать секторов и три кольца, в результате чего все небо оказывалось поделённым на тридцать шесть областей (рис. 102). Круглые I символы рядом с названиями указывали на небесные I тела, а сами названия (транслитерированные) были названиями зодиакальных созвездий, звёзд и планет — всего тридцать шесть. Тот факт, что это деление связано с календарём, подтверждали названия месяцев, написанные в верхней части каждого сегмента (маркировка I от I до XII, начиная от вавилонского месяца нисанну, сделана Пинчесом).

И хотя вавилонская планисфера не даёт ответа на вопрос о происхождении соответствующих строк в «Энума элиш», она подтверждает, что считавшееся египетским оригинальное изобретение имело аналог в Вавилоне — на земле, где стремился утвердиться Мардук

Неоспоримым также является тот факт, что тридцать шесть «деканов» отсутствовали в первом египетском календаре. Более древний календарь был связан с Луной, а новый с Солнцем. В египетском пантеоне Тот был богом Луны, а Ра — богом Солнца. Перенеся эту ассоциацию на календарь, мы приходим к выводу, что первый египетский календарь был составлен Тотом, а второй, более поздний, являлся изобретением Ра.

Когда пришло время — примерно в 3100 году до нашей эры — распространить шумерский уровень цивилизации (царство под управлением людей) на Египет, Ра/Мардук, потерпевший неудачу в попытках занять главенствующее положение в Вавилоне, вернулся в Египет и изгнал Тота.

Мы убеждены, что именно Ра/Мардук — не ради удобства управления, а в качестве сознательной меры, направленной на уничтожение следов правления Тота — провёл реформу календаря. В одном из фрагментов «Книги мёртвых» рассказывается о том, что Тот был обеспокоен взаимоотношениями «детей богов», которые сражались друг с другом, спорили, наживали врагов и приносили друг другу несчастья. Тот разгневался, когда они (его советники) «смешали годы и нарушили ход месяцев». Всё это делалось, как утверждается в тексте, втайне от него.

Возможно, эти строки рассказывают, что ссора между богами привела к замене в Египте календаря Тота на календарь Ра/Мардука. Р. А. Паркер, как уже упоминалось выше, убеждён, что эта замена произошла примерно в 2800 году до нашей эры. Адольф Эрман («Aegypten und Aegyptisches Leben im Altertum») называет более точную дату. Благоприятная возможность для этого, пишет он, представилась 19 июля 2776 года до нашей эры, когда Сириус, завершив свой 1460-летний цикл, вернулся в исходную позицию.

Следует отметить, что 2800 год до нашей эры считается общепризнанной датой сооружения Стоунхенджа I.

Введение Ра/Мардуком календаря, разделённого на десятидневные периоды (или основанного на них), могло быть также обусловлено желанием провести для своих сторонников в Египте и Месопотамии чёткое разграничение между ним и «Господином семи» — самим Энлилем. И действительно, такое разграничение может лежать в основе несовпадений лунного и солнечного календарей. Как подтверждают древние надписи, календари были изобретены «богами» ануннаками для того, чтобы указать своим почитателям циклы поклонения, а борьба за главенство в конечном итоге определяла, кому из них будут поклоняться люди.

Учёные долгое время не могли прийти к единому мнению относительно происхождения недели — отрезка года, состоящего из семи дней. В одной из предыдущих моих работ было показано, что число семь ассоциируется с порядковым номером нашей планеты, Земли. В шумерских текстах Земля называлась «седьмой» и обозначалась значком из семи точек (как на рис. 94), потому что при движении к центру Солнечной системы ануннаки на своей планете сначала встречались с Плутоном, потом с Нептуном и Ураном (вторая и третья планеты), а затем с Сатурном и Юпитером (четвёртая и пятая планеты). Марс они считали шестой планетой (поэтому его изображали в виде шестиконечной звезды), а землю — седьмой. Такое путешествие и такая нумерация изображены на планисфере, найденной в руинах царской библиотеки в Ниневии. На одном из её восьми сегментов (рис. 103) мы видим маршрут от планеты Нибиру и запись о том, что «бог Энлиль миновал планеты». Всего планет (они изображены точками) семь. Для шумеров именно Энлиль, и никто иной, был «Господином Семи». Месопотамские — как и библейские — имена (например, Батшеба, «дочь семи») и названия мест (например, Беершеба, «источник семи») включали в себя эпитеты богов.

Важное значение, или священный смысл числа семь, трансформировавшийся в календарную единицу семидневной недели, пронизали Библию и другие древние тексты. Авраам отделил семь овец, когда торговался с Абимелехом; Иаков служил Лавану семь лет, прежде чем получил возможность жениться на одной из его дочерей, а также семь раз поклонился своему ревнивому брату Исаву. Первосвященник должен был семь раз повторять различные обряды, а Иерихон тоже требовалось обойти семь раз, прежде чем рухнули его стены.

Седьмой день недели строго соблюдался как священный день отдохновения, а важный праздник Пятидесятницы праздновался по истечении семи недель после Ласхи.

Неизвестно, кто «изобрёл» семидневную неделю, но Библия явно связывает это событие с глубокой древностью — даже с самым началом времён. Свидетельство тому — семь дней творения, которыми начинается Книга Бытия. Концепция семидневного периода для отсчёта земного времени присутствует не только в библейском рассказе о Великом потопе, но и в его месопотамском варианте. В месопотамских мифах главного героя за семь дней до потопа предупредил Энки, который привёл в действие водяные часы, чтобы его верный приверженец не пропустил назначенного часа. В этой версии Великий потоп начинается с бури, которая бушевала в стране семь дней и семь ночей. В библейском варианте Ной был предупреждён о потопе тоже за семь дней.

Библейский рассказ о потопе и его продолжительности свидетельствует о глубоком знании календаря. Примечательно, что мы встречаемся с единицей измерения времени, равной семи дням, и делением года на пятьдесят две недели по семь дней. Более того, в нём содержатся свидетельства о знакомстве со сложным лунно-солнечным календарём.

Согласно Книге Бытия Великий потоп начался «во второй месяц, в семнадцатый день месяца», а закончился в следующем году «во втором месяце, к двадцать седьмому дню месяца». Однако первое впечатление, что Великий потоп длился 36 5 + 10 дней, оказывается ошибочным. Библейская история разбивает потоп на два этапа: 150 дней вода прибывала, 150 дней убывала, и 40 дней Ной выжидал, пока не пришёл к выводу, что открывать ковчег безопасно. Затем он выпускал из ковчега ворона и голубя с интервалом в семь дней, и только после того, как голубь не вернулся, Ной открыл кровлю ковчега.

Если сложить все эти интервалы, то получится 354 дня (150 + 150 + 40 + 7 + 7). Но это вовсе не солнечный, а точный лунный год из 12 месяцев по 29,5 дня в каждом (29,5×12 = 354), представленный календарём — например таким, как еврейский, — в котором чередуются месяцы по 29 и 30 дней.

Однако 354 дня не составляют полный солнечный год. Осознавая это, составитель или редактор Книги Бытия вставил недостающие дни, указав, что Великий потоп, начавшийся в семнадцатый день второго месяца, закончился (через год) в двадцать седьмой день второго месяца. Учёные до сих пор не пришли к единому мнению, какое количество дней было добавлено к лунному году из 354 суток. Некоторые (например, С. Ганц, «Studies in Hebrew Mathematics and Astronomy») считают, что это дополнение равнялось одиннадцати дням — что превращает лунный год из 354 дней в полноценный солнечный год из 365 дней. Другие, и среди них автор древнего трактата «Книга Юбилеев», полагают, что было добавлено десять дней, и тогда длительность года Великого потопа составляла 364 дня. Суть последнего допущения состоит в том, что оно предполагает наличие календаря, в котором год разбит на пятьдесят две недели по семь дней в каждой (52×7 = 364).

То, что это был не просто результат сложения 354+10, а намеренное деление года на пятьдесят две недели, становится очевидным из текста «Книги Юбилеев». В ней говорится (глава 6), что после окончания потопа Ною были даны «божественные скрижали», которые предписывали,

…чтобы они содержали годы по сему числу, триста шестьдесят четыре дня: и это будет полный год, и определённое время дней и праздники года не будут извращены; ибо все совершается в нём (в году) согласно тому, что утверждено относительно сего, и они не должны опускать ни одного дня и не должны нарушать ни одного праздника.

И далее:

Посему я повелеваю и подтверждаю тебе, чтобы ты засвидетельствовал им…что они должны считать год только в триста шестьдесят четыре дня.

Это настоятельное требование, чтобы год состоял из пятидесяти двух недель по семь дней в каждой, не было результатом незнания длительности солнечного года, равного 365 полным дням. Знание истинной продолжительности года очевидно из возраста Еноха, который прожил триста шестьдесят пять лет, пока Бог не взял его к себе. В не вошедшей в Библию «Книге Еноха» содержится специальное указание о пяти дополнительных днях, которые должны добавляться к 360 дням (12 х 30) других календарей. Однако в главе, посвящённой движению Солнца и Луны и двенадцати зодиакальным домам, равноденствиям и солнцестояниям, говорится о том, что «год заключает ровно триста шестьдесят четыре дня». Это утверждение повторяется ещё несколько раз — в году 52 недели по 7 дней в каждой.

Считается, что в «Книге Еноха», и особенно в той, что получила название «2 Книги Еноха», содержатся элементы научного знания, которое в те времена было сосредоточено в Египте, в городе Александрия. Точно неизвестно, как эти знания связаны с учением Тота, но и библейские истории, и египетские мифы дают основание полагать, что особая роль числа семь и пятидесяти двух умноженных на семь проявилась гораздо раньше.

Хорошо известна библейская история о Иосифе, который стал наместником Египта после того, как разгадал сны фараона: о том, как семь тощих коров съели семь тучных коров, а затем о том, как семь тощих колосьев пожрали семь тучных и полных колосьев. Однако немногие знают, что этот рассказ — «легенда» или «миф», как считают некоторые — имеет глубокие египетские корни, а также аналог в египетских преданиях. Среди них можно назвать египетских предшественниц греческой предсказательницы Сивиллы. Их называли Семь Хатхор — Хатхор была богиней Синайского полуострова, изображавшейся в виде коровы. Другими словами, Семь Хатхор символизировали семь коров, которые могли предсказывать будущее.

Более ранний аналог истории о семи тощих годах, которые следовали за семью годами изобилия, можно найти в иероглифическом тексте (рис. 104), озаглавленном Э. А. Уоллисом Баджем («Legends of the Gods») как «Легенда о боге Кеме и семи годах голода». Кем — это ещё одно имя бога Птаха/Энки в его ипостаси как творца человечества. Египтяне верили, что после передачи власти над Египтом своему сыну Ра, он удалился на остров Абу (из-за формы острова греки назвали его Элефантина), где построил два водоёма — два связанных между собой резервуара — шлюзы и затворы которых позволяли регулировать уровень воды в Ниле. (Современная Асуанская плотина тоже расположена выше первых нильских порогов.)

Согласно этому тексту фараон Джосер (строитель ступенчатой пирамиды в Саккаре) получил послание от наместника южных провинций, в которой сообщалось об обрушившихся на людей бедствиях из-за того, что уровень воды в Ниле не поднимался до нужного уровня в течение семи лет. В результате, пишет наместник, ощущается недостаток зерна, овощей и других продуктов, люди голодают и «сосед грабит соседа».

Надеясь, что распространение голода и хаоса можно остановить прямым обращением к богу, фараон отправился на юг, на остров Абу Ему сказали, что бог обитает там в «деревянном дворце с воротами из тростника», где хранятся «шнур и таблица», которые позволяют ему открывать «двери двойных запоров Нила». Кем внял мольбам фараона и пообещал поднять уровень Нила и дать людям воду, чтобы вырос богатый урожай.

Поскольку ежегодный подъем уровня воды в Ниле связывался с гелиакальным восходом Сириуса, можно предположить, что астрономический аспект этой истории свидетельствует не только о действительной нехватке воды (такое периодически случается и в наши дни), но и о сдвиге времени появления Сириуса относительно жёсткого календаря. То, что вся эта история связана с календарём, подтверждают строки текста, описывающие астрономическую ориентацию обители Кема в Абу. Окно дворца смотрело на юго-восток, и солнце каждый день вставало напротив него. Это предполагает наличие площадки для наблюдений за солнцем в период зимнего солнцестояния.

Этого краткого экскурса в историю числа семь и его роли в делах богов и людей вполне достаточно, чтобы продемонстрировать его небесное происхождение (семь планет от Плутона до Земли) и его значение для календаря (семидневная неделя, год из пятидесяти двух недель). Однако в свете соперничества среди ануннаков все это приобретает ещё один аспект: выяснение, кто был «Богом семи» (Эли-Шева у евреев) и, значит, номинальным правителем Земли.

По нашему мнению, Мардука, вернувшегося в Египет после неудачной попытки утвердиться в Вавилоне, беспокоило почитание — через введение семидневной недели — числа семь, которое по-прежнему оставалось эпитетом Энлиля.

В этих обстоятельствах Мардуку могло быть ненавистно, к примеру, поклонение Семи Хатхор. Причина заключалась не только в числе семь, которое было связано с Энлилем, но и в ассоциации с Хатхор, могущественной богиней египетского пантеона, к которой сам Ра/Мардук относился без особой симпатии.

Хатхор, как было показано в моих предыдущих работах, это египетское имя шумерской богини Нинхурсаг, единокровной сестры Энки и Энлиля и объекта притязаний обоих братьев. Поскольку их официальные супруги (Нинку у Энки и Нинлиль у Энлиля) не были их единокровными сёстрами, им было очень важно иметь сына от Нинхурсаг; согласно законам наследования ануннаков этот сын был бы неоспоримым законным наследником земного трона. Несмотря на все старания Энки, Нинхурсаг рожала ему одних дочерей. Энлиль оказался более удачливым, и в союзе с Нинхурсаг был зачат его наследник. Это позволило Нинурте (Нингигсу, или «Господину Гирсу» для Гудеа) унаследовать числовой ранг отца и лишить первенца Энки Мардука прав на земной престол.

Найдены и другие проявления весьма распространённого почитания числа семь и свидетельства его значения для календаря. История о семилетней засухе переносит нас в эпоху правления Джосера, построившего пирамиду в Саккаре. Археологи обнаружили в окрестностях Саккары круглую «крышку алтаря» из алебастра, форма которой (рис. 105) даёт основание предположить, что она служила священным светильником, который зажигали на семидневный период. Другая находка — это каменное «колесо» (некоторые считают его основанием омфалоса, вещего «каменного пупа»), разделённое на четыре сегмента с семью отметками в каждом (рис. 106). Вполне возможно, что на самом деле это был каменный календарь — вне всякого сомнения, лунный, — в котором была воплощена концепция семидневной недели и который (при помощи четырёх разделителей) позволял варьировать продолжительность лунного месяца от 28 до 32 дней.

Каменные календари существовали в глубокой древности, и свидетельством тому могут служить Стоунхендж в Британии и календарь ацтеков в Мексике. Поэтому египетская находка не должна вызывать удивление. По нашему убеждению, за всеми этими календарями, разбросанными по разным уголкам мира, стоит один гениальный изобретатель: бог Тот. Удивительным может показаться семидневный цикл египетского календаря, но, как показывает другой египетский миф, этот факт не был неожиданным.

На Ближнем Востоке — в Месопотамии, Ханаане и Египте — было найдено множество предметов, которые археологи идентифицировали как настольные игры (рис. 107). Два игрока передвигали фишки от одной лунки к другой в соответствии с числом, выпавшим на игральных костях. Археологи видели в них только игры, позволявшие занять свободное время, однако стандартное число лунок, пятьдесят восемь — по двадцать девять на каждого игрока — явно ассоциируется с числом дней лунного месяца. Кроме того, лунки были явно поделены на более мелкие группы, а некоторые соединялись бороздками (вероятно, игрок в этих местах мог совершить переход). Так, например, мы заметили, что лунка 15 соединяется с лункой 22, а лунка 10 с лункой 24, что предполагает «переход» на одну неделю или на две недели вперёд.

В настоящее время мы используем считалки и игры, чтобы познакомить детей с календарём. Может быть, точно таким же способом пользовались и в древности?

То, что эти игры были связаны с календарём — по крайней мере, одна из них, придуманная Тотом, чтобы продемонстрировать деление года на пятьдесят две недели, — становится очевидным из древнего египетского мифа, известного как «Сказание о Сатни-Хемуасе и мумиях».

Это история о магии, колдовстве и приключениях, в которой магическое число пятьдесят два связывается с богом Тотом и тайнами календаря. Миф записан на папирусе (каталожный номер Каирского музея 30646), найденном в одной из гробниц в Фивах и датируемом третьим веком до нашей эры. Археологи обнаружили фрагменты других папирусов с тем же самым мифом, а это свидетельствует, что он являлся частью канонической литературы Древнего Египта, в которой были собраны истории о богах и людях.

Главным героем этого мифа был сын фараона Сатни, который «слыл великим мудрецом». Он имел обыкновение бродить по некрополю Мемфиса, изучая священные письмена на стенах храмов и древние книги по магии. Со временем он сам стал магом, равного которому не было во всём Египте. Однажды какой-то таинственный старик рассказал ему о гробнице, где хранилась книга, которая была написана самим Тотом и в которой открывались загадки Земли и тайны Небес. Это тайное знание включало в себя информацию, касающуюся «восхода Солнца и появления Луны, а также движения небесных богов (планет) в цикле (орбите) Солнца» — другими словами, знания в области астрономии и календаря.

Искомая гробница оказалась могилой Неферкаптаха, сына предыдущего фараона. Когда Сатни попросил старика показать ему гробницу, тот предупредил, что похороненный и мумифицированный Неферкаптах не мёртв и может напасть на любого, кто осмелится взять книгу Тота, лежащую у его ног. Сатни не испугался, отыскал подземную гробницу, произнёс над ней заклинание, и земля разверзлась, пропустив сына фараона туда, где хранилась книга.

Внутри усыпальницы Сатни увидел мумии Неферкаптаха, его сестры-жены и их сына. Книга действительно лежала у ног Неферкаптаха и «излучала свет, подобный свету солнца». Когда Сатни приблизился к книге, заговорила мумия жены Неферкаптаха, предупреждая, чтобы гость остановился. Затем она рассказала Сатни о злоключениях её мужа, когда он пытался добыть книгу. Бог Тот спрятал её в тайнике в золотом ларце, который находился внутри серебряного ларца — и так далее; внешние ларцы были сделаны из бронзы и железа. Когда Неферкаптах, не обращая внимания на все предупреждения, взял книгу, бог Тот наложил проклятие на него самого, его жену и сына: они были похоронены заживо и, мумифицированные, сохранили способность видеть, слышать и разговаривать. Мумия предупредила Сатни, чтобы он не прикасался к книге, чтобы не повторить их судьбу.

Ни предупреждение, ни судьба предшественника не остановили Сатни. Зайдя уже так далеко, он был полон решимости получить книгу. Но когда он сделал ещё один шаг, заговорила мумия Неферкаптаха. Она сказала, что существует способ завладеть книгой, не навлекая на себя проклятие Тота: нужно сыграть в игру «Пятьдесят два», «магическое число Тота».

Сатни согласился бросить вызов судьбе. Он проиграл первую партию и обнаружил, что его ноги ушли в пол гробницы. Затем он проиграл вторую партию и погрузился в землю ещё глубже. Очень увлекательно читать, как ему удалось уйти вместе с книгой, какие бедствия на него обрушились и как он в конечном итоге вернул книгу на место, но все это уже не имеет отношения к нашему предмету: тому факту, что астрономические и хронологические тайны Тота включали в себя игру «Пятьдесят два» — деление года на пятьдесят две недели по семь дней, в результате чего в «Книге Еноха» и «Книге Юбилеев» появляется загадочный 364-дневный год.

Это магическое число уводит нас через океан, в Америку, затем возвращает к загадке Стоунхенджа и позволяет приподнять завесу тайны над событиями, которые привели в первому Новому Веку в истории человечества, а также стали следствием его наступления.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ТАМ, ГДЕ ТОЖЕ ВСХОДИТ СОЛНЦЕ

Неизгладимое впечатление производит Стоунхендж при свете солнечных лучей, проходящих через сохранившиеся мегалиты сарсенового кольца на восходе самого длинного дня лета, когда солнце как бы останавливается в нерешительности, а затем начинает обратное движение по северной части неба. По воле судьбы в вертикальном положении остались только четыре огромные каменные колонны, соединённые закруглёнными перемычками и образующие три вытянутых проёма, через которые мы — как древние строители Стоунхенджа — имеем возможность наблюдать (и определять) начало нового годового цикла (рис. 108).

Так случилось, что на другом краю земли тоже сохранились три гигантских окна, являвшихся частью циклопического каменного сооружения, построенного, согласно местным легендам, гигантами. Из этих окон тоже открывается захватывающий вид на солнце, которое появляется из белой дымки и отбрасывает свои лучи в строго определённом направлении. Это место, где восход солнца тоже наблюдается в главные дни года, находится в Южной Америке, на территории Перу (рис. 109).

Может быть, это сходство всего лишь зрительная иллюзия или случайное совпадение? Думаю, нет.

В настоящее время это место называется Мачу-Пикчу — в честь остроконечной горной вершины, вздымающейся вверх на десять тысяч футов над излучиной реки Урубамба, где располагался древний город. Спрятанный в джунглях среди многочисленных горных пиков Анд, он избежал нашествия испанских конкистадоров и оставался «затерянным городом инков», пока в 1911 году его не обнаружил Хайрем Бингхем. Теперь мы знаем, что город был построен задолго до инков и в древности назывался Тампу-Токко, «Убежище трёх окон». Само это место и три его уникальных окна в местных легендах связываются с происхождением цивилизации в Андах, когда боги под руководством великого творца Виракоча поселили четырёх братьев Айар и их четырёх сестёр-жён в Тампу-Токко. Три брата явились из трёх окон, чтобы принести цивилизацию на землю Анд; один из них основал древнюю империю, которая была старше империи инков на тысячу лет.

Три окна являются частью массивной стены, сложенной из гигантских гранитных глыб, которые — как и в Стоунхендже — добывались не здесь, а были привезены издалека, через горные перевалы и глубокие ущелья. Гигантским камням с тщательно обработанной и закруглённой поверхностью была придана разнообразная форма — как будто это был мягкий воск. Грани и углы каждого блока тщательно пригнаны к граням и углам соседних, и все эти каменные многогранники переплелись друг с другом как элементы составной картинки-загадки. Они прочно скреплены между собой без всякого раствора или цемента и выдержали нередкие в этом регионе землетрясения, а также разрушительное действие других сил природы и человека.

Храм Трёх Окон, как назвал его Бингхем, имеет только три стены: одна с окнами, выходящими на восток, и две боковые, служащие защитными крыльями. Западная сторона полностью открыта, а на месте стены здесь стоит каменная колонна примерно семи футов высотой, которую с двух сторон поддерживают два горизонтальных тщательно обработанных каменных блока; колонна расположена точно напротив центрального окна. Паз на верхушке колонны заставил Бингхема предположить, что там могла крепиться балка, поддерживающая тростниковую крышу, однако такие крыши не были характерны для Мачу-Пикчу. По нашему мнению, колонна выполняла ту же функцию, что пяточный камень (на первом этапе) или алтарный камень (позднее) Стоунхенджа и седьмая колонна Гудеа — то есть указывала направление для наблюдений. Искусное расположение трёх окон обеспечивало три направления наблюдений — за восходом солнца в день летнего солнцестояния, равноденствия и зимнего солнцестояния (рис. 110).

Сооружение из трёх окон и колонны занимало восточную часть пространства, которое Бингхем назвал Священной Площадью. Другое главное строение на площади тоже имело три стены, самая длинная из которых формировала северную границу площади; южная стена отсутствовала. Это сооружение тоже было построено из гигантских гранитных блоков не местного происхождения, которые держались на своих местах благодаря тому, что имели форму многогранников. Центральная, обращённая на север стена была сложена таким образом, что в ней имелись семь ложных окон — трапециевидных ниш, которые имитировали окна, но не проходили через всю толщу каменной стены. На полу под этими ложными окнами лежал массивный каменный монолит прямоугольной формы и размерами три на пять футов. Назначение этого сооружения до сих пор остаётся загадкой, и учёные продолжают называть его так, как его назвал Бингхем — Главный Храм.

Поскольку каменный блок, высота которого составляла пять футов, никак не мог быть сиденьем, Бингхем предположил, что это своего рода алтарь, куда приносились подношения. На него могли складывать еду, принесённую в дар богам, а также помещать мумии уважаемых людей, которые выносили наружу во время праздников и которым поклонялись. Несмотря на то что такие обычаи являются лишь плодом воображения учёного, само предположение, что данная структура может быть связана с праздниками — то есть с календарём, — звучит интригующе. Над семью ложными окнами имеются шесть каменных выступов, возможно, указывающие на связь с некими расчётами с использованием чисел шесть и семь — как в Гирсу города Лагаша. В двух боковых стенах имеются по пять ложных окон, так что каждая боковая стена — на востоке и на западе — вместе с центральной (северной) стеной позволяет вести счёт до двенадцати. Этот факт тоже позволяет предположить связь с календарём.

Меньшее по размерам помещение, тоже относящееся к эпохе мегалита, представляет собой пристройку к Главному Храму у его северо-западного угла. Её можно описать как комнату без крыши с каменной скамьёй внутри; Бингхем предположил, что это могло быть жилище жреца, но до сих пор не найдено ничего, что указывало бы на назначение этого помещения. Очевидно однако, что оно было выстроено с величайшей тщательностью из тех же многогранных гранитных блоков с отполированной поверхностью. И действительно, здесь был найден камень с максимальным числом граней — тридцать два! Кто и каким образом вырезал этот удивительный мегалит, а потом водрузил его на место, так и остаётся загадкой.

Сразу за этим помещением начинается лестница, сложенная из прямоугольных, но необработанных камней, служащих ступенями. Извиваясь, она ведёт от Священной Площади наверх, на холм, с которого виден весь город. На вершине холма устроена плоская огороженная площадка. Ограда сложена из тщательно обработанных камней, но не гигантских и не полигональных. Высокая стена с проходом на вершину холма и более низкие остальные стены выложены из тёсаного камня — блоков прямоугольной формы, которые образуют кладку, подобную кирпичной. Этот строительный приём не похож ни на колоссов эпохи мегалита, ни на явно более примитивную кладку из скреплённых раствором валунов неправильной формы, характерную для большинства построек Мачу-Пикчу. Последняя, вне всякого сомнения, относится к периоду господства инков, а постройки из тёсаного камня принадлежат к более ранней эпохе, которую в одной из предыдущих книг я назвал эрой Древней Империи.

Стены из тёсаного камня на вершине холма явно выполняли декоративную и защитную функцию по отношению к главному сооружению. Здесь же, в центре плоской площадки на самой верхушке холма, был оставлен естественный каменный выступ, который затем тщательно обработали, чтобы он мог служить полигональным основанием для невысокой каменной колонны, поставленной вертикально. То, что этот укреплённый на основании столб имел отношение к астрономии и календарю, ясно уже из его названия, Интихуатана, что в переводе с местного наречия означает «то, что привязывает солнце». Как объясняли инки и их потомки, это был каменный прибор для определения времени солнцестояния и наблюдения за этим явлением — чтобы убедиться, что солнце «привязано» и не уйдёт навсегда, а начнёт возвращаться назад (рис. 111).

Между открытием Мачу-Пикчу и первым серьёзным исследованием астрономических аспектов этого места прошла почти четверть века. Только в 30-х годах двадцатого столетия профессор астрономии Потсдамского университета Рольф Мюллер начал серию исследований нескольких важных находок в Боливии и Перу. К счастью, он применил к своим открытиям принципы археоастрономии, впервые сформулированные Локьером. Поэтому помимо интересных выводов относительно астрономических аспектов Мачу-Пикчу, Куско и Тиахуанаку (на южном берегу озера Титикака) Мюллер получил возможность указать время их сооружения.

Мюллер пришёл к выводу (в «Die Intiwatana (Sonnen-warten) im Alten Peru» и других работах), что короткой колонне на массивном основании и самому основанию была придана форма, обеспечивающая возможность астрономических наблюдений в данной географической точке и на данной высоте над уровнем моря. Колонна (рис. 112а) служила гномоном, а основание — шкалой для движущейся тени. Кроме того, само основание имело такую форму и ориентацию, что линии наблюдения, обозначенные канавками, указывали на точки восхода солнца в ключевые дни года (рис. 112б). Мюллер пришёл к заключению, что этими ожидаемыми событиями был заход солнца (Su) в день зимнего солнцестояния (21 июня в Южном полушарии) и восход солнца (Sa) в день летнего солнцестояния (в данном месте 23 декабря). Более того, он определил, что если вести наблюдение за горизонтом вдоль диагонали между углами 3 и 1, то в те времена, когда была установлена Интихуатана, можно было увидеть точки восхода солнца в моменты равноденствия.

Это было — основой для оценки послужил больший угол наклона земной оси — чуть больше четырёх тысяч лет назад, то есть в период времени между 2100 и 2300 годом до нашей эры. Таким образом, Интихуатана является современником (возможно, старше) Энинну в Лагаше и Стоунхенджа П. Однако ещё более важным можно считать прямоугольную форму основания колонны, поскольку она повторяет прямоугольную схему размещения четырёх базовых камней Стоунхенджа 1 (правда, без её лунных аспектов).

Легенда о братьях Айар повествует о том, что три брата, ставшие родоначальниками царств в Андах — нечто вроде южноамериканского варианта библейских Хама, Сима и Иафета, — избавились от четвёртого брата, заточив его в пещеру внутри гигантской скалы, где он превратился в камень. В Мачу-Пикчу внутри расщеплённой надвое огромной скалы действительно существует такая пещера с белой вертикальной колонной внутри. Над ней находится одно из самых удивительных сооружений Южной Америки. Оно сложено из такого же тёсаного камня, как Интихуатана, и представляет собой огороженное помещение, две стены которого являются прямыми и образуют между собой прямой угол, а две другие имеют форму правильного полукруга (рис. 113а). Это место известно как Торреон (или Башня).

Ограда, к которой ведут семь каменных ступеней, построена — как и в Интихуатане — вокруг большого выступа скалы. Аналогичным образом этому выступу была придана нужная форма. Разница заключается в отсутствии колонны, которая могла бы играть роль гномона. Вместо неё на каменной плите имеются борозды, которые вместе с гранями «священной скалы» образуют линии наблюдения, направленные к двум окнам в полукруглой стене. Мюллер, а также другие астрономы, исследовавшие это место после него (например, Д. С. Диборн и Р. Э. Уайт, «Archaeoastronomy at Machu Picchu»), пришли к выводу, что линии наблюдения были ориентированы на точки восхода солнца в дни зимнего и летнего солнцестояния — и это более четырёх тысяч лет назад (рис. 11Зб).

Два окна в полукруглой стене своей трапецеидальной формой (широкие внизу и зауженные вверху) напоминают знаменитые Три Окна на Священной Площади, копируя, таким образом, форму и функции окон эпохи мегалита. Сходство усиливается ещё и тем, что идеальная кладка из тёсаных камней в том месте, где кончается закругление и начинается северная прямая стена, имеет третье окно — если так можно назвать это отверстие. Оно больше первых двух и тоже не прямоугольное. Форма его напоминает перевёрнутую лестницу, а верхняя часть образована не прямой перекладиной, а имеет клинообразный вырез, похожий на перевёрнутую букву V (рис. 114).

Рис. 114

Поскольку обзор из этого окна (если смотреть изнутри Торреона) заслоняют сложенные из булыжника постройки эпохи инков, изучавшие Торреон астрономы не придали значения третьему окну. Бингхем указывал, что стена, в которой прорезано это окно, несёт на себе явные признаки огня, и выдвигал предположение, что это свидетельство сожжения жертв во время религиозных праздников. Наши исследования показали, что в те времена, когда построек инков ещё не было и когда был соружен Торреон — то есть в эпоху Древней Империи, — линия наблюдения, проходящая от Священной скалы через это окно на расположенную на холме Интихуатану, вероятно, указывала на точку захода солнца во время зимнего солнцестояния.

Сооружение на вершине расщеплённой скалы имеет и другие сходные черты с постройками на Священной Площади. Помимо трёх отверстий, в прямых участках стен имеются девять ложных окон (рис. 113). Между этими ложными окнами в стенах сделаны выступы, или «бобины», как называл их Бингхем (рис. 115). Длинная стена имела семь ложных окон и шесть выступов — как и длинная стена Главного Храма.

Количество окон — действительных и ложных — равняется двенадцати, что, вне всякого сомнения, указывает на связь с календарём — например, с делением года на двенадцать месяцев. Количество ложных окон (семь) и выступов (шесть) в длинной стене, как и в стене Главного Храма, может указывать на необходимость интеркаляции — периодического добавления тринадцатого месяца, чтобы привести в соответствие лунные и солнечные циклы. Вместе с ориентацией и апертурами для наблюдения и определения точек солнцестояния и равноденствия ложные окна и выступы наводят на мысль, что в Мачу-Пикчу кто-то построил сложный лунно-солнечный каменный компьютер, служивший календарём.

Торреон, являющийся современником Энинну и Стоунхенджа II, в некотором смысле представляет больший интерес, чем прямоугольное сооружение в Интихуатане, поскольку содержит исключительно редкую каменную структуру круглой формы — то есть редко встречающуюся в Южной Америке, но явно родственную каменным кругам Лагаша и Стоунхенджа.

Согласно легендам, а также фактам, собранным испанцем Фернандо Монтесиносом в начале семнадцатого века, империя инков была не первым царством на территории Перу со столицей в Куско. В настоящее время учёным известно, что легендарные инки, с которыми повстречались и которых покорили испанцы, захватили власть в Куско примерно в 1021 году нашей эры. Задолго до них один из братьев Айар, Манко Капак, основал город в том месте, где вошёл в землю золотой жезл, вручённый ему богом Виракоча. По оценке Монтесиноса, это произошло примерно в 2400 году до нашей эры — почти за 3500 лет до инков. Эта Древняя Империя просуществовала почти 2500 лет, пока череда эпидемий, землетрясений и других напастей не заставила людей покинуть Куско. Вождь вместе с горсткой приближённых укрылся в Тампу-Токко. Междуцарствие длилось около тысячи лет, пока один юноша знатного происхождения не был избран для того, чтобы вновь привести людей в Куско и основать новую империю — династию инков.

Когда в 1533 году испанские завоеватели дошли до столицы инков Куско, они с удивлением обнаружили крупный город, в котором около 100 тысяч жилых домов окружали религиозный и государственный центр, состоявший из величественных дворцов, храмов, площадей, парков, рынков и плацев. Они были изумлены, услышав, что город разделён на двенадцать районов, границы которых проходили по линиям между сторожевыми башнями, построенными на окружавших город горных вершинах (рис. 116). Конкистадоры с восхищением взирали на главный храм города и всей империи — не из-за его совершенной архитектуры, а из-за того, что он был буквально одет в золото. Оправдывая своё название, Кориканча, что означает «золотая ограда», храм был облицован золотыми пластинами; внутри хранилась удивительная утварь, а также фигуры птиц и зверей, сделанные из золота, серебра и драгоценных камней. Во дворе храма был устроен сад, все растения в котором были искусственными, изготовленными из золота и серебра. Только первый разведывательный отряд испанцев снял со стен и увёз с собой семьсот золотых пластин (не говоря уже о множестве других ценных предметов).

Историки, видевшие храм Кориканча до его разграбления, разрушения католическими священниками и переделки в церковь, сообщали, что священное место включало в себя главный храм, посвящённый богу Виракоче, а также множество святилищ, в которых молились Луне, Венере, таинственной звезде с именем Койлор, радуге и богу грома и молнии. Тем не менее испанцы называли этот храм Храмом Солнца, полагая, что Солнце было верховным божеством инков.

Предполагается, что эта мысль пришла в голову испанцам потому, что в святая святых храма на стене прямо над громадным алтарём помещалось «изображение солнца». Это был большой золотой диск, и испанцы посчитали, что он изображает Солнце. На самом деле в древности диск был предназначен для отражения солнечных лучей, которые проникали в тёмную комнату один раз в год — на восходе солнца в день зимнего солнцестояния.

Примечательно, что эта планировка была похожа на планировку великого храма Амона в египетском Карнаке. Кроме того, святая святых храма инков имела редкую полукруглую форму, напоминавшую Торреон в Мачу-Пикчу. Самая старая часть храма, включая святая святых, была построена из такого же идеального тёсаного камня, как Торреон и ограда в Ин-тихуатане — печать Древней Империи. Поэтому совсем неудивительно, что скрупулёзные вычисления и измерения Мюллера показали, что ориентация храма, позволявшая солнечному лучу пройти через узкий коридор и отразиться от золотого диска, была выполнена в те времена, когда угол наклона земной оси составлял 24 градуса (рис. 117), то есть четыре тысячи лет назад. Эти выводы согласуются с оценкой Монтесиноса, согласно которой Древняя Империя была основана примерно в 2500-2400 году до нашей эры, а также предположением, что храм в Куско построили вскоре после этого.

Какими бы удивительными ни казались каменные сооружения Древней Империи, совершенно очевидно, что они не являются самыми старыми. Согласно мифу о братьях Айар, мегалитические Три Окна уже существовали, когда родоначальник Древней Империи Манко Капак и его братья вышли из Тампу-Токко, чтобы основать монархии в землях Анд.

Эпоха мегалита с её колоссальными сооружениями явно предшествовала Древней Империи — её постройки отличаются не только огромными размерами, но и удивительной полигональной формой каменных блоков в сочетании с отполированной и местами закруглённой поверхностью мегалитов. Однако гигантские сооружения в Мачу-Пикчу — какими бы удивительными они ни казались — не являются ни самыми большими, ни самыми загадочными. Пальма первенства в этом отношении, вне всякого сомнения, принадлежит руинам в Саксахуамане, выступе, который нависает над Куско.

Этот выступ имеет форму треугольника, обращённого широким основанием к горной гряде, частью которой он является; две его стороны образованы глубокими ущельями, а вершина представляет собой крутой пик, поднимающийся на высоту восьмисот футов над лежащим у его подножья городом. Плато можно условно разделить на три части. Самая широкая часть образует основание треугольника, и на ней преобладают выступы скальных пород, кем-то — согласно местным легендам, это были «гиганты» — тщательно обработанные, причём лёгкость, с которой это было сделано, а также, углы обработки исключают любые ручные орудия. Мы видим гигантские ступени, площадки, «перевёрнутые» лестницы, а также прорезанные в скалах извилистые каналы, туннели, желоба и ниши. Средняя секция выступа представляет собой площадку длиной и шириной несколько сот футов, которая была специально выровнена, в результате чего получилось огромное плоское пространство. Эта ровная площадка отделена от треугольной и более высокой вершины выступа удивительным и уникальным каменным сооружением. Оно состоит из трёх мощных зигзагообразных стен, протянувшихся параллельно друг другу от одного края выступа до другого (рис. 118). Стены возведены таким образом, что одна возвышается над другой на общую высоту около шестидесяти футов. Они сложены из колоссальных каменных блоков полигональной формы, что указывает на эпоху мегалита; самые крупные из них — это передние блоки, которые держат земляные насыпи, служащие основанием второго и третьего ярусов. Самые маленькие камни весят от десяти до двадцати тонн; размеры большинства блоков достигают пяти футов в высоту, а толщина и ширина их составляет от десяти до четырнадцати футов. Многие блоки гораздо крупнее: высота одного из мегалитов первого ряда достигает двадцати семи футов, а весит он более трёхсот тонн (рис. 119)-Подобно мегалитам в Мачу-Пикчу, гигантские блоки Саксахуамана привезены издалека. Затем их обтесали, отполировали и поставили на место таким образом, что они прочно держатся без всякого раствора.

Кто, когда и зачем построил эти наземные сооружения, а также прорезал каналы, туннели, проходы и другие странные ниши в скалах? Местные мифы приписывают все эти деяния «гигантам». Испанцы, как писал историк Гарсиласо де ла Вега, были убеждены, что все это построено «не людьми, а демонами». Скуайер отмечал, что зигзагообразные стены, вне всякого сомнения, представляют собой величайшие образцы стиля, который называется циклопическим, но не предлагал никакого объяснения или теории их происхождения.

Недавние раскопки, проведённые позади громадных выступов скальных пород, отделяющих плоскую среднюю часть выступа от скалистой северо-западной части, где находится большинство туннелей и каналов, позволили обнаружить одну из самых необычных для Южной Америки структур — идеальный круг. Тщательно обтёсанные камни были уложены таким образом, чтобы образовать границу углубления, имевшего форму правильного круга. В одной из своих предыдущих книг я перечисляю аргументы, которые позволили сделать вывод, что это углубление служило резервуаром, где, как в гигантской кастрюле, обрабатывалась руда — а если точнее, то золотая руда.

Однако это не единственная круглая структура на выступе. Предположив, что три яруса гигантских стен представляли собой крепость, испанцы считали само собой разумеющимся, что руины на самой высокой и узкой части выступа — позади и выше стен — относились к фортификационным сооружениям инков. Легенды рассказывали о том, как однажды в одно из отверстий на вершине упал ребёнок, а затем появился в нескольких сотнях футов ниже, в самом Куско. Поэтому местные археологи начали проводить раскопки, хотя и ограниченные. Они обнаружили, что местность, расположенная за тремя каменными стенами и выше их, буквально пронизана подземными туннелями и камерами. Однако ещё более важной была находка фундаментов ряда примыкающих друг к другу квадратных и прямоугольных строений (рис. 120а), в самом центре которых располагалась структура в виде правильного круга. Местное население называет эти руины «Круглое здание», а археологи дали ей название Торреон, или Башня, — такое же, как у полукруглого сооружения в Мачу-Пикчу, — и предположили, что это была оборонительная башня, часть «крепости» Саксахуаман.

В отличие от археологов, археоастрономы видят в этой структуре свидетельство её астрономических функций. Р. Т. Зуидема {«Inca Observations of the Solar and Lunar Passages» и другие работы) обратил внимание, что расположение прямых стен, примыкающих к круглой структуре, позволяет определить северную и южную точки зенита, а также надир. Стены, образующие квадратную площадку, внутри которой расположена круглая структура, действительно ориентированы по сторонам света (рис. 120б), но они образуют лишь обрамление для этой круглой структуры, состоящей из трёх концентрических стен, соединённых радиальными «спицами» из каменной кладки, которые делят две внешние круглые стены на секции. Один из таких проёмов — окно, если верхние ряды кладки, образовывавшие башню, соответствовали планировке фундамента — ведёт строго на юг и. таким образом, мог служить для определения места захода солнца в день, когда оно проходит через точку надира. Четыре других проёма ориентированы на северо-восток, юго-восток, юго-запад и северо-запад — то есть на точки восхода и захода солнца в дни зимнего и летнего солнцестояния (в Южном полушарии).

Если все это действительно руины полноценной астрономической обсерватории, то, вполне вероятно, что мы имеем дело с древнейшей круглой обсерваторией в Южной Америке, а возможно, и во всей Америке.

Ориентация круглой обсерватории по точкам солнцестояния позволяет отнести её к той же категории, что и обсерватории в Стоунхендже и египетских храмах. Однако имеющиеся факты свидетельствуют о том, что после эпохи мегалита во времена зарождения Древней Империи под покровительством Виракочи в Андском календаре ключевую роль играл — наряду с точками равноденствия — лунный цикл.

Историк Гарсиласо де ла Вега, описывая похожие на башни сооружения вокруг Куско, утверждал, что они использовались для определения дней солнцестояния. Правда, он также описывал другой «каменный календарь», который не сохранился до наших дней и который напоминает каменный круг в Лагаше. По свидетельству Гарсиласо, колонны в Куско служили для определения точек равноденствия, а не солнцестояния. Он писал, что на открытой площадке перед Кориканча для определения точного момента наступления равноденствия были установлены колонны из превосходнейшего мрамора. Когда солнце приближалось к нужной точке, жрецы ежедневно наблюдали за тенью, которую отбрасывали колонны, а для того чтобы получить более точный результат, они укрепляли на них гномон, как колышек на циферблате солнечных часов. И как только в полдень он переставал отбрасывать тень, они делали вывод, что солнце вступило в точку равноденствия.

Согласно авторитетному исследованию Л. Э. Валкарселя «The Andean Calendar», такое определение дней равноденствия и их почитание унаследованы инками от предков — несмотря на то что они перешли от более древнего календаря, основанного на точках равноденствия, к солнечному. В своей работе учёный показал, что особое значение инки придавали месяцам, соответствующим марту и сентябрю, то есть месяцам равноденствия. «Инки верили, — писал он, — что в эти два дня равноденствия Отец Солнце спускается вниз и живёт среди людей».

Необходимость корректировать солнечный календарь из-за явления прецессии и, возможно, из-за несовпадения равноденственного и солнечного нового года приводила к непрерывным реформам календаря даже во времена Древней Империи. По мнению Монтесиноса, пятый, двадцать второй, тридцать третий, тридцать девятый и пятидесятый монархи Древней Империи «обновляли исчисление времени, в котором возникала путаница». Тот факт, что эти реформы были связаны с изменением взаимоотношений между солнцестояниями и равноденствиями, подтверждается тем, что правитель Манко Капак IV «приказал, чтобы год начинался в день весеннего равноденствия». Подобное распоряжение стало возможным потому, что монарх былАмаута, «знатоком астрономии». Тем не менее совершенно очевидно, что этим своим указом он лишь возвращал календарь, которым пользовались в прежние времена. Согласно хронологии Монтесиноса сороковой монарх, который занимал престол за тысячу лет до Манко, Капака IV, «основал академию для изучения астрономии и вычисления равноденствий. Он разбирался в астрономии и умел определять равноденствия, которые индейцы называли Илла-Ри».

И как будто одного этого было недостаточно для непрерывных реформ, учёные обнаружили доказательства использования лунного календаря — или, по крайней мере, знакомства с ним. В своих работах по археоастрономии Анд Рольф Мюллер сообщал, что в местечке, которое называется Пампа-де-Анта и расположено в десяти милях от Саксахуамана, в монолитной скале вырезаны ступени, образующие полукруг, или полумесяц. Поскольку с этой точки ничего не видно, кроме выступа Саксахуаман на востоке, Мюллер пришёл к выводу, что данное место служило для астрономических наблюдений в направлении, которое определялось на Саксахуамане, но, скорее всего, было связано с появлением Луны. Местное название этих ступеней — Куилларуми,или «лунный камень», — предполагает именно это назначение.

Скованные представлением о том, что инки поклонялись Солнцу, современные учёные поначалу никак не соглашались признать, что индейцы могли наблюдать и за Луной. На самом же деле первые испанские историки неоднократно сообщали о том, что инки пользуются сложным и необыкновенно точным календарём, объединяющим солнечные и лунные аспекты. Историк Фелипе Гуаман Пома де Алива утверждал, что «инки знакомы с циклами Солнца и Луны… с месяцами года и четырьмя сторонами света». Утверждение, что инки наблюдали и за солнечным, и за лунным циклом, подтверждается тем фактом, что в Кориканче рядом с алтарём Солнца располагался алтарь Луны. В святая святых храма главным символом был эллипс, слева от которого находилось Солнце, а справа Луна. И только Хуаскар, один из двух единокровных братьев, боровшихся за престол в тот период, когда появились испанцы, заменил овал золотым диском, обозначающим Солнце.

Все это совпадает с особенностями месопотамского календаря, и находки в далёких Андах озадачили учёных. Ещё больше сбивали с толку неопровержимые доказательства знакомства инков с Зодиаком — абсолютно произвольным способом разбиения орбиты вокруг Солнца на двенадцать частей, — который, по общему мнению, считался «изобретением» шумеров.

Э. Дж. Скуайер в своём докладе о Куско и о названии этого места («Пуп Земли») отмечал, что город был поделён на двенадцать районов, группировавшихся вокруг «центров», которые располагались в виде эллипса (рис. 121). Сэр Клеменс Макхем («Cuzco and Lima: the Incas of Peru») приводил данные историка Гарсиласо де ила Вега о том, что двенадцать районов соответствовали двенадцати зодиакальным созвездиям. Стэнсбери Хагар («Cuzco, the Celestial City») отмечает, что согласно мифологии инков Куско был построен в соответствии с божественным планом, чтобы имитировать строение с небес, и приходит к выводу, что первый район, носивший название «Террасы преклонения», соответствовал созвездию Овна. Он показал, что инки — как и жители Месопотамии — связывали каждый из двенадцати «домов Зодиака» с определённым месяцем года. Эти зодиакальные месяцы имеют названия, удивительным образом напоминающие названия месяцев на Ближнем Востоке, которые ведут свою родословную из Шумера. Так, например, месяц осеннего равноденствия, который соответствует месяцу весеннего равноденствия и созвездию Тельца во времена появления календаря в Шумере, назывался Тупа Тарука, или «Пасущийся Олень». Ещё один пример — это созвездие девы, которое инки называли Сара Мама, «Мать Маиса». Чтобы до конца понять сходство, нужно принять во внимание, что в Месопотамии символом этого созвездия (см. рис. 91) была девушка, держащая колос — пшеницу или ячмень Междуречья в Андах заменил маис (кукуруза). Вывод Хагара о том, что в зодиакальной планировке Куско первый район ассоциировался с созвездием Овна, указывал на то, что план города был разработан после окончания (вследствие прецессии) Эры Тельца, то есть после 2150 года до нашей эры. По мнению Монтесиноса, строительство Кориканчи завершил пятый правитель Древней Империи, и он же примерно в 1900 году до нашей эры ввёл новый календарь. Этому Капаку (правителю) был присвоен титул Пачакути (Реформатор), и есть все основания полагать, что необходимость реформы календаря в этот период была обусловлена сдвигом Зодиака от Тельца к Овну — ещё одно подтверждение знакомства местных жителей с Зодиаком и его календарными аспектами задолго до инков.

Существовали и другие особенности — довольно сложные — древних ближневосточных календарей, присутствовавшие в том календаре, который инки унаследовали от Древней Империи. Требование (до сих пор сохраняющее силу в еврейском и христианском календарях), чтобы весенний праздник (Пейсах, Пасха) проводился в период, когда Солнце находится в соответствующем доме Зодиака, а также в день первого полнолуния этого месяца или непосредственно после него, вынуждало древних астрономов интеркалировать солнечный и лунный циклы. Исследования Р. Т. Зуидемы и других учёных подтвердили, что в Андах не только имела место подобная интеркаляция, но что лунный цикл дополнительно привязывался к другим явлениям: первое полнолуние после летнего солнцестояния должно было совпадать с гелиакальным восходом определённой звезды. Эта двойная корреляция имеет большое значение, поскольку напоминает египетский календарь, в котором начало календарного цикла связывалось определённым временем солнечного календаря (подъем Нила) и гелиакальным восходом звезды (Сириуса).

В двадцати милях на северо-восток от Куско расположено местечко Писак, где были найдены остатки строения — вероятно, относящиеся к началу империи инков, — которое, по всей видимости, являлось попыткой сымитировать и объединить некоторые священные сооружения Мачу-Пикчу: здание с полукруглыми стенами и грубой имитацией Интихуатаны в центре. Недалеко от Саксахуамана, в местечке под названием Кенко, расположен большой полукруг, сложенный из тёсаного камня на огромном каменном монолите, который мог иметь форму животного (он слишком сильно повреждён, чтобы можно было с уверенностью утверждать это). Неизвестно, имела ли эта структура какое-то отношение к астрономии и календарю. Вместе с постройками в Мачу-Пикчу, Саксахуамане и Куско эти сооружения служат иллюстрацией того факта, что на территории Священной Долины — и только здесь— сочетание религии, календаря и астрономии привело к строительству круглых или полукруглых обсерваторий; таких структур в Южной Америке нет больше нигде.

Кто же это был, в одно и то же время применивший одинаковые астрономические принципы и выбравший круглую форму для обсерваторий в Древней Британии, в шумерском Лагаше и в Древней Империи Южной Америки?

Все мифы, подтверждаемые географическими данными и археологическими находками, указывают на южный берег озера Титикака как на колыбель не только человеческой цивилизации в Южной Америке, но и самих богов. Именно отсюда, как говорят нам легенды, началось заселение Анд после Великого потопа; именно здесь была обитель богов во главе с Виракочей; именно здесь основателям Древней Империи были даны знания, маршрутные карты и Золотой Жезл, при помощи которого они определили положение «Пупа Земли», где и был основан город Куско.

Что касается первых людей в Андах, то мифы связывают их появление с двумя островами у южного берега озера Титикака. Они носили название острова Солнца и острова Луны, поскольку эти два небесных светила считались главными помощниками Виракочи. Связанная с календарём символика этих мифов обратила на себя внимание многих учёных. Как бы то ни было, обитель Виракочи располагалась не на острове, а на южном побережье озера в Городе Богов. Это место, называвшееся Тиахуанаку, было населено богами (согласно местным преданиям) с незапамятных времён. Легенды рассказывают, что там были колоссальные по своим размерам сооружения, которые могли построить только гиганты.

Историк Педро Сиеса де Леон, путешествовавший по территории современных Перу и Боливии непосредственно после завоевания их испанцами, сообщал, что из всех древностей Анд руины в Тиахуанаку, вне всякого сомнения, являлись самыми старыми. Среди поразивших его сооружений был искусственный холм на «огромном каменном основании» размерами 900 на 400 футов и высотой около 120 футов. Рядом он увидел гигантские каменные блоки, упавшие на землю, и среди них «множество дверей с косяками, притолоками и порогами, вырезанными из цельного камня», которые, в свою очередь, были частью ещё более крупных каменных блоков, причём «некоторые из них достигали тридцати футов в ширину, пятнадцати футов в длину и шести в толщину». Он задавал себе вопрос, в человеческих ли силах доставить такие гигантские блоки туда, где мы их видим теперь. «Лично я, — писал он, — не могу представить, посредством каких инструментов и приспособлений это могло быть сделано, поскольку орудия, при помощи которых могли быть обработаны эти огромные камни и доставлены на место, должны значительно превосходить те, которыми в настоящее время пользуются индейцы». Он не сомневался, что «два каменных идола с человеческими фигурами и лицами, вырезанными с большим искусством… и похожие на маленьких гигантов» ответственны за возведение этого удивительного сооружения.

За прошедшие столетия большую часть мелких каменных блоков увезли и использовали при строительстве боливийской столицы Ла-Паса, ведущих к ней железных дорог и различных сооружений в близлежащих сельских районах. Несмотря на это, руины из гигантских каменных блоков по-прежнему поражали воображение путешественников.

К концу девятнадцатого века сообщения приобрели научную точность — это был результат путешествий и исследований Эфраима Джорджа Скуайера («Peru: Incidents of Travel and Exploration in the Land of Incas»), а также А. Штубеля и Макса Уле («Die Ruinenstaette von Tiahuanaco im Hochland des Alten Peru»). В начале двадцатого века их работу продолжил самый известный и упорный исследователь Тиахуанаку Артур Познански («Tiahuanacu — The Cradle of American Man»). Труды этих учёных, а также новейшие раскопки и исследования подводят нас к выводу, что Тиахуанаку был «оловянной столицей» Древнего мира и что его обширные надземные и подземные постройки представляли собой металлургические предприятия, а огромные каменные блоки были частью портовых сооружений на берегу древнего озера. Представляется, что Тиахуанаку был основан не людьми, а «богами» ануннаками в процессе поисков золота задолго до того, как человек научился использовать олово.

К югу от озера Титикака над узкой и бедной растительностью равниной — в этом месте расположен величественный город Тиахуанаку и его порт (теперь его называют Пума-Пунку) — возвышаются три памятника прошлого. Один из них расположен в юго-восточной части руин и носит название холм Акапана.Считалось, что этот искусственный холм (это заметил ещё Сиеса де Леон) представлял собой крепость. Однако он больше похож на ступенчатую пирамиду, а находящиеся внутри него резервуары, проходы, каналы и желоба говорят о его истинном назначении: это сооружение для сепарации и обработки руды.

Этот искусственный холм, который, по мнению некоторых специалистов, первоначально имел форму ступенчатой пирамиды, напоминающей пирамиды Междуречья, возвышается над плоской равниной. Обводя её взглядом, путешественник видит ещё одно сооружение, расположенное к северо-востоку от Акапаны. Оно издалека напоминает Триумфальную арку в Париже. Это действительно ворота, искусно высеченные из одного огромного камня; однако их воздвигли здесь не для того, чтобы увековечить победу — скорее это был удивительный каменный календарь.

Это сооружение носит название «Ворота Солнца»; размеры гигантского каменного блока, из которого они были высечены, составляли десять на двадцать футов, а весил он более ста тонн. В нижней части ворот имеются ниши и геометрически правильные вырезы — особенно много их на той части, которая считается тыльной (рис. 122б). Наиболее искусная и загадочная резьба располагается на верхней фронтальной стороне (рис. 122а), обращённой на восток. Там в арке ворот вырезано рельефное изображение, состоящее из центральной фигуры — по всей видимости, это Виракоча, — по обе стороны от которой располагаются три ряда его крылатых спутников (рис. 123а). Центральная фигура и три ряда изображений располагаются над извилистой геометрической рамкой, которая как бы огибает миниатюрные фигурки Виракочи, проходя над ними и под ними (рис. 123б).

Познански в своих работах показал, что резьба на воротах представляет собой календарь, в котором год состоит из двенадцати месяцев и начинается в день весеннего равноденствия в Южном полушарии (сентябрь), но в то же время мелкие изображения указывают на его связь с другими основными событиями солнечного года, то есть с осенним равноденствием и днями солнцестояния. Учёный пришёл к заключению, что календарь состоял из одиннадцати месяцев по тридцать дней в каждом плюс двенадцатый «большой месяц» из тридцати пяти дней, что в сумме давало 365 дней солнечного года.

Календарь с поделённым на двенадцать месяцев и начинавшимся в день весеннего равноденствия годом, был, как нам известно, впервые введён в Шумере примерно в 3800 году до нашей эры.

Археологи обнаружили, что «Ворота Солнца» располагались в северо-восточном углу стены из вертикальных каменных колонн, ограждавшей прямоугольную площадку, в центре которой располагалось ещё одно выдающееся сооружение. Некоторые учёные считают, что это были ворота, похожие на те, что стоят в северо-восточном углу площадки, и обрамляющие симметричный ряд из тринадцати вертикальных монолитов, установленных точно по центру западной стены. Этот ряд монолитов, являвшийся частью специальной платформы, был обращён к монументальной лестнице, построенной в центре восточной стены на противоположной стороне огороженной площадки. Огромные ступеньки, которые были раскопаны и восстановлены, ведут к ряду приподнятых прямоугольных террас, окружающих углублённый внутренний дворик (рис. 124а).

Это сооружение называется Каласасайя («Стоячие колонны») и ориентировано точно вдоль оси восток — запад — как ближневосточные храмы. Это первый признак того, что оно могло иметь отношение к астрономии. Последующие исследования действительно подтвердили, что это сложная обсерватория для вычисления дней равноденствия и солнцестояния посредством наблюдений за восходом и заходом солнца с определённых фокальных точек вдоль линий, проходящих через углы площадки и колонны, поставленные у западной и восточной стен (рис. 124б). Познански обнаружил свидетельства того, что конструкция «Ворот Солнца» предполагала установку на них двух золотых пластин, которые вращались на бронзовых осях; это давало возможность астрономам-жрецам устанавливать пластины под нужным углом, чтобы они отражали солнечные лучи в нужную точку Каласасайи, из которой велось наблюдение. Многочисленные линии наблюдения — больше, чем требуется для определения дней равноденствия и солнцестояния, — а также тот факт, что Виракоче помогали Солнце и Луна, и наличие тринадцати, а не двенадцати колонн в центре западной стены дают основания предположить, что Каласасайя — это не просто солнечная обсерватория, а солнечно-лунный календарь.

Удивление от того, что это древнее сооружение, расположенное на высоте более двадцати тысяч футов в Андах, в пустынной узкой долине среди снежных вершин, представляло собой сложную обсерваторию для точного исчисления календаря, усилилось открытиями, касающимися его возраста. Познански первым пришёл к выводу, что углы, образованные линиями наблюдения, предполагают больший наклон земной оси, чем сегодняшние 23,5 градуса. Это значит — учёный сам был изумлён этим открытием, — что Каласасайя была спроектирована и построена за тысячи лет до нашей эры.

Вполне понятное недоверие части научного сообщества того времени — считалось, что руины если и не относились к временам империи инков, то были остатками сооружений, построенных за несколько сотен лет до нашей эры, — привело к тому, что в Боливию и Перу отправилась комиссия Немецкого астрономического общества. Исследования и тщательные измерения не оставили сомнений в том, что наклон земной оси в период возведения Каласасайи указывает на следующий факт: это сооружение могло быть построено либо в 4050, либо — поскольку наша земля раскачивается — в 10 050 году (примерно) до нашей эры. Мюллер, который датировал возраст руин Мачу-Пикчу примерно 4000 годом до нашей эры, был склонен давать примерно такую же оценку возраста Каласасайи, и Познански в конечном счёте согласился с ним.

Кто же обладал такими глубокими знаниями, чтобы спроектировать, сориентировать и построить эти календари-обсерватории — причём в соответствии с законами астрономии и календарём, открытыми в древности на Ближнем Востоке? В одной из предыдущих работ я приводил свидетельства, которые позволили сделать следующий вывод: это были те же ануннаки, которые прибыли на Землю с Нибиру в поисках золота. И, подобно людям, которые искали Эльдорадо тысячелетия спустя, они также пришли в Новый Свет. Рудники на юго-востоке Африки были затоплены во время Великого потопа, но это несчастье помогло обнаружить необыкновенно богатые месторождения золота в Андах.

Однако за тысячи миль от этих мест, на другом краю земли, в шумерском городе Лагаше, царь Гудеа при строительстве Энинну использовал тот же самый уникальный метод и такие же бронзовые скобы для скрепления привезённых издалека камней. Он хвастался своими достижениями, описывая необычное для того времени применение камня и металла. В тексте указывается, что для прочного соединения камней применялась «медь, смешанная с оловом», то есть бронза.

Именно для этой цели из «земли плавильщиков» был приглашён Сангу Симуг, или «божественный кузнец». Этой «землёй», по нашему убеждению, был город Тиахуанаку в Андах.

Мы убеждены, что Ану и его супруга Анту, прилетев на Землю с Нибиру примерно в 3800 году до нашей эры, также посетили новый мегалитический центр на южном берегу озера Титикака. Они отправлялись в плавание по озеру из порта Пума-Пунку, где в те времена вдоль гигантского пирса стояли циклопические постройки, вырезанные из цельных каменных блоков.

Руины в Пума-Пунку также содержат ещё один ключ к загадке связи сооружений на озере Титикака и необычного храма, который построил Гудеа. При раскопках археологи с изумлением обнаружили, что древние строители для скрепления каменных блоков использовали бронзовые скобы, входившие в Т-образные углубления соседних камней (рис. 125). Такой способ крепления, а также использование бронзы являются уникальными для эпохи мегалита — их обнаружили лишь в Пума-Пунку и ещё одном месте, где встречаются гигантские мегалиты, Олантайтамбу, которое расположено в сорока пяти милях к северо-западу от Куско, в Священной Долине.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ ПО ИХ СТОПАМ

Великий сфинкс в Египте смотрит прямо на восток, приветствуя восходящее над 30-й параллелью солнце. В древности его взгляд приветствовал «богов» ануннаков, приземлявшихся в космопорте на Синайском полуострове, а позже сопровождал умерших фараонов в загробную жизнь, когда их Ка присоединялась к богам в их небесной обители. В какой-то момент Великий сфинкс мог стать свидетелем отъезда великого бога — Тота — вместе со своими сторонниками, которых можно смело назвать первыми американцами.

В 500-ю годовщину эпохального путешествия Колумба мы причисляем его открытие Америки к категории повторных открытий и с усиленным интересом наблюдаем за поисками настоящих «первых американцев». Гипотеза, что заселение Америки началось с перехода отдельных племенных групп из Азии через ледяной мост на Аляску непосредственно перед внезапным окончанием ледникового периода, с трудом сдавала свои позиции под давлением многочисленных археологических данных, подтверждавших, что люди появились в Америке гораздо раньше и что именно Южная Америка, а не Северная, была первым местом обитания человека в Новом Свете.

«В последние пятьдесят лет сложилось устойчивое мнение, что артефакты из Кловиса, Нью-Мексико, имеющие возраст 11 500 лет, были изготовлены вскоре после того, как первые американцы разведали дорогу через ледяную перемычку в Беринговом проливе, — писал журнал «Science» (21 февраля 1992 года) в статье, посвящённой разгоревшемуся среди учёных спору. — Те, кто осмеливались оспаривать это общепризнанное мнение, подвергались жестокой критике». Нежелание принять более раннюю дату и другой маршрут были вызваны преимущественно простым допущением, что в доисторические времена, когда искусство мореплавания было ещё неизвестно людям, человек просто не мог преодолеть океаны, разделяющие Старый и Новый Свет. Несмотря на свидетельства об обратном, «железная логика» продолжала действовать: если человек этого сделать не мог, значит, этого не было.

Аналогом этой ситуации могут служить недавние споры относительно сфинкса в Гизе, когда учёные отказывались принимать новые данные, предполагавшие такие достижения человека, которых в ту пору у него просто не могло быть. Вопрос о руководстве или помощи «богов» — инопланетян — вообще не рассматривался.

Уже есть многочисленные (и до сих пор не опровергнутые) свидетельства того, что пирамиды в Гизе были построены не фараонами Четвёртой династии примерно в 2600 году до нашей эры, а «богами» ануннаками гораздо раньше — как часть посадочного коридора для космопорта на Синайском полуострове. По нашим оценкам, эти пирамиды появились примерно в 10-тысячном году до нашей эры, то есть, 12 тысяч лет нарад. Мы также показали, что сфинкс, построенный вскоре после пирамид, уже стоял на плато в Гизе, когда в Египте за сотни лет до Четвёртой династии установилась власть фараонов. Доказательством этому служат шумерские и египетские рисунки, надписи и тексты.

В октябре 1991 года, через пятнадцать лет после первого опубликования этих выводов, геолог из Бостонского университета доктор Роберт М. Шох на ежегодном собрании Американского геологического общества сообщил, что метеорологические исследования сфинкса и наслоений на нём указывают на то, что он был вытесан из природной скалы «задолго до появления Первой династии фараонов». В исследованиях применялся метод сейсмического анализа под поверхностных пород, разработанный геофизиком из Хьюстона доктором Томасом Л. Дебейки, а также анализ эрозии и отметок уровня воды на сфинксе и окружающих его скалах. По заявлению доктора Шоха, эрозия, вызванная выпадением осадков, указывает на то, что работа над созданием сфинкса началась в период между 10 000 и 5000 годом до нашей эры, когда климат Египта был более влажным.

«Это заключение бросает вызов всем нашим знаниям о Древнем Египте», — писала газета «Los Angeles Times» в заметке, посвящённой этому открытию. Другие египтологи, ознакомившиеся с работой мистера Шоха, были не в состоянии объяснить эти геологические данные, но продолжали настаивать, что идея о гораздо более древнем происхождении сфинкса «просто не соответствует» нашим знаниям. Газета приводила слова археолога Кэрол Беркли: «Это просто не может быть правдой… Для создания сфинкса потребовалась технология, гораздо более совершенная, чем для других сооружений того же периода, и люди этого региона просто не обладали нужной технологией, чтобы построить это сооружение на тысячи лет раньше».

В феврале 1992 года Американская ассоциация содействия науке, проводившая собрание в Чикаго, посвятила целый день обсуждению вопроса о возрасте сфинкса, во время которого Роберт Шох и Томас Дебейки обсуждали свои открытия с двумя оппонентами, Марком Лехнером из Чикагского университета и К. Л. Гаури из Университета Луисвилля. По сообщению агентства «Associated Press», жаркие споры, вылившиеся в стычку в фойе, сосредоточились не на научной ценности метеорологических открытий, а на том, как выразился Марк Лехнер, «допустимо ли пересматривать всю историю Египта на основании одного такого явления, как скорость эрозии». Последним аргументом противников новой теории было отсутствие каких-либо свидетельств существования в Египте в период от 7000 до 5000 лет до нашей эры достаточно развитой цивилизации, способной высечь из целой скалы сфинкса. «Люди той эпохи были охотниками и собирателями; они не строили города», — заявил доктор Лехнер, и на этом обсуждение закончилось.

Единственным ответом на этот логичный аргумент могло бы стать признание вмешательства кого-то постороннего, кто не принадлежал к «охотникам и собирателям» той эпохи — то есть ануннаков. Однако признание вмешательства высокоразвитых существ с другой планеты — это серьёзный порог, преодолеть который готов не каждый, включая тех, кто убеждён, что возраст сфинкса составляет более 9000 лет.

Подобный страх на протяжении многих лет препятствовал не только принятию гипотезы о более раннем появлении человека и цивилизации в Америке, но распространению фактов, свидетельствующих в её пользу.

Обнаружение в 1932 году в окрестностях Кловиса, штат Нью-Мексико, целой коллекции каменных заострённых наконечников, которые могли прикрепляться к дротикам и дубинкам, использовавшимся во время охоты, а также аналогичные находки в других местах привели к возникновению теории об охотниках за крупной дичью, которые мигрировали из Азии на северо-западное побережье Америки около 12 тысяч лет назад, когда Сибирь и Аляска были соединены ледяной перемычкой. Эта теория утверждала, что со временем «люди из Кловиса» и родственные им племена расселились по всей Северной Америке, а затем через Центральную Америку проникли в Южную.

Это представление о первых американцах прочно удерживало свои позиции, даже несмотря на то что на юго-западе Соединённых Штатов то и дело обнаруживались раздробленные кости и сколотая галька — возможные свидетельства присутствия человека, — возраст которых был на 20 тысяч лет больше, чем у находок из Кловиса. Меньше сомнений вызывала находка в горах Пенсильвании, где были обнаружены каменные орудия, кости животных и, самое главное, древесный уголь; радиоуглеродный анализ позволил утверждать, что этим находкам от 15 до 19 тысяч лет — то есть они гораздо старше предметов из Кловиса и других артефактов с востока США.

После того как в 80-е годы двадцатого века к разнообразным методам исследования добавились лингвистические и генетические, постепенно стали накапливаться доказательства того, что человек появился в Новом Свете около 30 тысяч лет назад — возможно, имела место не одна волна миграции, и люди не обязательно пришли на континент по ледяной перемычке, а могли причалить к неизведанным берегам на плотах и лодках. Тем не менее основной догмат — путь из северо-восточной Азии на северо-запад Америки — продолжал держаться, несмотря на обескураживающие факты из Южной Америки. Эти свидетельства — их открытие не только игнорировалось, но поначалу даже замалчивалось — касаются двух мест, где были обнаружены орудия каменного века, раздробленные кости животных и даже петроглифы.

Первая из этих двух стоянок первобытных людей находится в Монте-Верде, на тихоокеанском побережье Чили. Там археологи обнаружили остатки выстланных глиной очагов, каменные и костяные орудия и фундаменты деревянных навесов. Она была обитаема около 13 тысяч лет назад. Полученная дата не может быть объяснена миграцией «людей из Кловиса» из Северной Америки на юг. Более того, в нижних археологических слоях стоянки обнаружились фрагменты каменных орудий, указывающих на то, что человек появился в этих местах ещё на 20 тысяч лет раньше. Второе место неожиданных находок расположено на противоположном краю континента, на северо-востоке Бразилии. В местечке с названием Педра-Фурада в скальных пещерах были обнаружены круглые каменные очаги, заполненные древесным углём и окружённые обломками кремния. Ближайший источник кремния находится за много миль от этого места, и это значит, что острые камни были перенесены к очагам намеренно. Радиоуглеродный анализ и другие методы датировки показали, что их возраст составляет от 14 300 до 47 000 лет. Несмотря на то, что самые авторитетные археологи продолжали считать такие даты «просто непостижимыми», в пещере на уровне, соответствующем 10 тысячам лет, были найдены петроглифы (рисунки на скалах), возраст которых не вызывает сомнений. На одном из них изображено животное с длинной шеей, похожее на жирафа, хотя эти животные не водятся в Южной Америке.

Свидетельства, противоречившие теории «человека из Кловиса», дополнялись фактами, что путь в Америку через ледяной мост в Беринговом проливе был не единственным. Антропологи из центра исследований Арктики Смитсоновского института в Вашингтоне пришли к выводу, что представления об одетых в звериные шкуры охотниках, бредущих с копьями наперевес по ледовой пустыне (вместе с женщинами и детьми), не имеют ничего общего с первыми жителями Америки. Скорее это были мореплаватели, причалившие на плотах или лодках к более гостеприимным южным берегам Америки. Другие учёные, например, из исследовательского центра Государственного университета штата Орегон, не исключали пересечение Тихого океана через острова и Австралию (этот континент был заселён около 40 тысяч лет назад).

Большинство специалистов по-прежнему считали такие путешествия «примитивных людей» фантазией; более ранние даты отвергались как инструментальные ошибки, каменные орудия считались осколками скал, раздробленные кости животных — следствием камнепада, а не действий охотников. Тот же аргумент, положивший конец спорам о возрасте сфинкса, теперь использовался в дискуссии относительно первых американцев: кто десять тысяч лет назад мог обладать технологией, позволяющей пересечь безбрежные океаны на лодке, и откуда доисторические мореплаватели могли знать, что на той стороне есть пригодная для обитания земля?

На этот вопрос (как и на вопрос о возрасте сфинкса) есть единственный ответ: ануннаки научили человека пересекать океаны, рассказав ему, где находится — а возможно, перенеся его туда «на крыльях орлов», — как сказано в Библии, Земля обетованная.

В Библии описываются два случая намеренной миграции, и в обоих случаях людей вёл Бог. Сначала, более 4000 лет назад, он приказал Аврааму: «пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего». Он должен был пойти, как сказал Господь, «в землю, которую Я укажу тебе». Второй эпизод — это исход евреев из Египта около 3400 лет назад. Бог показывал народу израильскому путь к Обетованной земле.

Господь же шёл пред ними днём

в столпе облачном,

показывая им путь,

а ночью в столпе огненном,

светя им, дабы идти им

и днём и ночью.

Направляемые и поддерживаемые богами, люди следовали по их стопам — на Ближний Восток, а также в новые земли за океаном.

Новейшие археологические открытия придают достоверность воспоминаниям о событиях древности, которые мы называем «мифами» или «легендами». Они неизменно рассказывают нам о многих случаях миграции, причём всегда по морю. Примечательно, что в этих рассказах часто присутствуют числа семь и двенадцать — числа, которые имеют отношение не к анатомии человека или системе счисления, а к астрономическим знаниям и календарю, и которые указывают на связи со Старым Светом.

Одним из наиболее полных циклов является цикл мифов племён нахуатль из центральной Мексики, последними из которых были истреблённые испанцами ацтеки. Их легенды о переселениях охватывают четыре эпохи, или «Солнца», причём первая из них закончилась Великим потопом. Одна из версий, в которой указывается длительность этих эпох, сообщает нам, что первое «Солнце» началось за 17 141 год до того, как эта легенда была рассказана испанцам, то есть примерно в 15 600 году до нашей эры, за тысячи лет до Великого потопа. Легенды и мифы, записанные в виде пиктограмм в книгах, которые называются кодексами, повествуют о том, что первые люди пришли из Ацлана, «Белого Места», которое ассоциировалось с цифрой семь. Иногда оно описывалось в виде семи пещер, из которых вышли предки, а иногда изображалось как место семи храмов: большой ступенчатой пирамиды (зиккурата) в окружении шести храмов меньшего размера. Кодекс Ботурини содержит серию напоминающих комиксы рисунков, которые рассказывают о переселении четырёх племён в незапамятные времена. Люди вышли из места семи храмов, пересекли море на лодках и высадились на берег в стране пещер; на пути в неведомое мигрантов вёл за собой бог, символ которого напоминал Всевидящий Глаз, прикреплённый к эллиптическому жезлу (рис. 126а). Затем четыре клана направились в глубь материка (рис. 126b), пройдя через различные земли. Они разбились на несколько племён, и одно племя, Мексика, в конце концов добралось до долины, где они увидели орла, сидящего на кактусе. Это был знак, что они дошли до места назначения, и именно здесь была построена столица народа нахуатлан. Затем город стал столицей ацтеков, которые сохранили древнюю эмблему, сидящего на кактусе орла. Город назвали Теночтитплан, город Теноча. Эти первые поселенцы назывались теноча, или народ Теноча. В одной из предыдущих книг я приводил доводы в пользу гипотезы, что они могли быть потомками Еноха, сына Каина, которые все ещё страдали от проклятия, наложенного на их предка за братоубийство. Согласно Библии, Каин, удалившийся в «землю Нод», построил город и назвал его именем своего сына, Енох; у Еноха было четыре потомка, от которых произошли четыре клана.

Испанский историк Фра Бернардино де Сахагун («Historia de las cosas de la Nueva Espana»), который пользовался устными источниками и легендами племени нахуатлан, записанными вскоре после установления господства испанцев, сообщает о путешествии по морю и о названии места высадки на берег, Панотлан. Это название переводится просто как «место прибытия морем», и Фра Бернардино пришёл к заключению, что это Гватемала. Его информация содержит любопытные подробности о том, что возглавляли переселенцев Четыре Мудреца, которые «везли с собой манускрипты с ритуалами и знали тайны календаря». Теперь мы уже знаем, что ритуалы и календарь — это две стороны одной медали, то есть поклонения богам. Можно с уверенностью сказать, что у народа нахуатлан календарь состоял из двенадцати месяцев и, возможно, даже был поделён на двенадцать домов Зодиака. В хрониках Сахагуна мы читаем, что тольтеки — племя из рода нахуатль, предки и учителя ацтеков — хорошо разбирались в небесных светилах и делили небесный свод на двенадцать пресекающихся частей.

На юге, где волны Тихого океана омывали берега Южной Америки, «мифы» Анд не упоминали о древних миграциях, но рассказывали о Великом потопе и утверждали, что боги, уже обитавшие на этих землях, помогли немногим выжившим на высоких пиках вновь заселить континент. Легенды совершенно недвусмысленно говорят о новых поселенцах, прибывших морем после Великого потопа; первых и наиболее запомнившихся возглавлял человек по имени Наймлап. Он руководил переходом своих людей через Тихий океан на лодках из бальзы, ведомый «идолом», зелёным камнем, через который Великий Бог передавал ему навигационные и другие указания. Высадка на берег произошла в том месте, где южноамериканский континент дальше всего выдаётся в Тихий океан; эта точка расположена на территории современного Эквадора и называется мысом Св. Елены. После того как путешественники высадились на берег, Великий Бог (по-прежнему вещавший через зелёный камень), рассказал людям, как обрабатывать землю и строить дома, а также обучил различным ремёслам.

В музее золота в Боготе хранится реликвия из чистого золота (рис. 127), представляющая собой миниатюрную копию бальзового плота, на котором расположился высокий капитан со своими спутниками. Вполне возможно, что в этом произведении искусства запечатлено морское путешествие Наймлапа или кого-то из его соплеменников. Согласно легенде, эти люди были хорошо знакомы с календарём и поклонялись двенадцати богам. После высадки на берег они двинулись в глубь материка, обосновались в том месте, где теперь находится столица Эквадора Киото, и построили два храма друг напротив друга: один был посвящён Солнцу, а другой Луне. У входа в храм Солнца стояли две каменные колонны, а во дворе перед ним — круг из двенадцати каменных столбов.

Знакомство со священным числом двенадцать — характерной особенностью месопотамского пантеона и календаря — указывает на календарь, сходный с тем, что был изобретён в Шумере. Почитание и Солнца, и Луны свидетельствует об использовании солнечно-лунного календаря — опять-таки как в Шумере. Вход в храм с двумя колоннами напоминает две колонны, которые устанавливались по бокам храмовых ворот на всём Ближнем Востоке, от Месопотамии до Египта. Кроме того, обнаружился ещё и круг из двенадцати каменных колонн, — как будто всех остальных особенностей, указывающих на связь со Старым Светом, недостаточно. Тот, кто пересёк Тихий океан, должен был знать о каменных астрономических приборах в форме круга в Лагаше или в Стоунхендже или в обоих местах.

Учёные полагают, что несколько предметов из камня, хранящихся в Национальном музее Перу в Лиме, служили прибрежным жителям в качестве календаря. Один из них, имеющий каталожный номер 15-278 (рис. 128), разделён на двенадцать квадратов с отверстиями, число которых варьируется от шести до двенадцати, а на верхней и нижней гранях расположены двадцать девять и двадцать восемь отверстий соответственно. Все это явно указывает на подсчёт фаз луны.

Фриц Бак («Inscriptiones Calendarias del Peru Priencaico»), который сделал эту область исследований своей специальностью, полагал, что 116 отверстий, или углублений, в шестнадцати квадратах указывают на связь с календарём майя из Мексики и Гватемалы. В настоящее время факт существования тесных контактов народов и культур из северных районов Анд и Центральной Америки — совсем недавно его начисто отрицали — уже не подлежит сомнению. Среди переселенцев из Центральной Америки, вне всякого сомнения, были африканские и семитские племена, что подтверждается многочисленными образцами каменной резьбы и статуэток (рис. 129а). До них на континент прибыли морем народы, которые можно отнести к индоевропейцам (рис. 129Ь), а в промежутке между этими волнами миграции на эти берега высадились «люди-птицы» (рис. 129с) со шлемами на головах и оружием из металла. Ещё одна группа могла прийти по суше через бассейн Амазонки и её-притоков; их символы практически идентичны с хеттскими иероглифами для обозначения «богов» (рис. 130). Хеттский пантеон был лишь разновидностью шумерского пантеона, и этот факт, возможно, объясняет удивительную золотую статуэтку, найденную в Колумбии. Это изображение богини, которая держит в руках нож для перерезания пуповины — эмблему Нинхурсаг, Богини Матери шумеров (рис. 131).

Побережье в районе северных и центральных Анд и равнины Южной Америки были населены племенами, говорящими на языке кечуа и названными — за неимением лучшего — по названиям рек, вдоль которых стояли их поселения. Выяснилось, что инки основали свою империю и построили знаменитые дороги на руинах, оставшихся от прежних обитателей. Южнее, начиная с того места, где расположена Лима (столица Перу), и дальше вдоль побережья и гор, окружающих озеро Титикака, доминирующим языком был аймара. Легенды этих племён тоже рассказывают о переселенцах, прибывших морским путём на побережье Тихого океана, а также сухопутным путём из района озера Титикака. Индейцы аймара считали первых недружественными пришельцами, а вторых называли Уру, что означает «старый народ». Эти люди были отдельным племенем, и их потомки до сих пор живут в окрестностях Священной Долины, сохраняя свои обычаи и традиции. К вероятности того, что это шумеры, прибывшие на озеро Титикака в те времена, когда столицей Шумера был Ур (последний раз с 2200 по 2000 год до нашей эры), следует отнестись со всей серьёзностью. Примечательно, что провинция, на территории которой находятся Священная Долина и восточные берега озера Титикака, а также весь запад Бразилии, и сегодня носит название Madre del Dios, или «Мать богов», — точно такой же титул носила Нинхурсаг. Неужели простое совпадение?

Учёные выяснили, что на протяжении многих тысячелетий основное культурное влияние на эти народы оказывал комплекс Тиахуанаку. Это подтверждается тысячами глиняных и металлических предметов с изображением Виракочи, появляющегося в Воротах Солнца в одеждах (включая роскошную ткань, в которую заворачивали мумии), украшенных такими же символами, как на самих воротах и на календарях.

Чаще всего встречался символ, или — как называл их Познански — иероглиф, с изображением лестницы (рис. 132а), который также использовали в своих рисунках египтяне (рис. 132 Ь) и который часто появлялся на андских артефактах в виде «наблюдательной» башни (рис. 132с). Такие наблюдения, если судить по планировке Калассайи и по символам небесных тел в Тиахуанаку, включали в себя и Луну (чьим символом был круг между двумя полумесяцами, рис. 132d).

Таким образом, и календарь, и астрономические знания были принесены на тихоокеанское побережье Южной Америки теми же учителями, что и на Ближний Восток.

Комментируя обсуждавшиеся выше свидетельства присутствия человека в Америке в глубокой древности, а также возможные пути миграции, доктор Нид Гвидон из французского Института социальных наук, вместе с бразильскими археологами участвовавший в раскопках Педро-Фурада, заявил следующее: «Нельзя исключать и маршрут через Атлантический океан из Африки».

Находка «самой старой гончарной мастерской в Америке», о которой группа археологов из Музея естественной истории Чикаго сообщила 13 декабря 1991 года в журнале «Science», «перевернула привычные представления» о населении Америки и особенно бассейна Амазонки, где было сделано открытие. Считалось, что обитатели этих мест «просто не обладали ресурсами для поддержания такой сложной доисторической культуры». Вопреки сложившемуся мнению, почва бассейна Амазонки не менее плодородна, чем в заливных долинах Нила, Ганга и других великих рек мира, утверждала глава экспедиции доктор Энн С. Рузвельт. Украшенные рисунком красно-коричневые глиняные черепки имели возраст (это подтверждали новейшие методы датировки) не менее семи тысяч лет. Их нашли в местечке под названием Сабтарем под грудой раковин и другого мусора, оставленного древними обитателями, которые занимались рыболовством.

Возраст керамики и тот факт, что она была украшена штриховым рисунком, ставят её в один ряд с керамикой, которая появилась на Ближнем Востоке на равнине, ставшей колыбелью шумерской цивилизации. В одной из предыдущих книг мы приводили свидетельства наличия шумерских следов в бассейне Амазонки, а также в районе золотых и оловянных рудников Перу. Последнее открытие — тем, что возраст керамики был установлен достоверно, а также своим появлением в период, когда более раннее появление людей на континенте уже не считалось невероятным, — подтверждало прежние неортодоксальные выводы: в древности люди с Ближнего Востока добирались до Америки, пересекая Атлантический океан.

Возможность такого маршрута подтверждают находки, связанные с календарём. Наиболее интересные и загадочные из них были сделаны в северо-восточной части бассейна Амазонки, в районе границы Бразилии и Гайаны. Здесь над плоской равниной возвышается яйцеобразная скала. Высота её достигает 100 футов, а диаметр — от 250 до 300 футов. Естественная выемка на её вершине имеет форму бассейна, вода из которого попадает внутрь гигантской скалы по многочисленным каналам и ходам. Похожее на пещеру углубление было расширено до большого каменного навеса, а затем в скале были вырезаны различные гроты и площадки, расположенные на разных уровнях. Над входом во внутреннее пространство скалы помещено изображение змеи длиной около двадцати футов; её рот обрамлял три отверстия в скале, окружённые загадочными и не поддающимися расшифровке надписями. Внутри и снаружи скала была усеяна сотнями значков и символов.

Заинтригованный сообщениями побывавших в этом месте исследователей, а также местными преданиями, рассказывающими о том, что в гротах есть скелеты «гигантов с европейскими чертами лица», профессор Марсель Ф. Хомет («Die Sonne der Sonne») в 1950 году исследовал скалу и предоставил о ней более точные данные. Он обнаружил, что три грани Педра-Пинтада смотрят в трёх направлениях: большая грань ориентирована вдоль оси восток — запад, а две меньших по размеру грани смотрят на юго-юго-восток и юго-юго-запад. Его вывод был следующим: «Внешняя ориентация… этого памятника подчиняется правилам древних европейских и ближневосточных культур». Он считал, что многочисленные значки и символы, нарисованные на идеально отполированных поверхностях скалы, являются «безупречным рядом чисел, в основе которого лежит не десятичная система», и «принадлежат к древнейшей из известных культур восточного Средиземноморья». Он полагал, что поверхности, заполненные точками, представляют собой таблицы умножения — такие, как 9 на 7, 5 на 7, 7 на 7 и 12 на 12.

Самыми необычными артефактами — из-за которых некоторые первые исследователи назвали эту скалу «Местом каменных книг» — были дольмены, большие плоские камни, лежавшие на опорах и весившие от пятнадцати до двадцати тонн каждый. Их поверхность была искусно раскрашена, а два камня имели правильную форму — пятиугольника (рис. 133а) и овала (рис. 133б). На обоих камнях, как и у входа в пещеру, доминирующим изображением была змея. Это обстоятельство, а также другие символы натолкнули Хомета на мысль о Древнем Египте и восточном Средиземноморье. Поскольку многие дольмены были установлены на уровне входов во внутренние гроты и рядом с ними, учёный пришёл к выводу — об этом также рассказывали легенды индейцев, — что это было священное место захоронения вождей или других знатных людей «цивилизованного народа, который жил в этих местах, так же как и в Тиахуанаку, огромном городе в Андах, в глубокой древности — возможно, за тысячи лет до рождения Христа».

Высказывания Хометта относительно того, что математическая система, лежащая в основе значков на гладких поверхностях скалы, не является десятичной и «принадлежит к древнейшей из известных культур восточного Средиземноморья», модно рассматривать как намёк на шестидесятеричную систему счисления, доминировавшую на Ближнем Востоке в глубокой древности. Большое значение имеет и другой его вывод — о связях как с восточным Средиземноморьем, так и с Тиахуанаку «за тысячи лет до рождения Христа».

Несмотря на то что рисунки на двух дольменах правильной формы до сих пор не расшифрованы, они содержат, по нашему мнению, ряд важных ключей. На пятиугольном камне представлен, вне всякого сомнения, последовательный рассказ — возможно, как в более поздних книгах в картинках из Центральной Америки, это рассказ о миграции и о маршруте переселенцев. В четырёх углах рисунка помещены изображения четырёх разных людей — не исключено, что это предшественник знаменитого рисунка майя на обложкеКодекса Фехервари, где изображены четыре части света и (разными цветами) соответствующие им расы людей. Как и пятиугольный дольмен, центральная часть рисунка майя имеет геометрически правильную форму.

Помимо центральной плоскости, которая имеет форму пятиугольника, на поверхности дольмена имеются значки, которые, по всей видимости, являются неизвестным шрифтом. Мы обнаружили некоторое сходство между этими знаками и средиземноморскими письменами, известными как «линейное письмо А», предшественниками письменности Крита, и живших на территории Анатолии (Турция) хеттов.

Самый заметный рисунок на пятиугольной панели — это змея, также характерная для доэллинской культуры Крита и Древнего Египта. В ближневосточном пантеоне змея была символом Энки и его клана. На овальном дольмене она изображена в виде небесного облака, что наводит на мысль о змее на месопотамском пограничном камне Кудурру (рис. 92), где она была символом Млечного Пути.

Многие из символов, обрамляющих центральную грань, напоминают шумерские и эламитские значки и эмблемы (такие, как свастика). Крупные рисунки внутри овальной рамки дают ещё больше информации. Если мы будем рассматривать верхний центральный символ как элемент шрифта, то остаются ровно двенадцать символов. По нашему мнению, они представляют собой двенадцать знаков Зодиака.

То, что не все они совпадают со знаками Зодиака, ведущими свою историю из Шумера, не должно вызывать удивления, поскольку в разных странах (например, в Китае) зодиак (то есть «круг зверей») был привязан к местной фауне. Однако некоторые знаки на овальном дольмене, такие как пара рыб (Рыбы), две человеческие фигурки (Близнецы) и женщина с колосом в руке (Дева), идентичны знакам Зодиака (и их названиям), принятым в Шумере и затем распространившимся по всему Старому Свету.

Таким образом, значение амазонских рисунков трудно переоценить. Мы уже упоминали о том, что Зодиак — это абсолютно произвольное деление небесного круга на двенадцать групп звёзд, а не результат наблюдений за простыми природными явлениями, такими, как цикл смены дня и ночи, фазы Луны или сезонные изменения в движении Солнца. Знакомство древних обитателей Южной Америки с концепцией Зодиака и совпадение его знаков с месопотамскими должно восприниматься как свидетельство того факта, что в бассейне реки Амазонки жили люди, знакомые с достижениями Ближнего Востока.

Не меньшее изумление, чем декоративные рисунки и знаки Зодиака на поверхности овального дольмена, вызывают изображения в центральной части пятиугольного камня. Там мы видим круг из камней, в центре которого расположены два монолита, а между ними находится (насколько можно судить по частично стёртому рисунку) голова человека, взгляд которого направлен на один из монолитов. Подобные головы можно обнаружить в астрономических кодексах майя, где этот значок обозначает астронома-жреца.

Все эти особенности рисунков, а также ориентация трёх граней скалы, свидетельствуют о присутствии кого-то, кто имел представление о наблюдениях за небесными телами…

Но кто это был? Кто мог в глубокой древности пересечь океан? Совершенно очевидно, что у такого путешествия должна была быть цель. И независимо от того, обладали астрономическими знаниями люди, которых вели или перевозили к брегам Южной Америки, или они получили эти знания уже на новых землях, это не могло произойти без участия «богов».

* * *

При отсутствии письменных свидетельств найденные в Южной Америке петроглифы являются важными ключами к пониманию того, что знали и видели древние обитатели континента. Многие из этих рисунков были найдены в северо-восточной части материка в бассейне Амазонки и верховьях этой могучей реки, а также её бесчисленных притоков, берущих начало в далёких Андах. Главная река Священной Долины инков, Урумамба, является всего лишь притоком Амазонки; то же самое можно сказать о других перуанских реках, несущих свои воды на восток из тех мест, где загадочные руины свидетельствуют о существовании здесь в прошлом металлургических центров. Известные учёным места — это лишь малая часть того, что может быть обнаружено при должной организации археологических раскопок, — и все они указывают на достоверность местных преданий о людях, которые пересекли Атлантический океан, высадились на восточном побережье континента и прошли весь бассейн Амазонки в поисках золота, олова и других сокровищ Анд.

Только в Британской Гвиане было обнаружено больше десятка мест, где скалы покрыты резьбой. Неподалёку от Каракананка в горах Пакараимо петроглифы (рис. 134а) представляют собой изображение звёзд с разным количеством лучей (шумерское изобретение), полумесяц, солнце, а также нечто, напоминающее прибор для наблюдений, расположенный рядом со ступеньками.

В местечке под названием Марлисса длинная гряда гранитных скал вдоль берега реки испещрена разнообразными петроглифами; некоторые из них удостоились чести украсить обложку журнала Королевского сельскохозяйственного и коммерческого общества Британской Гвианы (номер 6 за 1919 год) (рис. 134b). Необычная фигурка с поднятыми руками, похожей на шлем головой и одним большим «глазом» изображена рядом с конструкцией, напоминающей большую лодку (рис. 134с). Повторяющиеся изображения туго спелёнатых существ с нимбом над головой (рис. 134d) имеют гигантские размеры: в одном случае тринадцать футов в высоту, а в другом почти восемь футов.

В соседнем Суринаме (бывшая голландская Гвиана), в районе водопадов Фридриха-Вильгельма IV, петроглифы настолько многочисленны, что учёным пришлось пронумеровать места их расположения, каждую группу в пределах одного места, а также каждый петроглиф в группе. Некоторые из них (рис. 135) сегодня можно принять за изображения НЛО и их экипажей — точно так же как петроглиф (рис. 136) из зоны 13 у водопада Уонотобо, где уже знакомое изображение высокого существа с нимбом трансформируется в сооружение с куполом и спускающейся вниз лестницей, в отверстии которого стоит могучий человек

Смысл этих петроглифов заключается в следующем: одни люди приплывали на континент в лодках, тогда как другие, похожие на богов, прибывали на «летающих тарелках».

Среди всех этих петроглифов как минимум два символа могут быть признаны знаками ближневосточного письма из хеттских надписей в Анатолии. Один из таких значков — по всей видимости, он служит для обозначения расположенной рядом головы в шлеме и с рогами (рис. 137а) — явно напоминает хеттский иероглиф, который переводится как «великий» (рис. 137б). В хеттских текстах этот иероглифический значок чаще всего встречается в комбинации с иероглифом «царь, правитель», и это сочетание имеет смысл «великий царь» (рис. 137с). Несколько точно таких же сочетаний было обнаружено среди петроглифов в окрестностях водопада Уонотобо в Суринаме (рис. 137d).

Петроглифы покрывают большие и малые скалы по всей Южной Америке. Они рассказывают историю человечества в этой части планеты — историю, которая ждёт своей полной расшифровки и изучения. На протяжении более ста лет исследователи доказывают, что южноамериканский континент можно пересечь пешком, на лошадях, на каноэ или плотах. Один из главных маршрутов начинается на северо-востоке Бразилии (Гайаны или Венесуэлы) и использует речную систему Амазонки для доступа в северные и центральные части Перу. Другой берет начало в Бразилии неподалёку от Сан-Паулу и ведёт на запад через провинцию Мату-Гроссо в Боливию и к озеру Титикака, а затем на север либо в центральные области Перу (в Священную Долину), либо на побережье. Именно в этих местах заканчиваются оба маршрута.

Как показывают открытия, обсуждавшиеся в начале этой главы, человек появился в Америке (в частности, в Южной Америке) десятки тысяч лет назад. Если верить петроглифам, то имели место три волны миграции. Ярким свидетельством этих трёх фаз на атлантической части континента могут быть многочисленные находки в Педра-Фурада на северо-востоке Бразилии.

Педра-Фурада — это наиболее изученное место в районе, получившем название в честь самого крупного населённого пункта, Сан-Раймундо-Нонато; здесь обнаружены более 260 древних поселений, и в 240 из них археологи нашли произведения искусства из камня. Как показывает анализ древесного угля из доисторических очагов, человек появился в этих местах около 32 тысяч лет назад. Однако во всём районе следы человека внезапно исчезают около 12 тысяч лет назад, что совпадало с серьёзным изменением климата. По нашему мнению, это изменение произошло одновременно с внезапным окончанием ледникового периода, которое было обусловлено Великим потопом. Искусство этого периода было натуралистичным; древние художники изображали то, что видели вокруг себя: местные виды животных, деревья и другую растительность, а также людей.

Пробел длиною в две тысячи лет закончится после того, как в этот регион прибыли новые группы поселенцев. Сделанные ими рисунки на скалах дают основание предположить, что они пришли издалека, поскольку среди них появились изображения не водившихся в этой местности животных: гигантских ленивцев, лошадей, предков ламы и (по мнению археологов) верблюдов (правда, на наш взгляд, они больше похожи на жирафов). Эта вторая фаза заселения закончилась примерно 5000 лет назад, и именно к её последней стадии относится расписная керамика. Кроме того, в искусстве этой эпохи появляются, по словам руководившего раскопками Нида Гвидона, «абстрактные знаки», которые «по всей видимости, связаны с ритуалами или мифическими предметами» — то есть с религией и поклонением «богам». Именно в конце этой фазы наблюдается переход к петроглифам, похожим на ближневосточные знаки, символы и письмена, что привело к появлению в третьей фазе наскальных рисунков и значков, имеющих отношение к астрономии и календарю.

Эти петроглифы были обнаружены как в обеих прибрежных зонах, так и вдоль основных маршрутов пересечения континента. Чем ближе они к третьей фазе, тем отчётливее становится небесная символика. И чем ближе они к южным районам материка, будь то Бразилия, Боливия или Перу, тем сильнее они напоминают Шумер, Месопотамию и Анатолию. Некоторые учёные, и особенно в Южной Америке, интерпретируют разнообразные значки как разновидность шумерской письменности. Самый большой петроглиф в этом регионе — это так называемый канделябр, или трезубец, встречающий каждого, кто причаливает к тихоокеанским берегам Южной Америки в заливе Паракас (рис. 138а). Согласно местным легендам это испускающий молнии жезл Виракочи, аналогичный тому, что изображён в верхней части Ворот Солнца в Тиахуанаку. Мы склонны отождествлять его с символом «бога бурь» (рис. 138б), младшего сына Энлиля, которого шумеры называли Ишкур, вавилоняне и ассирийцы Адад, а хетты Тешуб («создающий ветер»).

Присутствие или, по крайней мере, влияние шумеров может быть подтверждено документально, хотя и в мелочах — это было сделано в одной из моих предыдущих книг, — однако до настоящего времени не предпринималось никаких попыток нарисовать всеобъемлющую картину присутствия в Южной Америке хеттов. Мы уже упоминали о том, что в Бразилии были найдены знаки, напоминающие хеттское письмо, однако гораздо больше может скрываться за следующим удивительным совпадением: обитатели анатолийских холмов первые в Старом Свете научились добывать железо, а название страны Бразилии почти идентично аккадскому слову, обозначающему железо —Барзел. Это сходство Сайрус X. Гордон («Before Columbus» и «Riddles in History») считал важным ключом к пониманию того, кем были первые американцы. Другими ключами могут стать изображения индоевропейцев, найденные в Эквадоре и на севере Перу, а также тот факт, что загадочные письмена на острове Пасхи, расположенном в Тихом океане вдали от побережья Чили, располагаются по той же системе, что и хеттские — первый ряд слева направо, второй справа налево, следующий снова слева направо и так далее.

В отличие от Шумера, расположенного в аллювиальной долине, где отсутствовал такой строительный материал, как камень, владения Энлиля в Анатолии представляли собой КУР.КИ, «горную страну», управлять которой был поставлен Ишкур/Адад/Тешуб. Сооружения в Андах тоже были построены из камня — от древних циклопических конструкций до идеально обточенных каменных плит Древней Империи, а также сложенных из булыжников домов инков и построек наших дней. Кто в этой горной стране мог владеть искусством каменной кладки — ещё до появления цивилизации в Андах, до возникновения империи инков? Мы предполагаем, что это были каменщики из Анатолии, которые также являлись опытными рудокопами — в древности Анатолия была важным источником руд металлов и одним из первых мест, где начали смешивать медь с оловом для получения бронзы.

Осматривая руины города Хатуссы, древней столицы хеттов, которая расположена в 150 милях к северо-востоку от современной столицы Турции Анкары, начинаешь понимать, что в некоторых отношениях они похожи на грубую копию каменной кладки в Андах — даже несмотря на уникальные и замысловатые вырезы в твёрдом камне, напоминающие лестницу (рис. 139).

Нужно быть специалистом по древней керамике, чтобы увидеть разницу между некоторыми образцами керамики из Анатолии и Анд, особенно отполированной красно-рыжей керамики бронзового века. Однако даже неспециалист заметит сходство между странными воинами, изображёнными на артефактах из прибрежных районов Перу (рис. 140а), и доэллинскими воинами на артефактах из восточного Средиземноморья (рис. 140б).

Не следует забывать, что родиной первых греков была не сама Греция, а западная часть Анатолии (Малая Азия). Древние мифы и легенды, дошедшие до нас в таких произведениях, как «Илиада» Гомера, рассказывают о поселениях в Анатолии. Троя находилась именно в Малой Азии. То же самое относится к легендарному городу Сардис, столице лидийского царя Креза, который был известен своими несметными сокровищами. Воз-: можно, гипотеза о том, что Одиссей в своих странствованиях добирался до Америки, не является такой уж беспочвенной.

* * *

В жарких спорах вокруг того, кем были первые американцы, есть один странный аспект: почти никакого внимания не уделяется вопросу, насколько хорошо владели искусством мореплавания древние люди. Многочисленные факты говорят о том, что знания эти были достаточно глубокими — и в этом случае невозможное становится возможным только в том случае, если принять идею о руководящей роли ануннаков.

В шумерском «Списке царей» упоминается древний царь Эреха, предшественник Гильгамеша: «Мескиагга-шер, сын (бога Солнца) Уту, правил (и) как эн и как царь 324 года — Мескиаггашер вошёл в море (и) поднялся в горы». Учёные не объясняют, как такое путешествие через океан могло быть совершено без знаний в области навигации, которых тогда якобы не существовало.

Несколько столетий спустя Гильгамеш, матерью которого была богиня, отправился в путь на поиски бессмертия. Его приключения, предшествовавшие странствиям Одиссея, превосходили их по драматичности. В своём последнем путешествии ему пришлось пересечь воды Моря Смерти, а это было возможно только с помощью корабельщика Уршанаби. Но уже в самом начале плавания Уршанаби обвинил Гильгамеша в том, что тот разбил «идолы», без которых было невозможно вести судно. Древний текст приводит жалобы Уршанаби, которые занимают три строки на плохо сохранившейся глиняной табличке, и все три строки начинаются словами: «Я вглядываюсь, но не могу…» — и это наводит на предположение о навигационном приборе. Чтобы разрешить проблему, Уршанаби велит Гильгамешу вернуться на берег и нарубить сто двадцать длинных деревянных шестов. Когда они вновь пустились в плавание, Уршанаби приказал Гильгамешу сбрасывать по одному шесту, группами по двенадцать штук. Когда были использованы все сто двадцать шестов, они достигли места назначения на другом берегу моря. Таким образом, определённое количество шестов, расставленных определённым образом, заменило «идолы», которые стали непригодными для того, чтобы «вглядываться» в них.

Известно, что Гильгамеш был историчной личностью — царём, правившим в Эрехе (Уруке) примерно в 2900 году до нашей эры. Несколько столетий спустя шумерские купцы морскими путями добрались до дальних стран, экспортируя зерно, шерсть и ткани, которыми славился Шумер, и импортируя — как утверждал Гудеа — металлы, лес, строительные и драгоценные камни. Такие путешествия были невозможны без навигационных приборов.

Тот факт, что в древности существовали такие приборы, подтверждает предмет, найденный в начале двадцатого столетия в восточном Средиземноморье неподалёку от расположенного в Эгейском море острова Антикифера. Две лодки с собирателями губок, плывшие по древнему морскому пути с востока на запад Средиземного моря между островами Крит и Кифера, обнаружили на морском дне остатки древнего судна. Среди обломков были найдены различные артефакты, в том числе мраморные и бронзовые статуи, датируемые четвёртым веком до нашей эры. Само судно было построено примерно в 200 году до нашей эры, а амфоры, в которых когда-то перевозили вино, оливковое масло и другие продукты, датировались 75 годом до нашей эры. Таким образом, возраст судна и его груза не вызывал сомнений — а также тот факт, что оно было загружено на побережье Малой Азии.

Предметы и материалы, поднятые со дна моря, были доставлены в Афины для более тщательного изучения. Среди них оказались бронзовая лампа и осколки какого-то предмета, вызвавшие неподдельное изумление учёных. Осколки очистили и склеили. Этот «предмет» (рис. 141) оказался точным механизмом с множеством шестерёнок, сцепленных между собой в различных плоскостях и помещавшихся внутри круглой рамы, которая, в свою очередь, находилась в квадратном футляре. Все это напоминало астролябию со «сферической проекцией и набором колец». После длившихся несколько десятилетий исследований с применением рентгеновских лучей и металлургического анализа этот прибор был выставлен в Национальном археологическом музее Афин (каталожный номер X. 15087). На витрине имеется табличка с пояснительной надписью:

«Этот механизм был найден в море поблизости от острова Антикифера собирателями губок в 1900 году. Он являлся частью груза на судне, потерпевшем кораблекрушение в первом веке до нашей эры.

Считается, что это солнечно-лунный календарь, датируемый, согласно новейшим данным, примерно 80 годом до нашей эры».

Одно из самых тщательных исследований этого предмета содержится в книге «Gears from the Greeks» профессора Дерека де Сола Прайс из Йельского университета. Он обнаружил, что три осколка прибора содержат шестерни, циферблаты и размеченные пластины, которые в свою очередь были собраны из десяти отдельных деталей. Шестерёнки зацеплялись друг за друга при помощи нескольких дифференциалов — это сложное устройство применяется в автоматической коробке передач современных автомобилей. Такая конструкция позволяла учитывать как солнечный цикл, так и двадцати девятидневный лунный цикл. Шестерёнки были снабжены крохотными зубчиками и вращались на разных осях; метки на круглых и прямоугольных деталях сопровождались надписями на греческом языке, в которых перечислялись некоторые зодиакальные созвездия.

Вне всякого сомнения, этот инструмент являлся продуктом передовой технологии и глубоких научных знаний. Ничего подобного по сложности не было найдено ни в предшествующие, ни в последующие времена — несмотря на предположение профессора де Сола Прайса, что этот механизм мог быть изготовлен — или, возможно, отремонтирован — в школе Посейдона на острове Родос по образцу устройств, изобретённых и использовавшихся Архимедом. Учёный писал, что может понять шок человека, вынужденного пересмотреть свои представления об эллинской технологии, но не согласен с «радикальной интерпретацией», что сложность и совершенство механизма прибора настолько превосходят доступную древним грекам технологию, что единственным объяснением может быть то, что его изобрели и изготовили инопланетяне, прибывшие на нашу планету из космоса.

Тем не менее, факт остаётся фактом: нигде не было найдено ни одного устройства, которое по сложности и точности могло сравниться с этим прибором и быть изготовлено на протяжении нескольких столетий до или после кораблекрушения у острова Антикифера. Даже средневековые астролябии, которые моложе прибора из Антикиферы на тысячу лет, по сравнению с древним механизмом выглядят детскими игрушками (рис. 142а). Более того, средневековые и более поздние европейские астролябии и другие подобные устройства изготовлены из латуни, которая обладает хорошей ковкостью, тогда как древний прибор (рис. 142б) сделан из бронзы — металла, который хорошо поддаётся литью, но которому трудно придать нужную форму и особенно изготовить из него механизм, превосходящий по сложности современные хронометры.

Однако прибор существует, и это — кто бы его ни изобрёл или изготовил — доказывает, что в древности была возможна навигация высокого уровня, включавшая в себя хронометраж и наблюдения за небесными объектами.

По всей видимости, отказ признать непостижимое также лежит в основе того факта, что дебаты относительно первых американцев практически не касались вопросов древней картографии — несмотря на то что такую возможность предоставляла 500-я годовщина путешествия Колумба.

На другом берегу Эгейского моря, в Стамбуле (Константинополе — бывшей столице Византии и затем Оттоманской империи), в музее Топкапи, разместившемся в помещениях бывшего дворца, хранится ещё одна находка, проливающая свет на возможности древней навигационной науки. Данный документ известен как карта Пири Рейса — по имени составившего её адмирала и относится к 1513 году нашей эры (рис. 143а). Это одна из немногих дошедших до нас карт мира времён эпохи великих открытий, и особый интерес она вызывает несколькими своими особенностями. Во-первых, это удивительная точность, а также сложный метод проецирования поверхности земного шара на плоскость. Во-вторых, это изображение всего южноамериканского континента (рис. 143b) вместе с узнаваемыми топографическими и географическими чертами как атлантического, так и тихоокеанского побережий. И третья особенность — верное изображение Антарктиды. Карта была составлена через несколько лет после путешествия Колумба, однако в 1513 году южная часть южноамериканского континента ещё не была известна жителям Старого Света — Писарро совершил морской переход из Панамы в Перу только в 1530 году, а испанцы исследовали побережье и углубились внутрь континента к горной цепи Анд лишь несколько лет спустя. Тем не менее на карте изображена вся Южная Америка, включая Патагонию. Антарктида — не только очертания, но и само существование этого материка — была неизвестна европейцам до 1820 года, то есть ещё три столетия после составления карты Пири Рейса. Тщательнейшие исследования, проведённые после обнаружения документа в сокровищнице султана в 1929 году, подтвердили эти загадочные особенности карты.

Краткие примечания на полях карты более подробно раскрываются в составленном адмиралом трактате «Бахрийе» («О море»). В пояснениях к таким географическим объектам, как Антильские острова, он писал, что информация о них получена из «карт Коломбо, неверного из Генуи». Кроме того, он воспроизводил рассказ о том, как Колумб пытался убедить правителей Генуи, а затем испанского короля в том, что согласно сведениям из хранящейся у него (Колумба) книги «в конце Западного моря есть берега и острова, на которых имеются металлы и драгоценные камни». Эта деталь в книге турецкого адмирала подтверждает сведения из других источников, что Колумб прекрасно знал, куда направляется, и имел в своём распоряжении древние карты и данные.

И действительно, существование таких древних источников подтверждается и Пири Рейсом. В последующих пояснениях, касающихся составления карты, он перечисляет работы арабских картографов, португальские карты («на которых изображены страны Хинд, Синд и Китай»), «карту Коломбо», а также «около двадцати карт и рисунков… времён Александра, Логда Двух Горнов». Это был арабский титул Александра Великого, и, значит, Пири Рейс видел и использовал в своей работе карты четвёртого века до нашей эры. Учёные предполагают, что эти документы хранились в библиотеке Александрии и что часть из них могла сохраниться после того, как её сожгли арабские завоеватели в 642 году нашей эры.

В настоящее время учёные убеждены, что предложение отправиться на запад к неизвестным берегам впервые было выдвинуто не Колумбом, а астрономом, математиком и географом из Флоренции по имени Паоло дель Поццо Тосканелли в 1474 году. Признается также, что генуэзская карта 1351 года и карта братьев Пицигани 1367 года были известны жившим после них мореплавателям, и картографам, самым известным из которых был Герхард Кремер, или Меркатор, чей «Атлас» 1569 года и методы проекции до настоящего времени остаются картографическим стандартом.

Одна из необычных особенностей карты мира Меркатора состоит в том, что на ней изображена Антарктида, хотя покрывающие её льды были открыты британскими и русскими мореплавателями только 250 лет спустя, в 1820 году!

Меркатор — подобно своим предшественникам и последователям — использовал для составления «Атласа» более старые карты, составленные жившими до него картографами. В том, что касается Старого Света и особенно района Средиземноморья, он явно опирался на карты тех времён, когда на море господствовали финикийцы и карфагеняне. Эти карты были составлены Маринием из Тира и сохранены для будущих поколений астрономом, математиком и географом Клавдием Птолемеем, который жил в Египте во втором веке нашей эры. Информацию о Новом Свете Меркатор черпал из старинных карт, а также из рассказов путешественников, посетивших эти земли после открытия Америки. Но где он взял данные не только о форме Антарктиды, но и о самом её существовании?

Учёные единодушны в том, что наиболее вероятным источником этих сведений была карта мира, составленная в 1531 году Оронтеусом Финиусом (рис. 144а). На карте, где была точно спроецирована поверхность земного шара, разделённая на две полусферы с эпицентрами в точках северного и южного полюса, присутствовало не просто изображение Антарктиды — факт, удивительный сам по себе. Более того, карта показывала географические и топографические особенности континента, на протяжении многих тысячелетий скрытые под толстым ледяным панцирем.

На карте точно указаны мелкие детали: береговая линия, заливы, бухты, дельты рек и горы — и даже сами реки, которые скрыты под слоем льда. В настоящее время мы знаем о существовании всех этих географических объектов благодаря научным исследованиям, кульминацией которых стала интенсивная работа многочисленных коллективов учёных в 1958 году, объявленном международным годом геофизики. Выяснилось, что изображение на карте Финиуса непостижимым образом совпадает с истинной формой Антарктиды и содержит действительно существующие географические объекты материка (рис. 144б).

В одной из наиболее глубоких работ, посвящённых этому предмету, Чарльз X. Хэпгуд («Maps of the Ancient Sea Kings») пришёл к заключению, что в основе карты Финиуса лежат древние рисунки, изображавшие Антарктиду в ту эпоху, когда в западной части свободного ото льда континента вновь начала формироваться ледяная шапка. Это было, по мнению учёного, около шести тысяч лет назад, примерно в 4000 году до нашей эры.

Последующие исследования, например Джона У. Вей-хопта («Eos, the Proceedings of the American geophysical Union», август 1984 года), подтверждали эти выводы. Признавая, что «даже составление приблизительной карты большого континента требует знаний в области геометрии и навигации, явно превосходящие знания примитивных мореплавателей», он тем не менее был убеждён, что в основу карты легли данные, полученные в период от 2600 до 9000 лет назад. Источник этих данных так и остался для него загадкой.

Приводя этот вывод в своей книге «Maps of the Ancient Sea Kings», Чарльз X. Хэпгуд писал: «Становится ясно, что эти древние путешественники исследовали землю от полюса до полюса. Это может показаться невероятным, но имеющиеся свидетельства говорят о том, что древние люди исследовали Антарктиду ещё в те времена, когда её берега были свободны ото льда. Совершенно очевидно, что они имели в своём распоряжении навигационный прибор для точного определения долгот, значительно превосходивший все устройства древности, Средневековья и даже современности вплоть до второй половины восемнадцатого века».

Однако эти древние мореплаватели всего лишь шли по стопам богов.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ ССЫЛКА НА НЕСПОКОЙНУЮ ЗЕМЛЮ

Историки считают, что ссылка — как наказание — впервые была введена ассирийцами в восьмом веке до нашей эры, когда они «высылали» царей, старейшин, придворных и даже население целых регионов в далёкие от дома края. На самом же деле наказание в виде принудительной высылки было придумано богами, а первыми ссыльными были сами ануннаки. Эта принудительная депортация — сначала богов, а затем и людей — изменила ход истории. Она также оставила след в календаре и была связана с наступлением Нового века.

Когда испанцы, а вслед за ними и другие европейцы поняли, насколько похожи традиции, обычаи и верования коренных обитателей Америки на те, что ассоциируются с Библией и евреями, они смогли предложить единственное объяснение этому факту: «индейцы» являются потомками десяти потерянных колен Израиля. Это возвращает нас к загадке о том, куда делись народы десяти израильских племён, составлявших Северное Царство и отправленных в изгнание ассирийским царём Салманасаром. Библия и более поздние источники утверждают, что рассеянные по чужим землям изгнанники сохранили свою веру и свои обычаи и что они должны вернуться на родную землю. Ещё в Средние века путешественники и учёные утверждали, что нашли следы десяти потерянных колен Израиля — то в таких дальних странах, как Китай, то совсем рядом, в Ирландии и Шотландии. В шестнадцатом веке испанцы были убеждены, что именно эти изгнанники принесли цивилизацию в Америку.

Несмотря на то что высылка десяти колен Израиля ассирийцами в восьмом веке до нашей эры — а затем и оставшихся двух колен вавилонянами два столетия спустя — является историческим фактом, связь изгнанных десяти колен с Новым Светом остаётся областью увлекательных легенд и мифов. Тем не менее испанцы, сами того не сознавая, оказались правы, когда приписывали зарождение цивилизации в Америке изгнанникам; только этими изгнанниками были не люди, а скорее всего, боги.

У народов Центральной Америки — майя и ацтеков, тольтеков, ольмеков и других, менее известных племён — существуют три календаря. Два из них циклические, связанные с циклами Солнца, Луны и Венеры, а третий хронологический, отсчитывающий время от определённого начального момента, «нулевой точки». Учёные определили, что начало этого хронологического календаря соответствует 3113 году до нашей эры согласно европейскому летосчислению, но не в состоянии дать ответа на вопрос, что означает этот начальный момент. В одной из предыдущих книг мы высказали предположение, что это время прибытия в Америку бога Тота с небольшой группой своих помощников и сторонников.

Кетцалькоатль, Великий Бог индейцев Центральной Америки, был не кем иным, как Тотом. Его эпитет, Пернатый Змей, или Крылатый Змей, хорошо известен по египетской иконографии (рис. 145). Подобно Тоту, Кетцалькоатль был посвящён в секреты строительства храмов, математики, астрономии и календаря. И действительно, два остальных календаря Центральной Америки I сами по себе могут дать ключи к пониманию связей с Египтом и отождествления Кетцалькоатля и Тота. Вне всякого сомнения, эти календари являются «работой» того, кто был знаком с более древними календарями Ближнего Востока.

Первый из них — это Хааб, солнечный календарь, в котором состоящий из 365 дней год поделён на 18 месяцев по 20 дней в каждом плюс пять праздничных дней в конце каждого цикла. Несмотря на то что разбиение 18×20 отличается от ближневосточного разделения 12×30, этот календарь в основе своей является адаптацией египетского календаря, в котором год также состоял из 360 + 5 дней. Это чисто солнечный календарь, тот самый, которому отдавал предпочтение Ра/Мардук Изменение количества месяцев могло быть намеренным актом Тота, чтобы сделать его отличным от календаря своего соперника.

Солнечный календарь не предполагает интеркаляцию — приём, который в Месопотамии проявился в виде добавления тринадцатого месяца по прошествии определённого количества лет. В Центральной Америке цифра 13 появляется в следующем календаре.

Как и в Египте, где наряду с божественным существовал гражданский (чисто солнечный) календарь, второй календарь Центральной Америки измерял божественный год и назывался Тцолкин. Периоды по 20 дней в нём тоже играли важную роль, только этот цикл повторялся 13 раз — число, присутствующее в календаре Хааб. Результат умножения 13 * 20 даёт лишь 260 дней. Существует множество теорий, что означает число 260 и откуда оно взялось, но однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя. Важно — как с исторической, так и с хронологической точки зрения, — что эти календари связаны друг с другом, как зубья двух шестерёнок (см. рис. 9b), в результате чего получается Большой Божественный Цикл, состоящий из пятидесяти двух солнечных лет; комбинация из 13, 20 и 365 может повториться только один раз за 18 980 дней, то есть за пятьдесят два года.

Этот большой цикл из пятидесяти двух лет считался священным у всех народов Центральной Америки. Именно он лежал в основе событий, связанных с самым могущественным центрально американским богом, Кетцалькоатлем («Пернатый Змей»), который пришёл на эти земли с востока, но потом был отправлен Богом Войны в ссылку, но поклялся вернуться в год «Первой стрелы» пятидесяти двух годичного Божественного Цикла. По христианскому календарю это были 1363, 1415, 1467 и 1519 годы. Именно в 1519 году у берегов Мексики появился Эрнан Кортес, светлокожий и бородатый, как Кетцалькоатль, и его высадка на берег была воспринята ацтеками как исполнение пророчества о возвращении бога.

Центральное место, которое число пятьдесят два занимало в религиозной жизни Центральной Америки, указывает на ключевое сходство между божественным календарём Кетцалькоатля и календарём Тота, в котором год состоял из пятидесяти двух недель. Игра «Пятьдесят два» считалась игрой Тота, а упоминавшийся выше миф о Сатни совершенно определённо сообщал о том, что число пятьдесят два было магическим числом Тота. Мы уже объясняли — с точки зрения вражды между Ра/Мардуком и Тотом — значение египетского пятидесятидвухнедельного календаря. «Пятьдесят два» Центральной Америки, вне всякого сомнения, несёт на себе печать Тота.

Ещё одно свидетельство связи с Тотом — это круглая форма сооружений, предназначенных для наблюдения за небом. Месопотамские зиккураты были квадратными, а их углы ориентировались по сторонам света. Храмы Ближнего Востока — Месопотамии, Египта, Ханаана — представляли собой прямоугольные сооружения, оси которых ориентировались по точкам равноденствия или солнцестояния (подобную планировку церкви сохранили до наших дней). И только в уникальном комплексе, который Тот помог построить в Лагаше, использовалась форма круга. Единственным его повторением на Ближнем Востоке является храм Хатхор (то есть Нинхурсаг) в Дендерах. Ещё одним исключением можно считать Стоунхендж, расположенный неподалёку от тех мест, где Старый Свет обращён к Новому Свету на противоположном берегу Атлантического океана.

В Новом Свете, который достался младшему сыну Энлиля Ададу, главному божеству хеттского пантеона, преобладала обычная для Месопотамии квадратная форма, а также ориентация храмов. Самым старым и грандиозным из них, явно связанным с астрономическими и хронологическими наблюдениями, является храм Каласасайя в Тиахуанаку. Это прямоугольное строение, ориентированное по оси восток — запад — как Храм Соломона. И действительно, резонно предположить, не переносил ли Господь пророка Иезекииля в Тиахуанаку, чтобы тот взглянул на Каласасайю как на прообраз для будущего храма в Иерусалиме — именно на такую мысль могут натолкнуть подробности библейского текста и сравнение рисунков 50 и 124. Другой главный храм в Южных Андах, являющийся местом паломничества, был посвящён Великому Создателю и располагался на выдающемся в воды Тихого океана мысе (южнее современной Лимы). Его форма тоже была прямоугольной.

Судя по планировке этих сооружений, Тот не принимал участия в их строительстве. Но если — а мы убеждены в этом — он являлся тем божественным архитектором, который построил круглые обсерватории, то он должен был присутствовать в Священной Долине. Его влияние чувствуется на таких мегалитических сооружениях, как круглая обсерватория на мысе Саксахуаман, полукруглая святая святых в Куско, Торреон в Мачу-Пикчу.

Владениями Кетцалькоатля/Тота была Центральная Америка, земли, населённые племенами нахуатль и майя, однако его влияние простиралось и южнее, на северные районы южноамериканского континента. Среди петроглифов, найденных неподалёку от Кайамарки на севере Перу (рис. 146), помимо Солнца, Луны, пятиконечных звёзд и других небесных символов, часто встречается изображение змеи. Это эмблема Энки и его клана, а также божества, известного как «Пернатый Змей». Среди петроглифов также встречаются изображения приборов для астрономических наблюдений, один из которых находится в руках человека (жреца?), как на древних ближневосточных рисунках, а другой имеет изогнутые рога, как египетские устройства в храмах Мина (см. рис. 61).

По всей видимости, в этом месте соединялись древние маршруты с тихоокеанского и атлантического побережья, которые затем вели вдоль рек в богатые золотом Анды. Сам Кайамарка, расположенный на некотором расстоянии от берега, а также естественная бухта Трухильо на тихоокеанском побережье сыграли важную роль в покорении европейцами Перу. Именно здесь, в Трухильо, в 1530 году высадился Франсиско Писарро с небольшим отрядом солдат. Испанцы удалились от берега и основали свою базу в Кайамарке, городе, «площадь в котором была больше любой площади в Испании», а здания «были в три раза выше человеческого роста», как рассказывал один из конкистадоров. Именно в Кайамарку заманили последнего императора инков Атахуальпу, чтобы захватить в плен и потребовать выкуп из золота и серебра. Для уплаты выкупа инки заполнили драгоценными металлами комнату двадцати пяти футов длиной и пятнадцати футов шириной, до потолка которой не мог достать человек. Министры и жрецы из свиты императора приказали, чтобы золото и серебро собирали по всей стране; С. К. Лотроп («Inca Treasure as Depicted by Spanish Historians») вычислил, что испанцы отправили на родину около 180 тысяч унций золота и серебра из этого выкупа. (Получив драгоценности, конкистадоры всё равно убили Атахуальпу.)

Севернее Кайамарки, в Колумбии, которая располагается ближе к Центральной Америке, на берегу реки Магдалена среди многочисленных петроглифов встречаются явно хеттские и египетские (рис. 147), такие, как «бог» и «царь», а также разнообразные египетские символы: картуши (длинные округлые обрамления имён царей), иероглиф, обозначающий «величие» (круг с точкой в центре, похожий на Солнце с золотистой короной из лучей), «двойная луна», топор Мина.

Ещё севернее, среди гробниц в Хольмуле в Гватемале (рис. 148), обнаруживается египетский символ совершенства, представляющий собой изображение пирамиды. Здесь же встречается рисунок круглой ступенчатой башни, а рядом её план. По всей вероятности, это круглая обсерватория, похожая на те, что существовали на юге, на мысе Саксахуаман.

Это может показаться невероятным, но упоминание о петроглифах с астрономическими символами встречается в древней литературе Ближнего Востока. Есть труды, в которых более подробно и красочно описано всё, что происходило после Великого потопа. С них сообщается, как Ной обучал своих наследников, рассказывая им историю о Енохе и о дарованных ему знаниях. Рассказ содержит такие строки:

И в двадцать девятый юбилей в первую седмину в первый год Арфаскад взял себе жену, по имени Разуйю, дочь Сусаны, дочери Елама, себе в жены, и она родила ему сына в третий год этой седмины и он нарёк ему имя Каинам.

И его сын возрос, и его отец научил его писанию, и он пошёл искать себе место, где бы основать себе город.

И он нашёл надписание, которое праотцы начертали на скале; и он прочитал, что было на ней, и перевёл это, и нашёл, что на ней было знание, которому научили стражи о колесницах солнца, и луны, и звёзд, и обо всех знамениях неба.

Как видно из этого древнего текста, петроглифы были не просто рисунками, а содержали в себе знание, «которому научили стражи» ануннаки — и при помощи которых можно было узнать о движении «солнца, и луны, и звёзд, и обо всех знамениях неба». Петроглифы представляли собой послание «праотцев».

Рисунки на скалах, среди которых встречались круглые обсерватории, должны восприниматься как живые свидетельства событий, действительно происходивших в Америке.

В самом центре владений Кетцалькоатля, в Мексике, где петроглифы трансформировались в иероглифы, напоминающие первые иероглифы Египта, наиболее заметными свидетельствами его присутствия служат храмы, ориентированные по сторонам света, в том числе круглые и полукруглые, а также круглые обсерватории. Эти руины начинаются с двух холмов идеально круглой формы, которые образуют линию астрономических наблюдений в Ла-Вента, одном из первых городов ольме-ков — африканских сторонников Тота, которые пересекли Атлантический океан и высадились на берегах Америки примерно в 2500 году до нашей эры. Другим выдающимся памятником четырёх тысячелетий, прошедших с этого момента до прихода испанцев, и последним представителем круглых обсерваторий является полукруглая пирамида в святилище ацтеков в Теночтитлане (на территории современного Мехико). Она была ориентирована таким образом, чтобы день равноденствия определялся по тому моменту, когда солнце (если смотреть с верхушки круглой «Башни Кетцалькоатля») будет всходить точно по центру Пирамиды Двух Храмов (рис.149).

Хронологически между строениями ольмеков и ацтеков располагаются бесчисленные пирамиды и священные обсерватории майя. Некоторые из них, как, например, в Куикуилко (рис. 150а), имели форму правильного круга. Другие, как пирамида в Семпоале (рис. 150b), по утверждению археологов, первоначально представляли собой круглые постройки, но затем их форма изменилась — по мере того как ведущие наверх узкие ступеньки превращались в монументальную лестницу с площадью перед ней. Самая известная из них — Караколь в Чичен-Ице на полуострове Юкатан. Это круглая обсерватория (рис. 151), астрономическая ориентация и функция которой тщательно изучены и не вызывают сомнений. Несмотря на то что сооружение, которое мы видим сегодня, датируется примерно 800-м годом нашей эры, известно, что майя отвоевали Чичен-Ицу у прежних её обитателей и построили свои здания на месте старых. Учёные предполагают, что на этом месте стояла гораздо более древняя обсерватория, которую майя, следуя своим традициям, попросту перестроили — как и многие пирамиды.

Линии наблюдения существующих построек были тщательно исследованы; выяснилось, что они, вне всякого сомнения, включали в себя основные точки траектории Солнца, то есть точки равноденствия и солнцестояния, а также основные точки траектории Луны. Кроме того, не исключались наблюдения и за различными звёздами — за исключением Венеры, что выглядит странным, поскольку в кодексах майя положению Венеры придавалось большое значение. Это одна из причин полагать, что данные линии наблюдения были установлены не индейцами майя, а получены ими в наследство от предыдущих эпох.

Схема Караколя — круглая башня с квадратной примыкающей территорией, которая является частью большей по размеру прямоугольной площадки, и с отверстиями для наблюдения в самой башне — напоминает схему комплекса (теперь мы можем судить о ней лишь по фундаменту) в Саксахуамане над Куско (рис. 120). Там мы тоже видим круглую обсерваторию внутри квадратной огороженной площадки и большое прямоугольн